Мировая экономика Статьи по мировой экономике
  Новости
  Классические статьи по экономике
  Деньги
  Золото
  Нефть (ресурсы)
  Демократия
  США
  Ближний Восток
  Китай
  СССР и Россия
  Евросоюз
  Югославия
  Третий Мир
  Сельское хозяйство
  Производство
  Социальные вопросы экономики
  Образование
  Современная экономика
  Проблемы современной экономики
  Экономическая карта мира.
  Геополитика
  Государство
  Наука
  Энергетика
  Международные фонды
  Всемирная торговая организация
  Катастрофы
  Терроризм
  Религия, Идеология, Мораль
  История
  Словарь терминов

Опрос
На Ваш взгляд Украина должна интегрироваться с
Евросоюзом
Россией
Или играть в "независимость" на транзитных потоках


Результаты

Спонсор проекта:
www.svetodiody.com.ua

  

Деньги >> Фиктивные деньги >> Фиктивные деньги

Фиктивные деньги

Александр Исаев. Фиктивные деньги

© Copyright Александр Исаев

Email: olis(a)mail.primorye.ru

Date: 25 May 2006

(Сокращенный вариант)

ОБ АВТОРЕ: Исаев Александр Аркадьевич, профессор кафедры маркетинга и коммерции Владивостокского государственного университета экономики и сервиса, автор книг "Теория фиктивного капитала", "Дезорганизация товарного и денежного обращения в России", "Физическая психология" и др.

Тел. (4232) 40-41-12, 41-08-02. E-mail: olis @ mail. primorye. ru.

(С) Александр Исаев  

СОДЕРЖАНИЕ

· Введение

· Реальные товары. Стоимость

· Реальные деньги

· Идеальный тип организации денежного обращения

· Современный тип организации денежного обращения

· Обмен валютами

· Фиктивные товары

· Фиктивные деньги

· Регулирование фиктивных товарно-денежных отношений в России 

ВВЕДЕНИЕ

Трудно найти другое явление в нашей жизни, с которым бы люди встречались столь же часто и о котором бы знали столь же мало как о деньгах. Несмотря на то, что история денег насчитывает не одно тысячелетие, люди до сих пор не могут похвастать, что раскрыли тайну денег до конца. Как ни парадоксально, но среди экономистов все еще нет единого взгляда на деньги. Разброс мнений самый широкий от "денег как общепризнанного при обмене товара" до "денег как совокупности единиц измерения стоимости товаров на рынке". Следствием этого стало появление в экономической литературе таких не существующих в рамках здравого смысла "перлов" как "почти-деньги", "товар-деньги", "почти-настоящие-деньги" (возьмите для сравнения: "почти килограмм", "градус-тело", "почти-настоящая-секунда") и т.д., а также отсутствие в законодательстве, в частности, российском, четкого определения категории "деньги"; тех требований, которые должны предъявляться к платежным средствам.

Указанная проблема отнюдь не схоластична. Участвуя при обмене товарами на рынке в качестве средства обмена, деньги в принципе могут выступать в роли инструмента нетрудового перераспределения реальных доходов (т.е.  доходов в натуральном выражении) среди отдельных групп субъектов рыночных  отношений, инструмента неэквивалентного обмена. Вспомним, например, потерю вкладчиками российских банков практически всех своих сбережений в реальном выражении в 92-ом году в результате гиперинфляции, главной причиной которой стало почти двадцатикратное (!) увеличение выпущенной государством денежной массы в обращении. Причем из закона сообщающихся сосудов следует, что если на рынке есть те, кем реальное имущество было незаслуженно потеряно, то есть и те, кем это имущество было незаслуженно присвоено.

Дело в том, что в отличие от натурального товарно-денежный обмен есть обмен, растянутый во времени. При товарно-денежном обмене "стоимость, которую собственник теряет в момент продажи одного товара" и "стоимость, которую этот же собственник приобретает в момент покупки другого товара на вырученные от продажи первого товара денежные средства" - величины не всегда равные. При товарно-денежном обмене собственник, продавший товар, становится "заложником" покупательной способности денежной единицы. Если величина денежной массы в обращении (при постоянной массе товаров в обращении и скорости денежного обращения) увеличивается, увеличиваются и рыночные цены на товары. Следствием этого становится уменьшение покупательной способности денежной единицы и, соответственно, количества реальных товаров, которые можно приобрести на вырученные от продажи первого товара денежные средства. Причем необходимо учитывать, что эквивалентность обмена товарами в результате увеличения денежной массы в обращении может быть нарушена, как минимум, в двух случаях.

· Когда государство вводит в обращение дополнительную массу выпущенных им, законных, реальных денег и

· когда денежная масса в обращении увеличивается за счет использования отдельными участниками рынка не эмитированных государством, фиктивных денег.

Обычно под фиктивными деньгами подразумеваются фальшивые деньги. Однако одними фальшивыми деньгами перечень видов фиктивных денег не ограничивается.

К фиктивным деньгам могут быть отнесены и не узаконенные государством в качестве денег ценные бумаги, и вытекающие из хозяйственных договоров права требования долга, и обращающаяся на внутреннем рынке в качестве платежного средства инвалюта, и безналичные фиктивные деньги, возникающие в процессе бартерных сделок.

Таким образом, изучение экономической природы денег оказывает непосредственное влияние на эквивалентность обмена товарами в условиях денежного обращения и, как следствие, величину реальных сбережений субъектов обмена.

И еще. Признавая исключительную важность денег как рыночного инструмента, следует учитывать, что главное предназначение денег - это все же обеспечение эквивалентного обмена реальными товарами (речь идет о продуктах труда, способных удовлетворить все многообразие человеческих потребностей). Вне такого обмена обращение денег на рынке лишено всякого смысла.

 

1. РЕАЛЬНЫЕ ТОВАРЫ. СТОИМОСТЬ

Чтобы успешно бороться за существование, человек должен потреблять различные продукты труда - вещи, услуги, информацию. Ограниченные возможности реального мира ведут к тому, что люди всегда испытывают недостаток в продуктах, способных удовлетворить все многообразие их потребностей. "Природа этих потребностей, - пишет К. Маркс в "Капитале", - порождаются ли, напр., последние желудком или фантазией, - ничего не изменяет в деле". И в этой связи появление на рынке объектов обмена, которые отвечают жизненно важным человеческим потребностям, является несомненным благом для людей.

Вместе с тем, далеко не все объекты обмена на рынке могут быть признаны реальными (настоящими) товарами. Объекты обмена, которые в момент совершения обмена не в состоянии удовлетворить потребности людей, не могут быть признаны настоящими товарами по определению. Как не может быть признан настоящим товаром объект обмена в виде урожая пшеницы будущего года или яйцо, которое курица снесет только в следующей пятилетке. Обменяв реальный товар на иллюзорный, человек остается, как говорится, с носом, поскольку удовлетворить свои жизненно важные потребности после такой сделки ему не удастся.

Причем следует особо подчеркнуть, что основным признаком настоящего товара является его способность удовлетворять различные человеческие потребности, которыми объект обмена обладает в момент совершения обмена (купли-продажи). Именно эта способность настоящего товара позволяет отличить реальные потребительные свойства данного объекта обмена от иллюзорных - свойственных фиктивным товарам.

Кроме этого необходимо учитывать, что все обладающие хоть какими-нибудь потребительными свойствами товары являются продуктами труда. Причем, как физического, так и интеллектуального. Объекты обмена, которые в момент совершения сделки обмена не являются продуктами затраченного труда, скажем, тот же урожай пшеницы будущего года, изначально не способны удовлетворять потребности людей и, стало быть, настоящими товарами считаться не могут.

Таким образом, реальными товарами могут быть признаны только те объекты обмена, которые представляют собой продукты затраченного труда в виде вещей, услуг, информации и способны удовлетворять соответствующие потребности людей в момент совершения купли-продажи (обмена).

Не отвечающие предъявляемым к реальным товарам требованиям объекты обмена являются фиктивными товарами по определению.

В экономике фиктивные товары наиболее широко представлены четырьмя группами объектов обмена:

· "товары из будущего", т.е. речь идет о реальных товарах, которые в момент совершения сделки купли-продажи в природе не существуют, например, все тот же урожай пшеницы будущего года; ценные бумаги (акции, облигации, векселя и т.д.);

· права требования долга, вытекающие из хозяйственных договоров;

· иностранная валюта, обращающаяся на рынке в качестве инструмента сбережения накоплений.

(Более подробно указанные виды фиктивных товаров будут рассмотрены дальше.)

Возвращаясь к урожаю пшеницы будущего года, видно, что в качестве "товара" тут выступает не реальная масса зерен пшеницы, способная удовлетворить потребность людей в растительном белке, а мысль о растительном белке - образ зерен пшеницы, существующий в момент совершения сделки обмена лишь в сознании участников сделки. Понятно, что одной мыслью о зернах пшеницы потребность в растительном белке удовлетворить нельзя. А стало быть, говоря об урожае пшеницы будущего года как об объекте обмена, мы имеем дело с типичным фиктивным товаром.

Причем купля-продажа фиктивного товара всегда предполагает куплю-продажу как минимум двух разных образов товаров: одного - существующего в сознании покупателя, другого - продавца. Это раздвоение объекта обмена в момент совершения сделки купли-продажи и есть характерная особенность сделок с фиктивными товарами.

Краеугольным камнем теоретических основ эквивалентного обмена является такое понятие как "стоимость реального товара". К слову сказать, категория "стоимость" используется экономистами уже не одну сотню лет. Однако до сих пор, рассуждая о стоимости и ее экономической природе, экономисты не пришли к единому мнению по поводу того, а что собственно означает само слово "стоимость"; о каком свойстве товара тут идет речь. И если слово "стоимость" - силлогизм, то какие значения оно имеет.

В этой связи весьма показательны рассуждения А. Смита, изучавшего экономическую природу стоимости.

"Слово стоимость, - пишет он в "Исследовании о природе и причинах богатства народов", - имеет два различных значения: иногда оно обозначает полезность какого-нибудь предмета, а иногда возможность приобретения других предметов, которую дает обладание данным предметом. Первую можно назвать потребительной стоимостью, вторую – меновой стоимостью".

Однако из приведенной цитаты видно, что и А. Смит, рассуждая о стоимости, не говорит о том, что он понимает под словом "стоимость". А то, что стоимость может иметь форму, как потребительной стоимости, так и меновой стоимости, само по себе еще не проясняет, какой же все-таки смысл несет термин "стоимость".

Говоря о "стоимости", прежде всего, необходимо учитывать характер экономической модели, в рамках которой рассматривается данная категория. Если речь идет о модели идеального рынка со свойственной ему свободой предпринимательства, торговли, конкуренции, ценообразования и т.д., о рынке, на котором товары появляются лишь в результате трудовой деятельности их производителей, то стоимость товара - это определенное количество труда (рабочего времени), затраченного на производство данного товара. Другими словами, стоимость усредненного реального товара (речь идет о товаре с усредненными качественными характеристиками) - это те затраты труда усредненного работника, которые стоят за производством данного товара: чем выше эти затраты, тем выше и стоимость.

Следует особо подчеркнуть, что предложенный взгляд на "стоимость товара" не применим к неидеальному рынку. Например, в условиях, когда спекулянты, скупив определенные товары, устанавливают на них "заоблачные" цены, такие "авторитарные", искусственно взвинченные цены денежным выражением стоимости этих товаров не являются.

Отсутствие трудовых затрат на "производство" фиктивных товаров, равно как неспособность "кусков голубого неба" удовлетворять потребности людей, являются причиной того, что фиктивные товары обладают фиктивной (кажущейся) стоимостью. Из этого следует, что обмен реального товара на фиктивный является неэквивалентным изначально. С позиции обеспечения эквивалентного обмена, фиктивные товары участвовать в обращении на рынке не могут и цены иметь не должны.

Следует отметить, что среди экономистов нет единого мнения по поводу того, что есть так называемый "реальный сектор экономики". Ряд экономистов ограничивает реальный сектор экономики сферой производства материальных продуктов, т.е. товаров в значении вещей. Однако автор разделяет точку зрения тех экономистов, которые рассматривают реальный сектор экономики как сферу производства как материальных, так и нематериальных продуктов, т.е. как сферу производства вещей, услуг и информации. Причем, говоря об услугах, как нематериальных (например, образовательных, консультационных и т.д.), так и материальных (например, транспортных), следует учитывать, что услуга принимает форму реального товара лишь в том случае, если в момент купли-продажи она оказывается уже выполненной.

Говоря о реальных товарах, следует учитывать, что существует группа таких реальных товаров, у которых грань между собственно товаром и его образом в сознании покупателя является довольно размытой. Речь идет о товарах в виде информации. Имея дело с такими товарами, зачастую отличить реальные товары от фиктивных бывает довольно сложно.

Классическим примером такого реального товара является торговая марка фирмы. На первый взгляд, может показаться, что, приобретая торговую марку известной фирмы (скажем, ее имя), покупатель становится собственником лишь эфемерного образа фирмы, существующего в сознании потребителей, т.е. речь идет о покупке фиктивного товара. Однако это не так. Дело в том, что торговая марка фирмы неразрывно связана в сознании потребителей с товарами, производимыми данной фирмой. Получая удовлетворение от потребительных свойств товаров, произведенных данной фирмой, потребитель распространяет свои положительные эмоции на все знаки, находящиеся с фирмой в ассоциативной связи, включая, торговую марку. В свою очередь, это ведет к возникновению у покупателя потребности пользоваться только теми товарами, которые несут информацию о принадлежности к данной фирме. Таким образом, торговая марка является реальным товаром в виде информации о товаропроизводителе.

Фиктивный товар с участием торговой марки возникает лишь тогда, когда на рынке в качестве объекта обмена предлагается не сама торговая марка, а право собственности на торговую марку в будущем. Скажем, заплатив деньги за торговую марку сегодня, покупатель может стать собственником этой марки только через год. В этом случае, как и при покупке урожая будущего года, в момент совершения сделки покупатель становится собственником лишь мысли о торговой марке: ни продавать, ни тиражировать на своих товарах искомую торговую марку (т.е. реализовывать права собственника торговой марки) он не может.

Следует учитывать, что существуют реальные товары, суть которых скрывается под оболочкой иносказаний, переносных слов, абстрактных понятий.

Всем известны такие слова как "продать Родину (честь, совесть)". В частности, К. Маркс пишет в "Капитале":

"Вещи, которые сами по себе не являются товарами, напр. совесть, честь и т.д., могут стать для своих владельцев предметом продажи и, таким образом, благодаря своей цене приобрести товарную форму".

Вместе с тем, сама по себе "совесть" как абстрактное понятие на рынке ценности не имеет. "Продажа совести" всегда связана с продажей определенных товаров (вещей, информации, услуг), к обладанию которыми стремится конкретный покупатель, и свободная продажа которых ограничена запретами: юридическими, моральными, корпоративными и т.д. Нарушение этих запретов лицом, в ведении которого находится распоряжение указанными товарами, и есть собственно то, что мы называем "продажей совести".

Таким образом, на рынке под понятием "совесть" скрывается услуга по соблюдению ограничений на свободное отчуждение тех или иных товаров, распоряжение которыми находится в ведении данного лица. "Продать совесть", значит, в одностороннем порядке отказаться от своих обязательств по оказанию указанной услуги, вытекающей из договоров (как писаных, так и неписаных) с государством, обществом, корпорацией, членами семьи и т.д.

Следует учитывать, что на рынке в качестве предметов торговли могут выступать объекты, состоящие из реальных и фиктивных товаров одновременно. Как правило, такие фиктивно-реальные товары возникают в результате деятельности спекулянтов на рынке реальных товаров. Искусственное взвинчивание цен на рынке, скажем, недвижимости, ведет к явному нарушению реальных стоимостных пропорций при обмене реальными товарами. Теоретически рыночную цену на данный фиктивно-реальный товар можно рассматривать как денежное выражение суммы двух стоимостей: реальной (стоимости реального товара) и фиктивной (стоимости фиктивного товара, "мыльного пузыря", создаваемого спекулянтами в результате искусственного взвинчивания рыночных цен).

Справедливость такого подхода подтверждается стабилизацией рыночных цен на реальные товары на более низком уровне при "обвалах" рынков данных реальных товаров. Такое поведение рыночных цен на реальные товары объясняется тем, что "мыльный пузырь" из связки "реальный товар – фиктивный товар" при "обвале" рынка исчезает.

Необходимо добавить, что теоретически на рынке могут обращаться предметы торговли, состоящие из двух фиктивных товаров, т.е. речь идет о появлении на рынке так называемых "фиктивно-фиктивных" товаров. Как и в предыдущем случае, дополнительные фиктивные товары возникают, как правило, в результате взвинчивания спекулянтами цен, но уже на рынке фиктивных товаров (ценных бумаг, фьючерсов, инвалюты и т.д.). И так же как в предыдущем случае, в результате "обвалов" рынков фиктивных товаров такие дополнительные фиктивные товары из связки "фиктивный товар - дополнительный фиктивный товар" исчезают.

 

2. РЕАЛЬНЫЕ ДЕНЬГИ

Разделение общественного труда предполагает обмен товаров, произведенных одними людьми, на товары, произведенные другими людьми. При этом на передний план выходит проблема обеспечения эквивалентного обмена, т.е. речь идет о таком обмене товарами, когда соблюдается равенство между стоимостями товаров, отчуждаемых, с одной стороны, и приобретаемых, с другой.

Особую остроту указанная проблема принимает в условиях денежного обращения, поскольку товарно-денежный обмен задействует еще одного участника товарообмена - деньги, покупательная способность которых со временем, в принципе, может существенно меняться. Однако, как не всякий объект обмена может быть признан полноценным товаром, так и не всякие средства обмена могут считаться настоящими (реальными) деньгами.

Как ни парадоксально, но в учебниках по экономической теории до сих пор отсутствует единое, признанное всем мировым сообществом экономистов определение "денег". Разброс мнений самый широкий, от "денег как товара, используемого в качестве меры стоимости" до "денег как искусственной социальной условности".

По мнению Д. Рикардо,

"деньги представляют изменяющийся (в стоимости) товар".

На близкой позиции стоит и К. Маркс:

"Товар, который функционирует в качестве меры стоимости, а в силу этого функционирует также, непосредственно или через своих заместителей, и в качестве средства обращения, есть деньги".

На "товарной" трактовке денег настаивает и И. Фишер в "Покупательной силе денег":

"Всякий товар, общепризнанный при обмене, должен называться деньгами".

Однако тут же он пишет:

"Всякая собственность, которая принимается всеми при обмене, может быть названа деньгами. Документы, удостоверяющие права на эту собственность, также называются деньгами. Отсюда возникают три значения термина "деньги", а именно: значение в смысле богатства, значение в смысле собственности и значение в смысле письменного документа".

Ф. Хайек рассматривает деньги в "Частных деньгах" как "общепризнанное средство обмена".

"Деньги - это искусственная социальная условность, - утверждает П.Самуэльсон в "Экономике". - Если по той или иной причине какая-либо вещь начинает применяться в качестве денег, то все - и трезвенники, и вегетарианцы, и люди, не верящие в ее внутреннюю полезность, - начинают ценить ее. Пока за данную субстанцию можно покупать и продавать вещи, люди соглашаются продавать и покупать с ее помощью. Это парадокс: деньги признают, потому что они признаны".

Не проясняет ситуацию и М. Фридман, трактующий деньги

"как требования или как товарные единицы с фиксированным номиналом".

По мнению автора, основная причина этой семантической полифонии кроется в непонимании экономической природы денег; в частности, глубоко укоренившемся в общественном сознании убеждении, что деньги сами по себе являются хоть и особым, хоть и специфическим, но все же товаром.

Обычно в учебниках по экономической теории понятие "деньги" рассматривается в историческом разрезе - с момента возникновения "товарных денег" (или "праденег") в виде шкурок животных, раковин, связок сушеной рыбы и т.д. до тех денег, с которыми мы имеем дело сегодня. Вместе с тем, такой подход к изучению экономической природы денег, по мнению автора, является неудачным, т.к. природа "праденег" в корне отличается от природы современных денег. По сути, "праденьги" - это не деньги, а обычный товар, используемый при обмене в качестве "промежуточного товара", позволяющий отсрочить приобретение необходимого товара. Скажем, забив корову, семья может обменять ее мясо на шкурки животных, которые в дальнейшем можно поштучно обменивать на другие товары. Игнорирование указанного различия ведет к логическим ошибкам при изучении категории "деньги", следствием чего становится неверная трактовка денег, в частности, как особого товара.

Чтобы понять экономическую природу денег, прежде всего, следует учитывать, что стоимость товаров на рынке можно соизмерить лишь в том случае, если в качестве инструмента измерения стоимости используется стоимость одного из товаров, который выступает в качестве товара-эталона.

Как измерение, скажем, длины различных предметов требует использования меры длины в виде длины некоего эталонного предмета, так и измерение стоимости товаров требует использование меры стоимости в виде стоимости некоего эталонного товара. Причем уже одно это делает невозможной трактовку денег как товара, т.к. если деньги выступают в качестве меры стоимости, то сами они должны представлять "стоимость эталонного товара", а уж никак не "эталонный товар".

Существуют два принципиально разных подхода к установлению стоимостных пропорций при обмене товарами.

1. Первый подход характерен для безденежного обмена товарами. Суть его заключается в том, что стоимость различных товаров на рынке определяется путем сопоставления со стоимостью какого-нибудь конкретного товара (скажем, шкурки животного или головы скота). В результате этого сопоставления участники обмена приходят к соответствующим пропорциям, в которых должны обмениваться товары. Скажем, стоимость лошади равна стоимости 5 шкурок куницы, стоимость поросенка - стоимости 1 шкурки куницы и т.д. (Кстати, отсюда возникло и название одной из первых денежных единиц в Древней Руси - куны.) Измерив таким путем стоимости всех товаров на рынке и сложив численные значения этих стоимостей, можно узнать величину совокупной стоимости этих товаров, выраженной в стоимостях одной шкурки куницы.

Особенность этого подхода состоит в том, что участники обмена вправе самостоятельно выбирать тот товар-эквивалент, при помощи которого они оценивают стоимости товаров на рынке. Одни участники обмена могут соизмерять стоимости товаров со стоимостью шкурки куницы, другие - головы скота, третьи - связки сушеной рыбы и т.д. Другими словами, стоимость эталонного товара, который используется для соизмерения стоимости товаров на рынке, в экономике строго не детерминирована.

2. Второй подход отражает измерение стоимостей товаров при помощи денег. В основе этого подхода лежит выпуск определенного количества единиц измерения стоимости, которые распределяются среди всех субъектов рынка с целью соизмерения стоимостей товаров в этих единицах.

Если второй подход сравнивать с первым, то тут при соизмерении стоимостей товаров на рынке мы идем от обратного. Сначала берем произвольное количество неких единиц измерения стоимости, которым соответствует совокупная стоимость всех товаров на рынке, и только потом, путем сопоставления стоимостей всех товаров со стоимостью товара-эталона, узнаем какой товар при этом используется в качестве эталонного.

Таким образом, второй подход к соизмерению стоимостей товаров на рынке, как минимум, предполагает:

· существование органа, организующего эквивалентный обмен товарами на рынке;

· выпуск указанным органом определенного количества неких единиц измерения стоимости.

Последовательность соизмерения стоимостей товаров на рынке при втором подходе следующая. Сначала формируется некий орган, который устанавливает определенное количество неких единиц измерения стоимости (причем, само количество таких единиц на соизмерение стоимостей товаров на рыке не влияет). Затем эти единицы распределяются между всеми участниками обмена.

При этом от последних требуется оценить стоимость каждого из приобретаемых товаров в пределах полученного ими количества единиц. Причем оценить стоимости товаров следует таким образом, чтобы все полученные данным участником обмена денежные единицы распределились между всеми товарами пропорционально их стоимости.

Скажем, если было выпущено всего 100 указанных единиц, и каждый из участников обмена получил по 10 таких единиц, то в случае приобретения им коровы, поросенка и цыпленка суммарная стоимость этих товаров должна составлять 10 единиц, например, 6 единиц (корова), 3 единицы (поросенок) и 1 единица (цыпленок).

Из вышесказанного вытекает, что деньги - это совокупность единиц измерения стоимости товаров на рынке. При этом под "денежной единицей" понимается стоимость такого товара, который используется в качестве эталонного для соизмерения стоимостей товаров на рынке.

Причем следует особо подчеркнуть, что в указанной трактовке понятие "деньги" неразрывно связано со вторым подходом к установлению стоимостных пропорций при обмене товарами на рынке. Разумеется, "деньгами" можно назвать и связки рыбы, используемые в качестве "промежуточного товара" при обмене.

Однако в таком случае совокупность единиц измерения стоимости при втором подходе к установлению стоимостных пропорций необходимо именовать уже иначе.

Говоря об установлении стоимостных пропорций при помощи денег, необходимо учитывать, что указанный подход лежит в основе различных типов организации денежного обращения. Используемый в настоящее время тип организации денежного обращения, основанный на кругообороте денег, является лишь одним из них. В частности, особенность этого типа организации денежного обращения заключается в том, что переданные эмиссионным органом всем субъектам рынка денежные средства с целью соизмерения стоимостей товаров последними первому не возвращаются.

Необходимо отметить, что в рамках национального товарообмена сами деньги в качестве товара не могут выступать в принципе. (Обмен валютами разных стран имеет качественно иную экономическую природу, о которой речь будет идти ниже.) Продажа денег, т.е. обмен денег на деньги, т.е. использование денег в качестве меры стоимости самих денег, такая же бессмыслица, как использование меры длины (времени, температуры и т.д.) в качестве средства измерения самой меры длины.

Из этого видно, что деньги имеют исключительно информационную природу.

Участие денег при обмене различными товарами в качестве "особого товара", "особого объекта обмена", "товара-посредника" является только кажущимся. Поскольку сопоставление стоимостей товаров на рынке со стоимостью эталонного товара происходит лишь в сознании людей, никакой реальный товар при этом не "функционирует", от одного собственника к другому не переходит. Иллюзию товарности деньгам придают материальные носители информации о деньгах - монеты, ассигнации, чеки и т.д., которые переходят от покупателя к продавцу товара в момент совершения сделки купли-продажи товара. Их подавляющее большинство людей по ошибке и называет "деньгами". Эта иллюзия полностью исчезает при безналичных расчетах, когда оплата за товар осуществляется лишь путем соответствующих записей на банковских счетах покупателя и продавца.

В принципе, в обществе, где люди не обманывают друг друга, где верят друг другу на слово, необходимости в материальных носителях информации о деньгах нет. Необходимость в таких материальных носителях информации возникает, в первую очередь, как продукт взаимного недоверия среди участников рынка.

О нетоварном характере денег говорит и такой аргумент. Предположим, что для производства всех представленных на рынке реальных товаров, включая, денежные ассигнации, человечество затратило 1 трлн. человеко-часов. Если признать затраты общественного труда на производство носителей денег бесконечно малыми, приходишь к заключению, что все затраты общественного труда воплощены в массе реальных товарах. Тогда возникает вопрос, что может заставить участников рынка обменять совокупную массу товаров ценностью в 1 трлн. человеко-часов на объекты обмена в виде денежных ассигнаций, производство которых не стоило и часа труда?

Одно из двух: либо утверждение, что деньги - это реальный товар, - ошибочно, либо кто-то другой (?) понес

при производстве денежных ассигнаций близкие к 1 трлн. человеко-часов затраты труда, что уже само по себе изначально невозможно.

В том, что сами по себе деньги не обладают реальной стоимостью, был убежден и А. Смит, считавший, что

"деньги - это великое колесо обращения, это великое оружие обмена и торговли, хотя и составляют, наравне с другими орудиями производства, часть, и притом весьма ценную часть, капитала, не входят какой бы то ни было частью в доход общества, которому они принадлежат".

В пользу информационной природы денег свидетельствует и высказывание Дж. М. Кейнса:

"деньги - это хранилище богатства. Так нам говорят без тени улыбки на лице. Но в мире классической экономики подобное их использование представляется чистым безумием. Ведь признанной характеристикой денег как способа хранения богатства является их "бесплодие", в то время практически любая другая форма хранения богатства приносит какие-нибудь проценты или прибыль".

Похожий взгляд на природу современных денег разделяет и П. Самуэльсон. Если товарные деньги сами по себе обладали какой-то стоимостью и полезностью, считает он, то современные деньги

"…нужны не сами по себе, а ради тех вещей, которые на них можно купить".

Деньги нельзя рассматривать в отрыве от неписаной договоренности, существующей между всеми субъектами рынка по поводу порядка обмена товарами при участии денег, предусмотренном основанном на кругообороте денег типе организации денежного обращения. Суть этой договоренности в следующем: одни участники обмена могут передавать право собственности на свои товары другим участникам лишь при условии получения от последних соответствующего количества денежных единиц.

Таким образом, продажа товара, скажем, за 100 руб., есть признание того обстоятельства, что стоимость отчуждаемого продавцом товара оценивается сторонами в 100 руб. и что продавец товара получает право на безвозмездное получение из копилки общественных благ других товаров, стоимость которых равна величине стоимости отчужденного товара, т.е. 100 руб.

Причем необходимо подчеркнуть, что ни о каком "обмене товара на деньги" тут речь идти не может. В контексте стоимостного обмена купля-продажа товара есть обмен товара, принадлежащего продавцу в момент купли-продажи, на тот товар, который он только получит в будущем. Как получение лодки в пункте проката под залог в виде паспорта не есть стоимостной обмен паспорта на лодку, так и приобретение товара при участии денег не может рассматриваться как стоимостной обмен товара на деньги.

Владение данным субъектом рынка определенным количеством денежных единиц является доказательством его права на безвозмездное получение у других участников рынка товаров, стоимость которых равна стоимости отчужденного им товара. Из этого вытекает, что уже сами по себе деньги выполняют функцию правозакрепляющего документа. Одно наличие у данного субъекта рынка определенного количества денег является доказательством его права на безвозмездное получение из копилки общественных благ в собственность соответствующих по стоимости товаров.

Чтобы результаты измерений стоимостей товаров на рынке были сопоставимы, сама мера стоимости должна оставаться неизменной. По своей правовой природе деньги отражают характер правоотношений между владельцами денег и всем сообществом субъектов рынка, которое санкционировало введение определенного количества денежных единиц в обращение. С позиции эквивалентного товарообмена, изменение величины денежной массы в обращении ведет к изменению стоимостных пропорций при обмене различными товарами, и как следствие, нетрудовому перераспределению реальной собственности между субъектами рынка, и в этой связи величина денежной массы в обращении должна находиться под контролем государства.

Из этого следует, что далеко не все средства обмена на рынке могут быть признаны настоящими деньгами.

Реальными деньгами могут быть признаны только такие средства обмена, выпуск которых санкционирован данным сообществом субъектов обмена в лице государства.

Иные средства обмена признаются фиктивными деньгами по определению.

В экономике фиктивные деньги наиболее широко представлены пятью группами средств обмена:

1. фальшивые деньги;

2. ценные бумаги (векселя, облигации и т.д.);

3. безналичные деньги, возникающие в процессе бартерного обмена;

4. права требования долга, вытекающие из хозяйственных договоров;

5. инвалюта, используемая в качестве платежного средства на внутреннем рынке.

Введение фиктивных денег в обращение наряду с реальными деньгами ведет к нарушению стоимостных пропорций при обмене. С позиции обеспечения эквивалентного товарообмена, обращение фиктивных денег на рынке не допустимо в принципе (об экономических последствиях введения в обращение фиктивных денег речь пойдет дальше).

Следует учитывать, что не всегда реальные деньги отвечают требованиям эквивалентного обмена. Обычно, говоря о правительстве страны, люди исходят из идеалистического взгляда на мир, согласно которому основным мотивом деятельности правительства является возможность честного служения своему народу. В рамках этого взгляда, в своей деятельности правительство исходит из таких принципов эмиссии и введения в обращение денег, которые отвечают имущественным интересам всех участников рынка, исключают нетрудовое перераспределение собственности в сфере товарно-денежного обмена.

Однако не всегда правительство страны является сообществом добропорядочных чиновников. Нередки случаи, когда к власти в стране приходят представители организованных преступных группировок, которые проводят денежную политику, противоречащую имущественным интересам большей части субъектов рынка. Например, законодательство может разрешать обращение на рынке векселей коммерческих банков в качестве средств обмена. В результате возникает парадоксальная ситуация: узаконенные в этих странах деньги могут быть реальными де-юре и фиктивными де-факто.

Свойственные "правительственным деньгам" недостатки привели к тому, что среди экономистов появилось немало сторонников идеи "частных денег", выведения денег из-под опеки государства. Один из наиболее ярких представителей этого направления в теории денег - Ф. Хайек.

Квинтэссенцию идеи реформирования денежной системы по Ф. Хайеку составляют два положения:

1. денационализация денег, которая предусматривает эмиссию денег частными лицам (прежде всего, коммерческими банками);

2. предоставление права частным эмитентам денег выпускать средства обмена, выраженные в своих "фирменных" денежных единицах, т.е. речь идет о создании многовалютной денежной системы.

Несмотря на всю экстравагантность идей Ф. Хайека, в принципе, такой подход к организации системы денежного обращения имеет полное право на существование. Один вопрос: дает ли преимущества многовалютная частная денежная система по сравнению с одновалютной государственной денежной системой?

И если дает, то кому?

На первый вопрос пытается ответить сам Ф. Хайек в "Частных деньгах".

"Примерно год назад, потеряв надежду найти политически ощутимое решение элементарнейшей в техническом смысле задачи - прекращение инфляции, я, отчаявшись, выдвинул в одной из своих лекций <...> несколько необычное предложение, последующее размышление над которым открыло совершенно неожиданные новые горизонты. (Речь идет о предложении Ф. Хайека лишить правительство монополии на эмиссию денег, - прим. автора.) Я не смог удержаться от дальнейшей разработки этой идеи, поскольку задача предотвращения инфляции всегда представлялась мне чрезвычайно важной, и не только из-за ущерба и страданий, причиняемой высокой инфляцией, но и потому, что я считал и считаю, что даже умеренная инфляция порождает в конечном счете повторяющиеся периоды депрессии и безработицы".

Из приведенного высказывания видно, что вопрос эквивалентного товарообмена в экономике (нарушение которого ведет к "ущербу и страданиям") является для Ф. Хайека одним из приоритетных. Однако любопытен подход Ф. Хайека к практическому воплощению идеи конкуренции параллельных валют, в частности, к форме введения частных денег в обращение.

"Главной формой выпуска новой валюты, - пишет Ф. Хайек в "Частных деньгах", - первоначально должна стать продажа, осуществляемая в обычном порядке или на аукционах. После становления регулярного рынка валюта будет выпускаться в обращение только посредством обычных банковских операций, то есть через краткосрочное кредитование".

Вместе с тем, указанный план действий по введению частных денег в обращение вызывает ряд вопросов.

Во-первых, что может подвигнуть владельцев "старых" денег приобретать на аукционе "новые" деньги, покупательная способность которых в момент купли-продажи более чем сомнительна? Одно дело, когда на аукционе приобретается иностранная валюта, позволяющая ее владельцу стать собственников реальных товаров иностранного производства. И совсем другое дело, когда владелец "старых" денег, вместо того, чтобы идти в магазин за товаром, сначала идет на аукцион, покупает "новые" деньги и только после этого отправляется в магазин за уже упомянутым товаром. Причем еще не известно как продавец магазина отреагирует на предлагаемые ему в качестве платежного средства незнакомые денежные знаки.

Допустим, что такая сделка на аукционе все же состоялась, но тогда возникает второй вопрос: что производят коммерческие банки, продающие выпущенные ими частные деньги за "старые"? Что является продуктом их труда?

На каком основании частные банки, отпечатавшие в типографии практически ничего не стоящие бумажки с картинками посредством обмена этих бумажек на "старые" деньги приобретут право на получение в свою собственность реальных товаров, произведенных другими участниками общественного производства?

И третий вопрос: что произойдет с величиной денежной массы в обращении после выпуска коммерческими банками "новых" денег?

Думаю, что ответ тут очевиден. Масса всех средств обмена в обращении увеличится, следствием чего станет рост цен на реальные товары, т.е. возникнет та самая инфляция, против которой собственно и направлена денежная реформация по Ф. Хайеку. Причем в недавней истории уже был пример создания многовалютной денационализированной денежной системы. Речь идет о денежной системе в России в период гражданской войны, когда в обращении одновременно находились советские деньги, "николашки" (царские деньги), "керенки" (деньги временного правительства) и деньги, выпущенные различными "незалежными" (независимыми) вооруженными формированиями, включая войско легендарного Батьки Махно. При этом инфляция достигала миллионов, а то и десятков миллионов процентов в год.

Таким образом, с позиции обеспечения эквивалентного обмена, путь, предусматривающий усиление контроля общества за деятельностью правительства в части эмиссии и введения в обращение денег, по мнению автора, выглядит все же более перспективным, чем денационализация всей денежной системы.

 

3. ИДЕАЛЬНЫЙ ТИП ОРГАНИЗАЦИИ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ

С позиции обеспечения эквивалентного товарно-денежного обмена, особое значение имеет деятельность государственных институтов (эмиссионных банков), осуществляющих выпуск и введение в обращение денег.

Выше уже говорилось, что существует несколько типов организации денежного обращения. Используемый в настоящее время тип организации денежного обращения, основанный на кругообороте денег, является лишь одним из них.

Чтобы установить требования, предъявляемые к деятельности эмиссионных банков, действующих в условиях кругооборота денег на рынке, сначала целесообразно установить, какой тип организации денежного обращения может быть признан идеальным. Последнее обстоятельство позволит обнаружить все те недостатки, которые присущи современному типу организации обращения денег, и наметить меры по уменьшению их негативных последствий для обеспечения эквивалентного товарно-денежного обмена.

В теории денежного обращения есть одно удивительное явление, которое до сих пор не получило должного объяснения в экономической литературе. Суть этого явления можно продемонстрировать на следующем примере.

Возьмем некую закрытую экономическую систему, которая включает в себя всего лишь 4 субъекта общественного производства: А, Б, В, Г. При этом все субъекты производят равные по стоимости товары. Так, субъект А производит для обмена 1 мешок картошки, субъект Б - 1 мешок огурцов, субъект В – 1 мешок лука и субъект Г - 1 мешок капусты. Допустим, что в этой экономической системе отсутствует денежное обращение, и участники рынка обмениваются товарами путем бартера.

Представим себе ситуацию, при которой все четверо субъектов рынка произвели одномоментный обмен товарами обменялись товарами (скажем, субъект А обменялся товаром с субъектом Б, а субъект В - с субъектом Г). В результате обмена все участники рынка стали собственниками имущества, совокупная стоимость которого отражена в табл. 3.1.

Теперь возьмем другой вариант - экономическую систему с денежным обращением. Допустим, что в этом случае, помимо произведенных товаров, каждый из субъектов имеет еще и по 100 руб., посредством которых участники рынка обмениваются товарами.

Табл. 3.1

Совокупные активы всех субъектов рынка после обмена (бартерный обмен)

Субъекты производства

Имущество

 

Субъект А

Субъект Б

Субъект В

Субъект Г

Материальные активы

1 мешок огурцов

1 мешок картошки

1 мешок лука

1  мешок капусты

 

Представим, что участники рынка обменялись товарами, как в предыдущем случае, но уже при посредничестве денег. При этом табл. 3.1 принимает вид табл. 3.2.

Табл. 3.2

Совокупные активы всех субъектов рынка после обмена (денежный обмен)

Субъекты производства

Имущество

Субъект А Субъект Б Субъект В Субъект Г Всего Субъект А Субъект Б Субъект В Субъект Г Всего

А) Материальные активы 1 мешок огурцов 100 руб. 1 мешок картошки 100 руб. 1 мешок лука 100 руб. 1 мешок капусты 100 руб. 400 руб. Б) Денежные активы Наличные 100 руб. Наличные 100 руб. Наличные 100 руб. Наличные 100 руб. 400 руб.

 

Из сопоставления табл. 3.1 и 3.2 видно, что во втором случае к совокупным активам участников рынка добавилась еще и денежная масса в размере 400 руб. Если исходить из того, что общественные затраты труда на производство всех четырех товаров и во втором случае остались прежними, возникают вопросы.

· Во-первых, чье право собственности (и на какое имущество) деньги закрепляют, когда обмен товарами завершен?

· А во-вторых, какие функции деньги вообще выполняют на рынке, после того как обмен товарами завершен?

Указанное противоречие ведет к заключению, что присутствие у субъектов рынка на руках денег после того, как обмен товарами завершен, является следствием изначально неидеального подхода к организации денежного обращения, в основе которого лежит кругооборот денег на рынке.

Чтобы установить, что представляет собой идеальный тип организации денежного обращения, рассмотрим еще один случай.

Усложним ранее рассмотренный пример. Допустим, что наши субъекты произвели товары, стоимость которых не известна. Затем представим себе, что некий эмиссионный банк предлагает всем участникам обмена соизмерить стоимости произведенных ими товаров следующим путем.

Оценив совокупную стоимость произведенных четырьмя субъектами рынка товаров в 400 руб., утром в день обмена указанный банк авансирует каждому субъекту 100 руб. При этом ко всем субъектам обмена предъявляются следующие требования:

· оценивать стоимость приобретаемых товаров в пределах авансированной суммы - 100 руб.;

· приобретать товары только за деньги.

Кроме этого, от участников обмена требуется, чтобы все авансированные деньги были израсходованы ("погашены") в течение одного дня. Причем для расчетов необходимо использовать только авансированные денежные средства. Причем, деньги, полученные от продажи товаров, продавцами товаров должны изыматься из обращения, т.е. "непогашенные" деньги могут принять участие только в одной сделке обмена.

Условия обмена товарами требуют, чтобы вечером этого же дня все участники обмена вернули эмиссионному банку все то количество "погашенных" денег, которые оказались у них в наличии в конце дня. То есть речь идет о сумме денежных единиц, полученных каждым из субъектов рынка от продажи своих товаров.

При этом отсутствие разницы между заемными и полученными от продажи товаров денежными средствами в конце дня и будет показателем эквивалентного обмена.

Вариант первый. Этот вариант предусматривает, что произведенные всеми четырьмя субъектами товары имеют равную стоимость. В этом случае разница между заемными и полученными от продажи денежными средствами будет равна нулю (табл. 3.3).

Табл. 3.3

Баланс между заемными и полученными от продажи товаров денежными единицами (первый вариант)

Субъекты производства

Количество заемных денежных единиц, руб.

Количество денежных единиц, полученных от продажи товаров, руб.

Разница между заемными и полученными от продажи товаров денежными единицами, руб.

Субъект А Субъект Б Субъект В Субъект Г Всего

100 100 100 100 400

100 100 100 100 400

0 0 0 0 0

 

Вариант второй. Допустим, что не все товары на рынке имеют равную стоимость. В результате этого у некоторых субъектов рынка возникает разница между заемными и полученными от продажи своих товаров денежными средствами (табл. 3.4), которая свидетельствует о том, что некоторые субъекты обменялись товарами в неэквивалентных пропорциях.

Из табл. 3.4 видно, что при обмене товарами субъект А потерял часть стоимости в размере 100 руб., поскольку эмиссионному банку он вернул на 100 руб. больше, чем получил от него. В то время как субъект Г незаслуженно приобрел часть стоимости в размере тех же 100 руб., т.к. стоимость его собственных товаров остальными субъектами рынка была оценена как равная нулю.

Табл. 3.4 Баланс между заемными и полученными от продажи товаров денежными единицами (второй вариант)

Субъекты производства

Количество заемных денежных единиц, руб.

Количество денежных единиц, полученных от продажи товаров, руб.

Разница между заемными и полученными от продажи товаров денежными единицами, руб.

Субъект А Субъект Б Субъект В Субъект Г Всего

100 100 100 100 400

200 100 100 0 400

+ 100 0 0 - 100 0

 

В дальнейшем для устранения нарушения стоимостных пропорций при обмене предлагается следующее.

Вариант третий. С учетом задолженности субъекта Г перед эмиссионным банком и эмиссионного банка перед субъектом А, в очередной день обмена количество авансируемых эмиссионным банком денежных средств подлежит коррекции. Так, субъект А получает на 100 руб. больше, а субъект Г, соответственно, на 100 руб. меньше, чем в предыдущем случае (табл. 3.5).

Табл. 3.5

Баланс между заемными и полученными от продажи товаров денежными единицами (третий вариант)

Субъекты производства

Количество заемных денежных единиц, руб.

Количество денежных единиц, полученных от продажи товаров, руб.

Разница между заемными и полученными от продажи товаров денежными единицами, руб.

Субъект А Субъект Б Субъект В Субъект Г Всего

200 100 100 0 400

200 100 100 0 400

0 0 0 0 0

 

Из табл. 3.5 видно, что в этом случае нарушение стоимостных пропорций при обмене исчезает. Причем табл. 3.6 показывает, что при указанном подходе к организации денежного обращения после завершения обмена товарами сами деньги из обращения исчезают.

Указанный пример наглядно доказывает существование идеального типа организации денежного обращения. В основе этого типа лежит дискретный принцип введения денежной массы в обращение, который предусматривает периодическое введение денег в обращение и изъятия из него органом, обеспечивающим эквивалентный товарно-денежный обмен в данном экономическом пространстве. В идеале, кредитование эмиссионным банком всех участников общественного производства денежными единицами с последующим возвратом заемных денежных должно осуществляться ежедневно. Теоретически только такой тип организации денежного обращения позволяет наиболее точно соизмерить стоимости товаров на рынке, поскольку колебание величины денежной массы в обращении отсутствует.

Табл. 3.6 Совокупные активы всех субъектов рынка после обмена (третий вариант)

Субъекты производства

Имущество

Субъект А Субъект Б Субъект В Субъект Г Всего Субъект А Субъект Б Субъект В Субъект Г Всего

А) Материальные активы 1 мешок огурцов 200 руб. 1 мешок картошки 100 руб. 1 мешок лука 100 руб. 1 мешок капусты 0 руб. 400 руб. Б) Денежные активы Наличные 0 руб. Наличные 0 руб. Наличные 0 руб. Наличные 0 руб. 0 руб.

 

Однако понятно, что на практике реализовать такой тип организации денежного обращения весьма проблематично. Возникающие при реализации указанного подхода к соизмерению стоимостей товаров сложности и привели к возникновению изначально несовершенного типа организации денежного обращения, основанного на кругообороте одних и тех же денежных единиц на рынке. Суть последнего подхода к организации денежного обращения состоит в том, что однажды введенные эмиссионным банком в обращение деньги в дальнейшем этим банком из обращения не изымаются.

 

СОВРЕМЕННЫЙ ТИП ОРГАНИЗАЦИИ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ

Основным недостатком основанного на кругообороте денег типа организации денежного обращения является возможность изъятия отдельными субъектами рынка денег из обращения с целью формирования сокровищ. Причем из обращения могут изыматься как наличные, так и безналичные деньги. Следствием этого становится колебание величины денежной массы в обращении, что ведет к соответствующему колебанию цен на товары и, как результат, нарушению реальных стоимостных пропорций при обмене.

Одним из основных вопросов организации эмиссии денег является выбор соответствующего подхода к обеспечению неизменности величины денежной массы в обращении.

В принципе, тут возможны только два подхода:

1. количество денег в обращении остается неизменным (исключение делается только для той части денег, которая выбывает из обращения в результате физической порчи материальных носителей информации о деньгах);

2. количество денег в обращении постоянно увеличивается.

Применительно к основанному на кругообороте денег типу организации денежного обращения (особенно в условиях роста общественной производительности труда в натуральном выражении), с позиции обеспечения эквивалентного обмена, более приемлемым является второй подход.

Дело в том, что рост общественной производительности труда, сопровождающийся ростом количества товарных единиц в обращении, ведет к увеличению покупательной способности денег, выраженной в товарных единицах.

В таких условиях, при неизменности величины денежной массы в обращении, изъятие части денег из обращения с целью формирования сокровищ играет роль эффективного инструмента сбережения накоплений. Это может привести к тому, что для многих владельцев денег станет выгодней хранить свои сбережения не в коммерческих банках, а "под матрасом". Следствием чего станет уменьшение депозитных вкладов в коммерческих банках со всеми негативными для экономики последствиями.

Таким образом, регулярная дополнительная эмиссия денег (разумеется, в разумных пределах - 5-7 % в год), ведущая к уменьшению реальной покупательной способности денег, будет способствовать отказу владельцев денег от накопления их в форме сокровищ и сделает более привлекательным размещение денег на депозитных счетах коммерческих банков.

Говоря об организации товарно-денежного обмена в условиях неуклонного увеличения денежной массы в обращении, прежде всего, необходимо решить для себя один принципиальнейший вопрос. Каким взглядом на покупательную способность денег следует руководствоваться в целях обеспечения эквивалентности обмена: соотносить денежные единицы со стоимостями товарных единиц, в одном случае, или общественными затратами рабочего времени, воплощенными в тех или иных товарах, в другом? Поскольку в условиях роста общественной производительности труда величины покупательной способности денег, выраженные в товарных единицах и затратах рабочего времени, ведут себя по-разному.

Теоретически, в условиях одновременного роста общественной производительности труда и массы денег в обращении, возможна ситуация, когда цены на товары в обращении в течение длительного периода будут оставаться неизменными. Однако отсутствие инфляции еще не доказывает, что покупательная способность денег, выраженная в затратах рабочего времени, тоже остается неизменной.

С позиции теории трудовой стоимости, корректное соизмерение стоимостей "товаров, произведенных вчера" ("товаров-вчера") и "товаров, произведенных сегодня" ("товаров-сегодня") может быть основано только на соизмерении той части рабочего дня, которую средний рабочий потратил на производство аналогичных товаров, соответственно, вчера и сегодня. Иной взгляд на эквивалентность товарообмена в условиях роста общественного труда собственника "товара-вчера" устроить не может.

Рассмотрим следующий пример. Допустим, производительность общественного труда растет такими темпами, что каждый день количество товаров в обращении удесятеряется. Скажем, если вчера в обращение было введено 10 товарных единиц, то сегодня - уже 100 таких единиц. Таким образом, отдав один товар вчера и получив другой такой же товар, но сегодня, собственник "товара-вчера" тем самым теряет 9/10 количества рабочего времени, которое он потратил на производство своего товара. Поскольку на производство "товара-вчера" он затратил в десять раз больше рабочего времени, чем на производство "товара-сегодня".

Из этого вытекает, что в условиях роста общественной производительности труда (в натуральном выражении), сопровождаемом ростом денежной массы в обращении, покупательная способность денег должна определяться исключительно средней общественной ценой рабочего времени.

Таким образом, с целью обеспечения эквивалентного обмена, в практику взаиморасчетов между участниками обмена должна быть введена индексация изменения покупательной способности денег, выраженной в затратах рабочего времени. При этом на практике в качестве индекса изменения покупательной способности денег рекомендуется использовать отношение величин средней заработной платы в обществе в соответствующие периоды.

Предложенный взгляд на покупательную способность денег позволяет предложить качественно новую парадигму индексации покупательной способности денег. В первую очередь, эта парадигма проявляется в отказе от использования во взаиморасчетах такого показателя как "индекс роста цен" в пользу "индекса заработной платы".

Для объективности следует отметить, что и "индекс заработной платы" имеет свои недостатки. В частности, использование этого показателя во взаиморасчетах между субъектами рынка должно учитывать изменение интенсивности труда в общественном производстве, а также продолжительности рабочего дня. В этом случае при индексации покупательной способности денег, выраженной в затратах рабочего времени, эти два фактора должны быть учтены.

Кроме этого, недостатком "индекса заработной платы" является невозможность его использования в тех странах, где есть "черная" зарплата (речь идет о зарплате, выплачиваемой втайне от налоговых органов), например, в России. Поскольку учесть эту часть зарплаты при определении индекса заработной платы крайне трудно.

Необходимо учитывать, что не только увеличение массы денег в обращении, но и порядок введения в обращение "новых" денег скрывает в себе немало опасностей для эквивалентного обмена. Принципиальное значение при введении в обращение денег, выпущенных в результате дополнительной эмиссии, имеет и тот путь, который проделывают деньги от эмитента к тем или иным субъектам сферы обмена, а также те условия, на которых деньги передаются этим субъектам.

Традиционные схемы введения эмиссионным банком в обращение "новых" денег следующие. Выпущенные в результате эмиссии деньги эмиссионный банк:

· предоставляет в виде кредита правительству;

· предоставляет в виде кредита субъектам предпринимательской деятельности (в частности, коммерческим банкам);

· направляет для приобретения иностранной валюты и драгоценных металлов с целью пополнения золотовалютных резервов.

При этом необходимо учитывать, что эмиссия и введение в обращение дополнительных денег ведут к увеличению средней цены одной товарной единицы на рынке. Следствием этого становится уменьшение покупательной способности денег и, как результат, потеря владельцами "старых" денег (речь идет о деньгах, обращавшихся на рынке до введения "новых" денег в обращение) части стоимости реального имущества, на которое они могли претендовать до эмиссии "новых" денег.

Являясь государственным органом и действуя в интересах всех субъектов общественного производства, эмиссионный банк должен руководствоваться единым требованием: эмиссия и введение в обращение дополнительных денег не должны ущемлять имущественные права держателей денег, находившихся до этого в обращении. Принимая решение о дополнительной эмиссии, одновременно государство должно решить вопрос, каким образом будут компенсированы имущественные потери владельцев "старых" денег, связанные с уменьшением покупательской способности всех денег в обращении ("старых" и "новых".)

Без получения ответа на этот вопрос, права на эмиссию и введение в обращение дополнительных денег государство иметь не должно.

Говоря об условиях, на которых эмиссионный банк должен передавать деньги другим субъектам сферы обмена, следует иметь в виду, что сам эмиссионный банк не является полноправным владельцем выпускаемых им денег.

Эмиссионный банк - это орган, уполномоченный всеми членами общества принять участие в организации эквивалентный товарообмена в данном экономическом пространстве путем выпуска и введения в обращение денег. Другими словами, полноправными владельцами денег являются все субъекты сферы обмена, т.е. коллективный владелец денег.

Из этого вытекает, что с позиции обеспечения эквивалентного обмена, выпущенные в результате дополнительной эмиссии деньги должны безвозмездно передаваться всем владельцам "старых" денег. Причем "новые" деньги должны передаваться последним пропорционально тому количеству "старых" денег, которыми те владели в момент введения "новых" денег в обращение.

Исключение может быть сделано только для дополнительной эмиссии денег с целью кредитования правительства или пополнения государственных золотовалютных запасов. Необходимость в компенсации имущественного ущерба, нанесенного владельцам "старых" денег эмиссией "новых" денег тут отпадает.

Поскольку возникающий при этом имущественный ущерб у владельцев "старых" денег по своим экономическим последствиям аналогичен налогу на денежные средства: под действия такого "налога" попадают все субъекты сферы обмена без исключения.

Говоря о дополнительной эмиссии как о мере, препятствующей выведение денег из обращения с целью формирования денежных накоплений в форме сокровищ, необходимо учитывать, что безвозмездная передача всех выпущенных в результате эмиссии денег исключительно владельцам "старых" денег в виде безналичных накоплений на депозитных счетах коммерческих банков усилит действенность этой меры. Поскольку ставит владельцев денежных накоплений в форме сокровищ в менее выгодное положение по сравнению с владельцами денежных накоплений в форме депозитов на счетах коммерческих банков.

Другими словами, речь идет об искусственном формировании у владельцев денег потребности создавать свои накопления исключительно в форме банковских депозитов. На практике такая защита имущественных прав владельцев накоплений в виде банковских депозитов может быть реализована путем одномоментного увеличения безналичных денежных средств физических и юридических лиц, хранящихся на счетах коммерческих банков, пропорционально величине каждого вклада.

Следует подчеркнуть, что иные схемы введения дополнительных денег в обращение, создающие особые преференции отдельным субъектам сферы обмена, например, коммерческим банкам, с позиции обеспечения эквивалентного обмена, не допустимы.

Из вышесказанного вытекает, что принятая во многих странах практика предоставление эмиссионным банком коммерческим банкам заемных средств в виде денег, выпущенных им в результате дополнительной эмиссии, нарушает имущественные права других субъектов сферы обмена - владельцев "старых" денег, противоречит принципам обеспечения эквивалентного товарообмена, и право на существование иметь не должна.

Говоря о дополнительной эмиссии денег, следует иметь в виду, что увеличение денежной массы в обращении всегда ведет к инфляции.

"Инфляция, - пишет М. Фридман в "Количественной теории денег", - всегда и везде представляет денежное явление, возникающее и сопровождаемое более быстрым ростом денежной массы по сравнению с объемом производства".

Негативное влияние инфляции на развитие экономики, прежде всего, связывают с уменьшением кредитных сделок коммерческих банков. Поскольку в условиях непредсказуемого роста цен, как коммерческим банкам, так и их клиентам бывает трудно определить точную величину процентной ставки, приемлемую для всех сторон, при заключении сделки.

Существенно улучшить ситуацию позволяет следующий подход к установлению процентных ставок коммерческими банками. Суть этого подхода в том, что при заключении сделок между коммерческими банками и их клиентами фиксированная величина процентной ставки не оговаривается. Величина процентной ставки определяется при окончательных расчетах де-факто - на основании изменения средней цены рабочего времени в обществе за соответствующий временной интервал. То есть речь идет о "привязке" процентных ставок коммерческих банков к индексу средней заработной платы в обществе – отношению "зарплаты-сегодня" к "зарплате-вчера", о плавающих процентных ставках.

Особое преимущество введение в практику кредитования плавающих процентных ставок дает в условиях трансформирующейся экономики. В условиях социально-экономической нестабильности и гиперинфляции, когда цены на товары в будущем трудно прогнозируемы, кредитование коммерческими банками долгосрочных проектов (и в первую очередь, создание новых производственных мощностей) на принципах фиксированного процента по кредиту уменьшается до минимума: велик риск, что реальный кредитный процент окажется намного меньше фиксированного. Введение практики предоставления кредита на принципах нефиксированной процентной ставки значительно активизирует деятельность банков в части долгосрочного кредитования, поскольку все последствия возможного негативного развития ситуации в экономике находят свое отражение при окончательных расчетах между кредитором и заемщиком, т.е. ни одна из сторон не ущемляет имущественные права другой стороны.

В заключение хотелось бы коснуться такого понятия как "обеспечение эмиссии денег". Непонимание истинной природы денег, ее исключительно информационной сути, привело к тому, что в общественном сознании укоренилась мысль, будто выпускаемые эмиссионным банком деньги должны быть обеспечены чем-то еще помимо всех тех товаров, что обращаются в границах данного национального экономического пространства.

В частности, непонимание природы денег, неспособность правительств некоторых стран контролировать общую массу платежных средств в обращении стали причиной такого явления как currency board (валютный совет, - англ.).

Дословно "валютный совет" представляет собой орган денежной системы, основанной на принципе полной "привязки" национальной валюты к твердой иностранной валюте. В компетенции валютного совета находится эмиссия и введение в обращение национальной валюты. При этом национальная валюта эмитируется и вводится в обращение пропорционально величине государственных резервов в твердой иностранной валюте. То есть речь идет о стопроцентном обеспечении всей выпушенной массы национальных денег в обращении твердой инвалютой.

С позиции обеспечения международного эквивалентного товарообмена, недостатки такой денежной системы очевидны. Вместо того, чтобы бороться с дезорганизацией денежного обращения (что уже само по себе гарантирует устойчивость национальной валюты), государство тратит доходы от экспорта реальных национальных товаров на приобретение фиктивных импортных товаров в виде инвалюты и тем самым уменьшает поступление реальных импортных товаров на внутренний рынок.

Причем по своему экономическому содержанию приобретение инвалюты данным государством в целях формирования различных долгосрочных фондов есть не что иное, как дарение всеми резидентами стране, выпустившей инвалюту, реальных товаров на сумму валютных запасов.

Подводя черту под вышесказанным, необходимо еще раз отметить, что ни государство, ни эмиссионный банк владельцами вводимых в обращение денег не являются. Выпущенные в результате дополнительной эмиссии деньги принадлежат всем субъектам общественного производства пропорционально количеству "старых" денег, принадлежащих каждому из них в момент введения "новых" денег в обращение.

С позиции обеспечения эквивалентного товарообмена, эмиссионный банк не вправе направлять выпущенные им в результате дополнительной эмиссии деньги на кредитование отдельных предприятий и граждан. Такие сделки эмиссионного банка возможны лишь в том случае, если государством предусмотрены меры зашиты имущественных прав владельцев "старых" денег (как минимум, тут может идти речь о защите прав владельцев депозитов в коммерческих банках).

Говоря о кредитовании правительства и приобретении золотовалютных ценностей за счет денег, выпущенных в результате дополнительной эмиссии, следует учитывать, что в этом случае эмиссионный банк выступает в качестве своеобразного налогового органа, который направляет все собранные им денежные средства для наполнения государственного бюджета и формирования золотовалютных запасов.

 

5. ОБМЕН ВАЛЮТАМИ

В экономической теории вопросы организации международного товарно-денежного обмена являются одними из наиболее изученных. Однако, с точки зрения обеспечения эквивалентного обмена, и тут есть еще немало "белых пятен".

Прежде всего, признавая право на существование отдельных народов, стран, наций, следует признать и право на существование таких понятий как "национальная валюта", "резидент", "национальный товар", "национальный рынок". При этом, по мнению автора,

· под "национальной валютой" должны пониматься узаконенные государством средства обмена;

· под "резидентами" - граждане и юридические лица данной страны;

· под "национальными товарами" - товары, собственниками которых являются резиденты; а

· под "национальным рынком" - рынок, на котором резиденты обмениваются товарами посредством национальной валюты.

Говоря об эквивалентности обмена при осуществлении международных товарообменных операций, следует учитывать, что тут само понятие "эквивалентный обмен" имеет два аспекта. С одной стороны, речь идет об эквивалентности товарообмена на межгосударственном уровне. А с другой, - внутригосударственном. Нарушение требований к организации международного эквивалентного товарообмена ведет к перераспределению реальной собственности не только между странами-участницами внешнеэкономической деятельности, но и между субъектами национальных рынков.

Основные требования к международному товарно-денежному обмену следующие.

Во-первых, все выводимые из обращения на национальном рынке, экспортируемые реальные товары должны быть замещены импортируемыми реальными товарами в равных стоимостных пропорциях.

Указанное требование является основополагающим. Его цель – обеспечение стоимостного баланса при обмене товарами между разными странами. По своим экономическим последствиям недопоставка реальных импортируемых товаров на национальный рынок равноценна дарению страной-экспортером имущества, эквивалентного по стоимости недопоставленных импортных товаров, стране-импортеру. Недопоставка импортируемых реальных товаров ведет к уменьшению общего количества товаров в обращении на национальном рынке. Следствием этого становится нарушение товарно-денежного баланса на рынке страны-экспортера: увеличение средней стоимости одной товарной единицы в обращении и, как результат, уменьшение покупательной способности национальной валюты

Кроме этого недопоставка импортируемых реальных товаров нарушает товарно-денежный баланс и на рынке страны-импортера, поскольку ведет к относительному увеличению массы товаров в обращении. Следствием этого становится уменьшение средней цены одной товарной единицы на рынке страны-импортера, что позволяет владельцам валюты страны-импортера стать собственниками дополнительной массы товаров.

Во-вторых, все находящиеся в обращении на национальном рынке товары могут приобретаться как резидентами, так и нерезидентами только за национальную валюту (о возможном исключении из правила речь будет идти ниже).

Приобретение обращающихся на национальном рынке товаров за иностранную валюту по своему экономическому содержанию является введением в обращение не узаконенных государством денег в виде иностранной валюты. То есть речь идет о введении в обращение фиктивных денег. Следствием этого становится нарушение реального товарно-денежного баланса на национальном рынке: увеличение средней цены одной товарной единицы и, как результат, уменьшение реальной покупательной способности всех денег в обращении, включая национальную валюту.

С позиции обеспечения эквивалентного обмена, совершенно недопустимой является ситуация, когда страна-экспортер не только приобретает импортируемые товары за валюту страны-импортера (скажем, за доллары), но и продает за нее же экспортируемые товары. Следствием такой ситуации является уменьшение спроса на валюту страны-экспортера на международном валютном рынке, что ведет к уменьшению курса валюты страны-экспортера и, как результат, перераспределению реального имущества в пользу страны-импортера.

С такой ситуацией можно мириться лишь в том случае, если инвалютная выручка предприятий-экспортеров направляется на внутренний валютный рынок страны-экспортера в полном объеме. Поскольку частичная продажа инвалютной выручки предприятий-экспортеров ведет к уменьшению рыночного курса национальной валюты и увеличению цен на импортные товары на национальном рынке. Следствием этого становится перераспределение реальной собственности как на межгосударственном уровне в пользу страны-импортера, так и между предприятиями-экспортерами и остальными субъектами общественного производства в пользу первых.

Особое значение это требование имеет для международных товарообменных операций, в которых в качестве товара участвует собственность, находящаяся на иностранной территории.

Дело в том, что приобретенная резидентом за инвалюту иностранная собственность становится товаром, введенным в обращение на национальный рынок. В дальнейшем, для сохранения товарного баланса на межгосударственном уровне, указанная собственность может быть реализована только за национальную валюту.

Скажем, если резидентом России куплен ресторан во Франции, то в случае продажи ресторана за евро, вся инвалютная выручка должна быть поставлена продавцом на национальный валютный рынок. Причем экспортер не вправе направлять инвалютную выручку на непосредственное приобретение иностранных товаров.

Нарушение этого требования ведет к тому, что часть инвалюты не попадает на национальный валютный рынок. Следствием этого становится уменьшение рыночного курса национальной валюты со всеми указанными негативными последствиями.

Таким образом, недопоставка части инвалюты от продажи резидентом экспортируемых товаров на национальный валютный рынок, по своим экономическим последствиям, равноценна дарению страной-экспортером стране-импортеру товаров на сумму недопоставленной части инвалюты.

В-третьих, резиденты вправе приобретать иностранную валюту лишь в целях использования ее в качестве платежного средства при покупке иностранных товаров. Приобретение резидентами инвалюты в качестве инструмента сбережения накоплений, как правило, не допускается.

Приобретение резидентами инвалюты по своей экономической природе есть не что иное, как обмен денежными баллами, используемыми в качестве эквивалента стоимости на рынках стран-экспортеров и стран-импортеров. Если приобретенная резидентом инвалюта не изымается из обращения, а тут же идет на оплату иностранных товаров, товарно-денежный баланс, как на рынке страны-экспортера, так и страны-импортера остается неизменным.

Товарно-денежное равновесие нарушается в том случае, если резидент, купивший инвалюту, выводит ее из обращения, например, используя в качестве инструмента защиты сбережений от инфляции. Выведение инвалюты как платежного средства из обращения резидентами страны-экспортера уменьшает количество реальных импортных товаров, ввозимых в данную страну. Это ведет к увеличению средней цены одной товарной единицы на внутреннем рынке и, в результате, уменьшению покупательной способности национальной валюты на внутреннем рынке.

Кроме этого приобретение резидентами инвалюты в качестве инструмента сбережения накоплений, при неизменном спросе на реальные импортные товары, увеличивает спрос на нее на валютном рынке, что ведет к уменьшению рыночного курса национальной валюты.

Причем указанными последствиями дело не ограничивается. Приобретение инвалюты в качестве инструмента защиты сбережений тем самым переводит ее из разряда денег в разряд фиктивного товара. В свою очередь введение инвалюты как фиктивного товара в обращение увеличивает количества объектов обмена на внутреннем рынке. Следствием этого становится уменьшение средней цены одной товарной единицы, увеличение покупательной способности денег и соответствующее обесценение реальных товаров на внутреннем рынке.

Исходя из вышесказанного, все субъекты общественного производства, включая органы государственной власти (правительство, центральный банк и т.д.), вправе приобретать инвалюту лишь в целях непосредственной оплаты за импортные товары. С позиции обеспечения эквивалентного товарообмена, приобретение инвалюты в целях формирования инвалютных резервов не допускается.

В-четвертых, купля-продажа валюты на внутреннем валютном рынке должна быть организована таким образом, чтобы исключить выведение обращающихся на рынке валют из сферы товарно-денежного обмена их стран (речь идет о наличных).

Выведение из обращения национальной валюты с целью использования ее в качестве товара на валютном рынке ведет к уменьшению средней цены одной товарной единицы на национальном рынке реальных товаров. Следствием этого становится увеличение покупательной способности национальной валюты и, как результат, обесценение реальных товаров.

С позиции обеспечения эквивалентности международного товарообмена, совершенно недопустимым является использование валюты одной из стран в качестве мировых денег (речь идет о валюте, которую все страны используют в качестве единого платежного средства). Например, если в качестве мировых денег выступают доллары США, то результатом этого становится недопоставка на национальный рынок указанных стран реальных товаров, произведенных в США.

Таким образом, по своим экономическим последствиям, использование отдельными странами-участницами международного рынка доллара США в качестве единого средства обмена товарами равноценно дарению этими странами всему народу Соединенных Штатов товаров на сумму долларов, выведенных из обращения на внутреннем рынке США и используемых в упомянутых целях.

Таким образом, налицо дилемма. С одной стороны, страны-участницы международного обмена должны иметь возможность обмениваться валютами своих стран. А с другой, обмен валютами должен исключать выведение части денег из обращения на внутреннем рынке.

Выходом из этой ситуации является такая организация обмена валют, которая допускает участие в торгах на международных валютных биржах исключительно субъектов внешнеэкономической деятельности. Такая постановка вопроса исключает участие в торгах валютных спекулянтов, поскольку лишает их возможности использовать приобретаемую инвалюту в качестве объекта купли-продажи.

Свободная купля-продажа инвалюты на международном валютном рынке имеет еще один негативный аспект. Речь идет о возможности коммерческого сговора между отдельными участниками валютного рынка с целью искусственного манипулирования курсами валют. Таким образом, допуск к участию в торгах на международном валютном рынке исключительно субъектов внешнеэкономической деятельности и тут имеет свои преимущества.

Ключевым вопросом организации международного эквивалентного товарообмена является установление тех единственно верных стоимостных пропорций, в которых данная страна должна обмениваться товарами с другими странами. Речь идет об установлении эквивалентного курса национальной валюты по отношению к валюте других стран.

Из экономической теории известно, что в основе международного эквивалентного обмена лежит паритет потребительных стоимостей одних и тех же реальных товаров в разных странах. Обеспечивающий эквивалентный обмен, реальный (паритетный) курс национальной валюты устанавливается на основании сопоставления цен на одни и те же реальные товары в разных странах и рассчитывается по формуле:
Цср1
К реал. = _________ , (5.1)
Цср2
где К реал. - реальный курс национальной валюты, ин. вал./нац. вал.;

Цср1 - средняя цена одной товарной единицы на иностранном рынке, ин. вал.;

Цср2 - средняя цена одной товарной единицы на национальном рынке, нац. вал.

Реальный валютный курс позволяет установить реальную величину основных экономических показателей разных стран: ВВП, среднедушевой доход, производительность общественного труда и т.д., что дает возможность увидеть истинное положение дел в экономике той или иной страны.

Нарушение требований к организации международного эквивалентного товарообмена ведет к расхождению между величинами реального и рыночного курса национальной валюты, который можно рассчитать по формуле:
 
Э       Цср1 х Т2
К рын. = _____ = _____________ , (5.2)
И       Цср2 х Т1
 

где К рын. - рыночный курс национальной валюты, ин. вал./нац. вал.;

Э - общая стоимость национальных товаров, реализованных на иностранном рынке, ин. вал.;

И - общая стоимость иностранных товаров, реализованных на национальном рынке, нац. вал.;

Т2 - суммарное количество экспортируемых товарных единиц, шт.;  

Т1 - суммарное количество импортируемых товарных единиц, шт.

Из уравнений 5.1 и 5.2 видно, что при одном и том же количестве импортируемых и экспортируемых товаров, реальный и рыночный курсы национальной валюты совпадают. Таким образом, сам факт расхождения между величинами реального и рыночного курса национальной валюты говорит о том, что эквивалентность международного товарообмена нарушена.

До настоящего времени одним из наиболее дискуссионных в экономической литературе остается вопрос о целесообразности искусственного занижения курса национальной валюты с целью подъема экономики. Не углубляясь в эту проблему, все же следует заметить, что занижение курса национальной валюты оправдано лишь в том случае, если это в конечном счете ведет к увеличению совокупного реального национального богатства, которое данная страна приобретает за определенный промежуток времени. В целом, искусственное занижение курса национальной валюты позволительно в двух случаях:

1. когда страна-экспортер испытывает исключительную потребность в импортных товарах (например, в сырье, интеллектуальных технологиях или высокопроизводительном оборудовании);

2. когда страна-экспортер, занижая курс национальной валюты, компенсирует потери национального богатства благодаря увеличению экспорта в те страны, которые занижают курс национальной валюты еще больше, чем данная страна-экспортер.

При этом совершенно недопустима ситуация, когда курсом национальной валюты манипулируют предприятия-экспортеры в частнособственнических целях.

Дело в том, что существуют два принципиально разные подхода к искусственному занижению курса национальной валюты.

Первый подход опирается на продажу экспортируемых товаров за инвалюту по демпинговым ценам (в частности, такой подход характерен для современного Китая). Указанный подход предполагает продажу всей полученной экспортерами инвалютной выручки на внутреннем валютном рынке по установленному властями заниженному курсу национальной валюты. При таком подходе убытки от недопоставки на рынок реальных импортных товаров распределяются между экспортерами и неэкспортерами равномерно, т.е. ни одна из этих групп относительных преференций от искусственного занижения курса национальной валюты не извлекает.

Второй подход базируется на частичной продаже инвалютной выручки экспортерами на внутреннем валютном рынке (такой подход характерен для России). При этом официальный курс национальной валюты власти устанавливают по результатам торгов на внутренней валютной бирже.

Например, в 2000 г. в России, по данным С.Ю. Глазьева, непосредственно на ММВБ экспортерами было продано лишь 42 % инвалютной выручки от экспорта. При этом, по оценке ряда экспертов (включая автора), в этом же году установленный по результатам торгов на ММВБ рыночный курс рубля составлял примерно 20-25 % паритетного.

Частичная продажа экспортерами инвалютной выручки становится инструментом перераспределения реальной собственности между экспортерами и неэкспортерами в пользу первых, поскольку позволяет экспортерам обеспечить себе как практически неизменный рублевый доход (при устойчивом спросе на инвалюту на рынке), так и накопления в виде недопоставленной на внутренний валютный рынок части инвалютной выручки.

 

ФИКТИВНЫЕ ТОВАРЫ

Обеспечение эквивалентного обмена требует непосредственного вмешательства государства в отношения, возникающие на рынке при обмене товарами с участием денег. По мнению Л.И. Абалкина, за государством всегда сохраняются такие функции как

"защита прав собственности; обеспечение свободы предпринимательства, стимулирование деловой активности и борьба с монополистическими тенденциями; обеспечение законности и правопорядка в хозяйственной сфере; регулирование денежного обращения, обеспечение устойчивости национальной валюты".

Отказ государства от регулирования товарно-денежных отношений (в первую очередь, фиктивных) ведет к нарушению реального товарно-денежного баланса на рынке, следствием чего становится нетрудовое перераспределение реальных доходов среди товаропроизводителей.

Причем следует обратить особое внимание на то, что нарушение имущественных прав субъектов обмена, в том числе в результате неэквивалентного обмена может осуществляться не только в результате соответствующих действий, но и бездействия государства по защите прав граждан и юридических лиц. Так, отсутствие вводимых государством ограничений на свободное использование на рынке фиктивных денег ведет к инфляции, следствием которой становится обесценение денежных сбережений в реальном выражении, т.е. речь идет о нарушении имущественных прав владельцев денежных сбережений, и т.д.

При этом одними из основных форм нарушения реального товарно-денежного баланса на рынке являются торговля фиктивными товарами и использование в качестве платежного средства фиктивных денег.

По определению фиктивными товарами являются объекты обмена, не отвечающие требованиям, предъявляемым к реальным товарам. По сути, фиктивный товар - это только мысль о реальном товаре, существующая в сознании, как продавца, так и покупателя. В контексте удовлетворения жизненно важных потребностей людей "фиктивный товар" - это пустое понятие, экономический аналог "круглого квадрата" или "горячего льда". Не являясь продуктом труда, фиктивный товар не может обладать реальной стоимостью по определению. (Отсюда понятие "фиктивный капитал", т.е. кажущаяся стоимость особой группы фиктивных товаров, иллюзию товарности которым придают реальные средства производства.) И в этой связи обмен, при котором одна из сторон обменивает реальный товар на фиктивный, является неэквивалентным изначально.

Согласно законам логики, правила распоряжения реальными объектами обмена на фиктивные товары не могут быть распространены в принципе. Фиктивным товаром нельзя распоряжаться как реальным: его нельзя сдавать в аренду, продавать, дарить. Как нельзя съесть на завтрак яйцо, которое курица снесет в будущем году.

Чтобы отличить реальный товар от фиктивного, необходимо ответить на вопрос: "Что покупатель приобретает в момент купли-продажи?" Приобретает ли он право собственности на реальное имущество? (После приобретения такого права собственности покупатель может свободно владеть, распоряжаться и пользоваться данным реальным имуществом.) Или речь идет только о приобретении права собственности на право собственности, которое у него только возникнет в будущем (например, как это происходит при покупке акций)?

Поскольку сразу после приобретения такого возникающего только в будущем права собственности на реальное имущество покупатель полноценным собственником данного реального имущества не становится; свободно владеть, пользоваться и распоряжаться им не может.

Одним из наиболее распространенных способов "производства" фиктивных товаров является беззалоговое кредитование. Предоставление кредитором денежных средств заемщику на беззалоговой основе есть не что иное, как продажа заемщиком кредитору фиктивного товара в виде обязательства вернуть заемные средства в будущем. Причем беззалоговым кредитованием должно быть признано не только предоставление кредитором заемщику заемных средств на безвозмездной основе, но и использование в качестве предмета залога фиктивных товаров. Поскольку последние не отвечают требованиям, предъявляемым к реальным товарам.

По большому счету, фиктивный товар есть не что иное, как определенный характер правоотношений между продавцом и покупателем, т.е. речь идет об абсолютно нематериальном характере фиктивных товаров. И в этой связи большой натяжкой является уподобление фиктивных товаров "мыльным пузырям" или "кускам голубого неба". На иллюзорную природу фиктивных товаров указывает и К. Маркс в "Капитале", считавший, что "акция есть лишь титул собственности".

"Самостоятельное движение стоимости этих титулов собственности - не только государственных ценных бумаг, но и акций - поддерживает иллюзию, - пишет К. Маркс, - будто они образуют действительный капитал наряду с тем капиталом или с тем притязанием, титулами которых они, может быть, являются".

Введение в обращение фиктивных товаров ведет к возникновению последовательности товарообменных операций типа: "реальные деньги - фиктивные товары - реальные деньги - реальные товары и т.д.". Следствием чего становится нарушение равновесия между реальными товарами и реальными деньгами в сфере товарно-денежного обмена и, как результат, изменение реальной покупательной способности денег.

В экономике фиктивные товары наиболее широко представлены четырьмя группами объектов обмена:

1. "товары из будущего";

2. ценные бумаги (акции, облигации, векселя, сберегательные и депозитные сертификаты и т.д.);

3. права требования долга, вытекающие, в первую очередь, из договоров гражданско-правового характера;

4. иностранная валюта, используемая в качестве инструмента сбережения накоплений.

А) "Товары из будущего"

По определению, "товарами из будущего" является объекты обмена в виде вещей, услуг и информации, которые в момент купли-продажи в природе не существуют, например, урожай пшеницы или улов рыбы будущего года. Таким образом, в момент купли-продажи "товар из будущего" представляет собой объект обмена в виде права собственности на реальный товар, который только будет произведен в будущем.

Обычно право собственности на "товар из будущего" вытекает из срочного договора купли-продажи, по которому одна сторона обязуется поставить, а другая - получить определенное количество реальных товаров, по установленной цене и в оговоренные сроки. При этом свободное обращение данных фиктивных товаров реализуется путем уступки покупателем "товара из будущего" права требования поставки этого "товара", вытекающего из договора купли-продажи "товара из будущего", третьему лицу.

Как и другие фиктивные товары, "товары из будущего" нарушают реальное товарно-денежное равновесие на рынке, следствием чего становится изменение покупательной способности денег и, как результат, нетрудовое перераспределение реальной собственности.

Б) Ценные бумаги

Говоря о купле-продаже ценных бумаг, прежде всего, необходимо учитывать, что ценная бумага - это документ, удостоверяющий имущественное право владельца документа по отношению к лицу, выпустившего такой документ. При этом признается, что ценные бумаги могут существовать как в наличном (документарном), так и безналичном виде - в форме записей на счетах.

Из этого вытекает, что общепринятый термин "купля-продажа ценных бумаг", с экономико-правовой точки зрения, является не вполне корректным, т.к. в качестве объекта купли-продажи тут выступает все же не документ, а имущественные права, закрепленные данным документом. (Аналогичным является отождествление материальных носителей информации об определенном количестве денежных единиц, в виде денежных ассигнаций или монет, с таким понятием как "деньги".)

По характеру имущественных правоотношений ценные бумаги можно разделить на две группы:

· кредитные (векселя, облигации, чеки, коносамент и т.д.);

· кооперационные (акции, паи и т.д.).

При этом кредитные ценные бумаги являются продуктом кредитных отношений между кредиторами и заемщиками. А кооперационные - продуктом отношений по поводу объединения имущества различных лиц при реализации стоящих перед ними хозяйственных целей.

На рынке в качестве фиктивных товаров наиболее часто используют такие ценные бумаги как акции, векселя, облигации, чеки, коносамент, а также производные от ценных бумаг (вторичные ценные бумаги), например, опцион.

Акция. Обычно слово "акция" отождествляется с частью реального имущества некоего акционерного общества, выпустившего данную акцию. Причем право собственности на эту часть имущества принадлежит владельцу акции.

Однако, с экономико-правовой точки зрения, такое отождествление не может быть правомочным в принципе.

Чтобы разобраться в экономической природе фиктивного товара в виде акции, рассмотрим следующий пример. Допустим, что некий гражданин имеет собственность в виде токарного станка стоимостью 100 тыс. руб. Для более успешной хозяйственной деятельности он принимает решение объединить свое имущество с имуществом других граждан путем создания акционерного общества.

После регистрации акционерного общества как юридического лица, указанный гражданин передает акционерному обществу право собственности на свой станок, а взамен получает акцию - документ, который свидетельствует о возникших правоотношениях между гражданином и акционерным обществом. Эти правоотношения дают акционеру право на получение части прибыли в виде дивидендов от хозяйственной деятельности общества, участие в управлении обществом, а также на часть имущества, оставшегося после ликвидации общества (если акционеры примут решение о ликвидации общества, скажем, через неделю после его создания, то гражданин опять станет собственником своего токарного станка). Таким образом, передав акционерному обществу на неопределенное время право собственности на свой токарный станок, гражданин на это же время права собственности на свой станок лишается.

Другими словами, передав станок акционерному обществу и получив при этом акцию как документ, свидетельствующий об имущественных правоотношениях между акционером и обществом, гражданин на неопределенное время становится собственником лишь почти ничего не стоящего листа бумаги. Владение акцией дает гражданину лишь право собственности на право собственности на токарный станок, которое у него может опять возникнуть в будущем. И в этой связи продажа акции (а точнее, имущественных прав, закрепленных акцией) напоминает продажу реальных товаров, которых нет в природе, т.е. "товаров из будущего".

Свободная купля-продажа акций, сопровождаемая одновременной куплей-продажей реального имущества, лежащего в основе правоотношений, закрепленных акцией, ведет к тому, что количество объектов обмена на рынке увеличивается. (В нашем случае к объекту обмена в виде токарного станка добавляется еще и объект обмена в виде акции, "призрака станка"). Следствием чего становится падение рыночных цен на реальные товары, рост реальной покупательной способности денег и, как результат, перераспределение реальной собственности.

Причем теоретически на рынке одновременно могут встретиться два продавца. Один из них - президент вышеупомянутого акционерного общества, продающий токарный станок, а другой - бывший собственник токарного станка, продающий акцию.

Фиктивной товарной природой ценных бумаг, участвующих в обращении на рынке в качестве объекта обмена, объясняется такое явление как многократная экспансия акционерного капитала.

Суть этого явления можно продемонстрировать на следующем примере.

Скажем, тот же гражданин - собственник токарного станка решает создать акционерное общество А с уставным капиталом 100 тыс. руб. Внеся в уставный капитал общества А токарный станок, гражданин получает акции общества А номинальной стоимостью 100 тыс. руб. При этом баланс общества А принимает вид табл. 6.1.

Табл. 6.1. Баланс общества А

Активы

Пассивы

 Токарный станок

+ 100 000

Уставный капитал

+ 100 000

После этого гражданин создает акционерное общество Б с таким же уставным капиталом - 100 тыс. руб. При этом в качестве взноса в уставный фонд общества Б гражданин использует акции общества А на сумму 100 тыс. руб. (табл. 6.2.).

Табл. 6.2. Баланс общества Б 

Активы

Пассивы

 Акции общества А

+ 100 000

Уставный капитал

+ 100 000

 

Затем гражданин создает акционерное общество В с уставным капиталом 100 тыс. руб. и в качестве уставного взноса использует уже акции общества Б (табл. 6.3).

Табл. 6.3. Баланс общества В

Активы

Пассивы

Акции общества Б + 100 000

Уставный капитал + 100 000

 

В результате сводный баланс обществ А, Б, В и имущества гражданина принимает вид табл. 6.4.

Табл. 6.4. Сводный баланс акционерных обществ А, Б, В и имущества гражданина

Активы

Пассивы

Акции общества А, Б и В + 300 000 Токарный станок + 100 000

Уставный капитал + 300 000 Доходы гражданина + 100 000

Итого + 400 000

Итого + 400 000

 

Таким образом, в результате использования фиктивных товаров при создании новых акционерных обществ номинальная стоимость принадлежащего гражданину имущества учетверяется (!), т.к. к реальному "сгустку труда" стоимостью 100 тыс. руб. добавляется еще три ценные бумаги: акции общества А, Б и В номинальной стоимостью 100 тыс. руб. каждая.

Следует обратить внимание на то, что многократная экспансия фиктивного капитала имеет место и в том случае, когда одно акционерное общество с уставным капиталом, образованным в виде реального имущества, становится участником (учредителем) другого акционерного общества.

Вернемся к нашему примеру. Рассмотрим тот момент, когда внеся в уставный капитал общества А токарный станок, гражданин получает акции общества А номинальной стоимостью 100 тыс. руб. После этого гражданин решает создать акционерное общество Б с таким же уставным капиталом - 100 тыс. руб.

Однако при этом в качестве взноса в уставный фонд общества Б гражданин использует токарный станок стоимостью 100 тыс. руб. В результате баланс общества А принимает вид табл. 6.5, а баланс общества Б - табл. 6.6.

Табл. 6.5 Баланс общества А

Активы

Пассивы

Акции общества Б

+ 100 000

Уставный капитал

+ 100 000

 

Табл. 6.6 Баланс общества Б

  Активы

Пассивы

Токарный станок

+ 100 000

Уставный капитал

+ 100 000

 

Затем гражданин создает акционерное общество В с уставным капиталом 100 тыс. руб. и в качестве уставного взноса использует все тот же токарный станок. В результате баланс общества Б принимает вид табл. 6.7, а баланс общества В - табл. 6.8.

Табл. 6.7 Баланс общества Б

Активы

Пассивы

Акции общества В

+ 100 000

Уставный капитал

+ 100 000

Табл. 6.8 Баланс общества В

Активы

Пассивы

Токарный станок

+ 100 000

Уставный капитал

+ 100 000

 

В результате сводный баланс акционерных обществ А, Б, В и имущества гражданина принимает вид табл. 6.9.

Табл. 6.9 Сводный баланс акционерных обществ А, Б, В и гражданина

Активы

Пассивы

Акции общества А, Б и В + 300 000 Токарный станок + 100 000

Уставный капитал + 300 000 Доходы гражданина + 100 000

Итого + 400 000

Итого + 400 000

 

Из вышеизложенного вытекает, что номинальная стоимость принадлежащего гражданину имущества учетверяется и тогда, когда в качестве взноса в уставный капитал обществ Б и В он использует реальное имущество в виде токарного станка.

Приведенный феномен "разбухания" акционерного капитала имеет следующее объяснение. Дело в том, что существующие правила бухгалтерского учета при составлении баланса распространяются только на реальные товары, обладающие реальной стоимостью. При учете фиктивных товаров, в частности, акций, логика составления баланса должна быть принципиально иной. С позиции реального товарно-денежного обмена для общества А приобретение акций общества Б есть не что иное как обмен реального имущества в виде токарного станка на фиктивный товар в виде акций общества Б. Как отмечалось выше, фиктивные товары реальной стоимости не имеют и в структуре активов баланса общества А стоимость акций общества Б должна отражаться как "ноль", т.е. речь идет о временных убытках общества А.

Такая же логика должна распространяться и на заполнение раздела "пассивы" баланса общества А. Величина пассивов должна иметь реальное стоимостное выражение лишь в том случае, если активы общества А представлены реальным имуществом. Как у пустоты в реальном мире нет источника, так и отсутствие среди активов общества А реального имущества может быть "уравновешено" в правой части баланса только нулем. Таким образом, приобретение фиктивного товара влечет за собой уменьшение валюты пассивов на величину цены фиктивных товаров (в нашем случае акций).

При таком подходе к учету фиктивных стоимостей табл. 6.5 должна принять вид табл. 6.10, а табл. 6.7 - табл. 6.11.

При этом баланс общества В (табл. 6.8) остается без изменений.

Табл. 6.10 Баланс общества А (новый подход к учету фиктивных стоимостей)

Активы

Пассивы

 

Акции общества Б

0

Уставный капитал

0

 

Табл. 6.11 Баланс общества Б (новый подход к учету фиктивных стоимостей)

 

Активы

Пассивы

Акции общества В

0

Уставный капитал

0

 

С учетом нового подхода к учету фиктивных стоимостей, сводный баланс акционерных обществ А, Б, В и имущества гражданина принимает вид табл. 6.12.

Табл. 6.12 Сводный баланс акционерных обществ А, Б, В и имущества гражданина (новый подход к учету фиктивных стоимостей)

Активы

Пассивы

Акции общества А, Б и В 0 Токарный станок + 100 000

Уставный капитал + 100 000 Доходы гражданина 0

Итого + 100 000

Итого + 100 000

 

Из табл. 6.12 видно, что при новом подходе к учету фиктивных стоимостей многократная экспансия акционерного (фиктивного) капитала исчезает из бухгалтерской отчетности.

Приведенный пример наглядно демонстрирует механизм образования вторичных фиктивных товаров в виде акций. В отличие от первичных фиктивных товаров в виде акций (речь идет об акциях обществ, активы которых представлены реальным имуществом), вторичные фиктивные товары в виде акций - это акции обществ, имущество которых состоит из фиктивных товаров. В данном случае речь идет об акциях обществ А и Б после того как общество А стало учредителем общества Б , а общество Б - соответственно, учредителем общества В.

Облигация. Облигация - это ценная бумага, которая удостоверяет предоставление ее владельцем заемных средств эмитенту облигации и подтверждает обязательство последнего вернуть первому в установленные сроки заемные средства с выплатой фиксированного процента (или без него). При этом возвращаемые заемные средства могут быть в денежном виде (денежные облигации) или в виде реальных товаров (товарные облигации). Таким образом, продажа облигации есть не что иное, как продажа фиктивного товара в виде права собственности на право собственности на то реальное имущество, которое владелец приобретет в будущем, при условии, что заемные средства будут ему возвращены в виде реальных товаров (товарные облигации) или денежных средств (денежные облигации).

Продажа облигаций на рынке ведет к тому, что к реальным товарам в обращении добавляются еще и фиктивные объекты обмена в виде имущественных прав на реальные товары, собственником которых владельцу облигации только предстоит стать в будущем. Следствием чего становится изменение реальной покупательной способности денег в обращении и, как результат, перераспределение реальной собственности.

Вексель. Вексель - это ценная бумага, которая удостоверяет право векселедержателя денег при наступлении определенного срока получить от векселедателя определенную сумму денег. Причем векселя бывают простыми и переводными (тратта).

Экономическую природу векселя раскрывает следующий пример. Допустим, у некоего предпринимателя имеется в собственности готовая продукция стоимостью 100 тыс. руб. Испытывая временную нехватку в оборотных средствах, предприниматель занимает у другого гражданина 90 тыс. руб. При этом он вручает гражданину простой вексель на сумму 100 тыс. руб., который он собирается погасить за счет денег, вырученных от продажи готовой продукции.

Таким образом, после получения векселя указанный гражданин становится собственником лишь объекта обмена в виде права получения от векселедателя денежной суммы в размере 100 тыс. руб. в будущем.

Продажа векселя на рынке ведет к тому, что к реальным товарам в обращении добавляются еще и фиктивные товары в виде в виде права получения от векселедателя денежной суммы в размере 100 тыс. руб. в будущем. Следствием чего становится нарушения реального товарно-денежного равновесия на рынке, изменение реальной покупательной способности денег в обращении и, как результат, перераспределение реальной собственности.

Депозитный (сберегательный) сертификат банка. Депозитный (сберегательный) сертификат банка - это документ, свидетельствующий о праве его владельца на получение по истечении установленного срока от банка определенного денежного вклада (депозита) и процентов по нему. Таким образом, передав свои денежные средства банку на определенный срок, владелец депозитного (сберегательного) сертификата становится собственником лишь фиктивного товара в виде права на получение денежного вклада в будущем.

Продажа депозитного (сберегательного) сертификата банка ведет к тому, что к реальным товарам в обращении добавляются еще и фиктивные товары в виде в виде права его владельца на получение по истечении установленного срока от банка определенного денежного вклада (депозита) и процентов по нему.

Следствием чего становится нарушения реального товарно-денежного равновесия на рынке, изменение реальной покупательной способности денег в обращении и, как результат, перераспределение реальной собственности.

Сберегательная книжка на предъявителя. Теоретически форму фиктивного товара может принять и сберегательная книжка на предъявителя, которая является документом, свидетельствующим о праве ее владельца на получение от банка определенной денежной суммы, переданной банку на хранение. Например, это может произойти в том случае, когда владелец этой книжки держит свои вклады в коммерческих банках в инвалюте и испытывает нехватку денег в рублях. Получив доступ к заемным средствам в рублевом выражении на льготных условиях, владелец сберкнижки может использовать ее в качестве залоговой массы, которая в дальнейшем может начать самостоятельное обращение на рынке в качестве фиктивного товара.

Таким образом, продажа сберегательной книжки на предъявителя ведет к тому, что к реальным товарам в обращении добавляются еще и фиктивные товары в виде в виде права ее владельца право собственности на реальные товары, которое у него возникнет в будущем. Следствием этого становится нарушение реального товарно-денежного равновесия на рынке, ведущее к перераспределению реальной собственности.

Приватизационный чек. Приватизационный чек - это денежный документ, свидетельствующий о праве его владельца на получение определенной части государственного имущества. По сути, приватизационный чек - это особые, "одноразовые", деньги, которые после приобретения владельцем чека части государственного имущества должны изыматься из обращения. Использование приватизационного чека в несвойственной ему роли - в качестве объекта обмена (т.е. фиктивного товара) ведет к нарушению реального товарно-денежного баланса на рынке, следствием которого становится изменение реальной покупательной способности денег и, как результат, перераспределение реальной собственности.

Следует учитывать, что не все ценные бумаги являются фиктивным товаром. Есть ценные бумаги, которые при купле-продаже выступают в качестве реального товара. Например, варрант.

В общепринятом смысле слова варрант - это складской документ, свидетельствующий о приеме на хранение определенного товара. Варрант закрепляет право собственности держателя варранта на те товары, которые хранятся на данном складе. Купив варрант, его владелец получает немедленную возможность владения, пользования и распоряжения товарами, хранящимися на складе.

Продажа варранта (а точнее, имущественных прав, закрепленных варрантом) не увеличивает количество объектов обмена в обращении и, соответственно, не нарушает реальный товарно-денежный баланс на рынке, поскольку хранящиеся на складе товары обращаться одновременно с варрантом не могут. Нарушение реальной покупательной способности денег может возникнуть лишь в том случае, если склад выпишет собственнику переданных на хранение товаров не один, а несколько варрантов.

В) Имущественные права, вытекающие из гражданских договоров

В гражданском законодательстве существует такое понятие как "уступка требования", под которым понимается продажа права требования исполнения обязательств по гражданскому договору одной из сторон третьему лицу. В частности, таким обязательством может быть обязательство поставки определенных товаров в установленные сроки или оплаты товаров, поставленных на условиях коммерческого кредита.

Рассматривая имущественные права, возникающие из обязательства по договору, как объект обмена легко убедиться в том, что и этот объект имеет фиктивный характер. Поскольку в момент купли-продажи покупатель обязательства по договору становится собственником лишь права собственности на реальное имущество, которое у него только возникнет в будущем. Причем весьма показательно, что сделка купли-продажи обязательств по договору осуществляется даже без придания видимости реального товара объекту обмена, т.е. без участия ценных бумаг. Это обстоятельство лишний раз свидетельствует о фиктивной природе ценных бумаг как объектов обмена, а также в пользу утверждения, что "привязка" ценных бумаг к листу обычной бумаги преследует одну цель - создание иллюзии "товарности".

Свободная продажа обязательств по договору ведет к увеличению количества объектов обмена в обращении, следствием чего становится нарушение реального товарно-денежного баланса на рынке, ведущее к нетрудовому перераспределению реальной собственности.

В гражданском законодательстве существует и такое понятие как "перевод долга", под которым понимается перевод должником своего долга, с согласия кредитора, на третье лицо. На первый взгляд может показаться, что перевод долга не нарушает реальный товарно-денежный баланс на рынке. Однако понятно, что безвозмездно кредитор не станет отказываться от своих имущественных прав, вытекающих из договора с должником. Из этого следует, что на практике сделка перевода долга камуфлирует другую - сделку продажи долга кредитором третьему лицу, о негативном влиянии которой на эквивалентность обмена речь уже шла выше.

Г) Иностранная валюта

Как уже говорилось выше, с позиции эквивалентного обмена основополагающие требование к организации международного товарообмена заключается в том, что все выводимые из обращения на национальном рынке экспортируемые реальные товары должны замещаться импортируемыми реальными товарами в равных стоимостных пропорциях. При этом к обмену валютами предъявляется следующее требование:

"Резиденты вправе приобретать иностранную валюту лишь в целях использования ее в качестве платежного средства при покупке иностранных товаров".

Нарушение указанного требования (например, когда инвалюта приобретается с целью использования ее как инструмента защиты от уменьшения реальной покупательной способности национальной валюты) ведет к тому, что приобретенная инвалюта не "доходит" до продавцов импортируемых товаров и начинает обращаться на внутреннем рынке уже в качестве объекта обмена. То есть речь идет о превращении части инвалюты в фиктивный товар.

В свою очередь приобретение инвалюты в целях защиты денежных сбережений от инфляции ведет к повышению спроса на инвалюту на рынке. Следствием этого становится уменьшение курса национальной валюты на валютном рынке и соответствующее перераспределение реальных доходов между экспортерами и неэкспортерами в пользу первых.

 

7. ФИКТИВНЫЕ ДЕНЬГИ

Фиктивными деньгами признаются средства обмена, которые не отвечают требованиям, предъявляемым к реальным деньгам. Основным признаком появления в экономике фиктивных средств обмена является нарушение реального товарно-денежного баланса, существовавшего в экономике до введения их в обращение. Как и введение в обращение фальшивых денег, эмиссия и использование во взаиморасчетах фиктивных денег ведет к увеличению средней цены реальной товарной единицы на рынке, следствием чего становится уменьшение покупательной способности денег, обесценение денежных накоплений.

В экономической литературе при описании истории зарождения бумажных денег обычно рассказывается о ювелирах, выпускавших бумажные квитанции на золотые монеты, переданные им на хранение. Эти квитанции выполняли функцию денег во взаиморасчетах. При этом едва ли не гениальным признается решение "неизвестного ювелира" выпустить таких квитанций в несколько раз больше, чем было у него золотых монет на хранении. Причем, несмотря на то, что деяния этого ювелира ничем не отличаются от заурядного мошенничества, указанный прием не только не осужден общественностью, но и взят на вооружение мировым финансовым сообществом.

Парадокс состоит в том, что фальшивомонетничество де-факто таковым де-юре не признается. Существующее во многих странах законодательство, допускающее возможность введения в обращение фиктивных денег, делает этот вид (по сути, преступной) деятельности не только узаконенным, но и весьма респектабельным.

В экономике фиктивные деньги наиболее широко представлены пятью видами средств обмена:

1. фальшивые деньги;

2. ценные бумаги (векселя, облигации, депозитные и сберегательные сертификаты и т.д.);

3. безналичные деньги, возникающие в процессе бартерного обмена;

4. права требования долга, вытекающие, в первую очередь, из договоров гражданско-правового характера;

5. инвалюта, обращающаяся на внутреннем рынке в качестве платежного средства.

Фальшивые деньги. С позиции требований, предъявляемых к реальным деньгам, неполноценность фальшивых денег очевидна. Причем, в первую очередь, эта неполноценность вызвана неполноценностью эмитента фальшивых денег, которая проявляется в отсутствии у него полномочий на эмиссию и введение в обращение денег как инструмента обеспечения эквивалентного обмена.

Введение фальшивых денег в обращение увеличивает общую массу средств обмена, следствием чего становится нарушение реального товарно-денежного равновесия на рынке, уменьшение реальной покупательной способности денег, и как результат, перераспределение реальной собственности между субъектами обмена.

Ценные бумаги. По своим экономическим последствиям использование во взаиморасчетах ценных бумаг (денежных суррогатов) в качестве платежного средства аналогично введению в обращение фальшивых денег. Обычно в качестве денежных суррогатов используются ценные бумаги, которые закрепляют права их владельцев на получение долга в виде денежных средств. Такие ценные бумаги имеют вид векселей, денежных облигаций, депозитных и сберегательных сертификатов, сберегательной книжки на предъявителя и т.д. Однако, в принципе, в качестве денежного суррогата может выступать любая ценная бумага, например, акция, товарная облигация, варрант и т.д.

Использование денежных суррогатов во взаиморасчетах увеличивает общую массу денег в обращении, что ведет к росту цен на товары, уменьшению реальной покупательной способности денег и, как следствие, перераспределению реальной собственности.

Безналичные фиктивные деньги, создаваемые в процессе бартерного обмена.

С позиции товарно-денежного обмена бартерный обмен можно рассматривать как обмен товарами при участии безналичных фиктивных денег, создаваемых участниками товарообмена. Особенность этих фиктивных денег состоит в том, что они являются одноразовыми, т.е. создаются для данной сделки обмена, а потом аннулируются сторонами. (Более подробно характер перераспределения собственности в результате бартерного обмена будет рассмотрен ниже.)

Права требования долга, вытекающие из договоров гражданско-правового характера. В качестве платежного средства при обмене товарами могут использоваться права требования долга, вытекающие из договоров гражданско-правового характера. Причем следует подчеркнуть, что в качестве такого долга могут выступать как денежные средства, так и товары.

Использование прав требования долга в качестве платежного средства при обмене реальными товарами ведет к нарушению реального товарно-денежного баланса на рынке, следствием чего становится изменение цен на товары и, как результат, нарушение устойчивости покупательной способности денежной единицы.

Иностранная валюта. Использование инвалюты в качестве платежного средства на внутреннем рынке ведет к тому, что общая масса средств обмена в обращении увеличивается. Следствием этого становится рост цен на товары, уменьшение реальной покупательной способности национальной валюты и, как результат, перераспределение реальной собственности. Причем как между субъектами данной страны, так и разных стран.

Депозиты, создаваемые коммерческими банками. Из учебников по экономической теории известно о способности коммерческих банков создавать "депозитные деньги". Речь идет о так называемой многократной экспансии банковских депозитов, когда внесенные на депозитный счет коммерческого банка, скажем, 1000 долл. наличными способны увеличиваться до бесконечности в процессе кредитования коммерческими банками друг друга.

Чтобы разобраться в природе "депозитных денег", рассмотрим конкретный пример.

Скажем, некий гражданин вносит в банк А вклад в размере 1000 долл. наличными. При этом баланс банка А принимает вид табл. 7.1.

Табл. 7.1 Баланс банка А до выдачи им ссуды банку Б

Активы

Пассивы

Наличные + 1000

Депозиты + 1000

 

После этого банк А принимает решение выдать беззалоговую ссуду в размере этих же 1000 долл. банку Б, баланс которого до предоставления ему ссуды отражен в табл. 7.2. Для ясности изложения отчисления в резервный фонд примем равными нулю.

Табл. 7.2 Баланс банка Б до получения им ссуды от банка А

Активы

Пассивы

Наличные 0

Депозиты 0

 

При этом сводный баланс банков А и Б до выдачи-получения беззалоговой ссуды отражен в табл. 7.3.

Табл. 7.3 Сводный баланс банков А и Б до выдачи-получения беззалоговой ссуды

Активы

Пассивы

Наличные + 1000

Депозиты + 1000

 

В результате указанной операции беззалогового кредитования банком А банка Б структура баланса банка А меняется (табл. 7.4).

Табл. 7.4 Баланс банка А после выдачи им ссуды банку Б

Активы

Пассивы

Долговые обязательства + 1000

Депозиты + 1000

 

Соответствующие изменения происходят и со структурой баланса банка Б (табл. 7.5).

Таблица 7.5 Баланс банка Б после получения им беззалоговой ссуды

Активы

Пассивы

Наличные + 1000

Депозиты + 1000

 

При этом сводный баланс банков А и Б после выдачи-получения беззалоговой ссуды отражен в табл. 7.6.

Табл. 7.6 Сводный баланс банков А и Б после выдачи-получения беззалоговой ссуды

Активы

Пассивы

Наличные + 1000 Долговые обязательства + 1000

Депозиты + 1000 Депозиты + 1000

Итого + 2000

Итого + 2000

 

Сопоставление табл. 7.3 и 7.6 показывает, что в результате предоставления беззалоговой ссуды банком А банку Б в размере 1000 долл. суммарные депозиты этих банков удваиваются.

По мнению многих экономистов, многократное увеличение депозитов является неотъемлемым свойством любой банковской системы, и создаваемые коммерческими банками депозитные деньги имеют такое же право на существование, как и деньги, выпущенные государственным эмиссионным банком.

В частности, Г.И. Рузавин в "Основах рыночной экономики" пишет:

"взаимодействие в рамках единой целостной системы приводит к возникновению нового системного качества, которым не обладает ни один банк в отдельности: созданию новых "банковских денег", а тем самым расширению их предложения системой банков. Очевидно, что банку выгодно реализовывать свои избыточные резервы в виде ссуд, инвестиций, покупки ценных бумаг и т.п., так как за это он получает проценты. Поэтому в условиях стабильной экономики создание "банковских денег" представляет собой нормальное явление". (При этом о тот, как отражается такое "нормальное явление" на реальной покупательной способности денежной единицы, т.е. на эквивалентности товарно-денежного обмена, Г.И. Рузавин умалчивает.)

Подобный взгляд на деньги позволяет банку А, даже после передачи всех (!) наличных банку Б в виде кредита, выписывать чеки для оплаты различных товаров.

Вместе с тем, указанное "разбухание" депозитов в бухгалтерской отчетности есть не что иное, как следствие логической ошибки, которые допускают экономисты при отражении операции беззалогового кредитования в балансе банка А (речь идет об ошибке аналогичной той, что ведет к экспансии акционерного (фиктивного) капитала).

Дело в том, что существующие правила составления балансов по схеме "активы-пассивы" предназначены только для отражения движения реальных товаров. Предоставление беззалогового денежного кредита банком А банку Б есть не что иное, как приобретение банком А фиктивного товара в виде долговых обязательств банка Б. С позиции реального товарно-денежного обмена, для банка А эти обязательства представляют собой временные убытки. В отличие от реальных активов, фиктивные активы не имеют стоимости и должны отражаться в структуре баланса как "ноль". Таким образом, использование банком А убытка реальных денег в качестве самих денег недопустимо априори.

Такая же логика реальных товарно-денежных отношений должна распространяться и при заполнении правой части баланса банка А – раздела "Пассивы". Величина депозитов в структуре баланса может иметь количественное выражение лишь в том случае, если в банке хранятся реальные активы. Как у пустоты в реальном мире нет источника, так и фиктивные товары могут быть "уравновешены" только нулем. И в этой связи соответствующие фиктивным товарам пассивы в структуре баланса банка А должны отражаться как "ноль": это те реальные вклады, которых в банке А после выдачи беззалоговой ссуды просто нет.

При таком подходе баланс банка А после предоставления беззалоговой ссуды банку Б должен иметь вид табл. 7.7.

Табл. 7.7 Баланс банка А после выдачи им ссуды банку Б

Активы

Пассивы

Долговые обязательства 0

Депозиты 0

 

При этом сводный баланс банков А и Б после выдачи-получения беззалоговой ссуды должен иметь вид табл. 7.8.

Табл. 7.8 Сводный баланс банков А и Б после выдачи-получения беззалоговой ссуды

Активы

Пассивы

Наличные + 1000 Долговые обязательства 0

Депозиты + 1000 Депозиты 0

Итого + 1000

Итого + 1000

 

Таким образом, многократная экспансия банковских депозитов – это экспансия фиктивных денежных активов, в роли которых выступают долговые обязательства по возврату ссуженных реальных денег.

Следует особо подчеркнуть, что фиктивные денежные активы возникают в результате ошибочного подхода к учету денежных средств, предоставленных другим лицам на условиях беззалогового кредитования. В справедливости вышесказанного можно убедиться и на таком примере.

Допустим, тот же банк А предоставляет банку В ссуду в размере 1000 долл., но уже под залог в виде реального имущества - токарного станка стоимостью 1000 долл. При этом баланс банка В до получения ссуды отражен в табл. 7.9.

Табл. 7.9 Баланс банка В до получения залоговой ссуды от банка А

Активы

Пассивы

Токарный станок + 1000

Депозиты + 1000

 

При этом сводный баланс банков А и В до выдачи залоговой ссуды баком А банку В имеет вид табл. 7.10.

Табл. 7.10 Сводный баланс банков А и В до выдачи-получения залоговой ссуды

Активы

Пассивы

Наличные + 1000 Токарный станок + 1000

Депозиты + 1000 Депозиты + 1000

Итого + 2000

Итого + 2000

 

После предоставления указанной ссуды баланс банка А принимает вид табл. 7.11.

Табл. 7.11 Баланс банка А после выдачи залоговой ссуды банку В

Активы

Пассивы

Токарный станок + 1000

Депозиты + 1000

 

А баланс банка В принимает вид табл. 7.12.

Табл. 7.12 Баланс банка В после получения залоговой ссуды

Активы

Пассивы

Наличные + 1000

Депозиты + 1000

 

При этом сводный баланс банков А и В после выдачи-получения залоговой ссуды принимает вид табл. 7.13.

Табл. 7.13 Сводный баланс банков А и В после выдачи-получения залоговой ссуды

Активы

Пассивы

Токарный станок + 1000 Наличные + 1000

Депозиты + 1000 Депозиты + 1000

Итого + 2000

Итого + 2000

 

Из сопоставления двух сводных балансов банков А и В до (табл. 7.10) и после (табл. 7.13) выдачи-получения ссуды под залог в виде реального имущества видно, что в этом случае валюта баланса двух банков остается неизменной, т.е. многократное увеличение депозитов из денежно-кредитной сферы исчезает.

Кстати, ранее ряд экономистов уже пришел к аналогичному выводу. В частности, А. Пезенти в "Очерках политической экономии капитализма" пишет:

"уже давно было замечено, что, предоставляя кредит без покрытия (выдел., - авт.), банк создает деньги, и по крайней мере в данном случае кредит создает вклад, а не наоборот".

Вместе с тем, отказ от взгляда на деньги с позиции того, насколько они отвечают требованиям к реальным деньгам, ведет к тому, что многие экономисты, признавая за коммерческими банками способность создавать дополнительные деньги, не уточняют, о каких деньгах - реальных или фиктивных при этом идет речь. Так, тот же А. Пезенти далее пишет:

"Иначе говоря, банк все же может создавать вклады. В этом случае кредит приобретает форму аванса по отношению к будущему производству и к сбережениям, которые будут созданы на основе предстоящего процесса производства".

Причем, о каких вкладах - реальных или фиктивных тут идет речь, А. Пезенти также не уточняет.

Подводя черту под вышесказанным, следует отметить, что увеличение величины депозитов в формах бухгалтерского учета банка - это еще не выпуск последним фиктивных денег. Коммерческий банк создает фиктивные деньги, в первую очередь, в форме банковских чеков, используемых вкладчиками банков для оплаты приобретаемых товаров. С позиции сохранения реального товарно-денежного баланса на рынке коммерческий банк может выписывать чеки владельцам вкладов лишь в том случае, если соответствующие этим чекам денежные средства будут оставаться на текущем (расчетном) счете данного клиента без движения или храниться в виде наличных в сейфах банка.

Кредитование данным коммерческим банком другого лица, в частности, за счет средств на текущем (расчетном) счете клиента ведет к тому, что к реальным денежным средствам, предоставленным в виде кредита другому лицу, добавляются еще и фиктивные деньги в виде чека, выписанного на имя вкладчика банка.

 

8. РЕГУЛИРОВАНИЕ ФИКТИВНЫХ ТОВАРНО-ДЕНЕЖНЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИИ

До настоящего времени особенностью государственного регулирования фиктивных товарно-денежных отношений в России является отсутствие в соответствующих правовых актах целостного подхода к обеспечению эквивалентного обмена. В российском законодательстве отсутствуют не только нормы, обеспечивающие эквивалентность товарно-денежного обмена, но и само понятие "эквивалентный обмен". При этом нормативные акты государства разрешают торговлю практически всеми известными видами фиктивных товаров, прямо запрещая использование в качестве платежных средств лишь фальшивые деньги.

Причем следует подчеркнуть, что механизм государственного регулирования фиктивных товарно-денежных отношений представляет собой не только совокупность определенных правовых норм, но и отсутствие в законодательстве обязательных норм с позиции обеспечения эквивалентного обмена. В частности, к таким отсутствующим в российском законодательстве обязательным нормам относятся: запрет на торговлю используемой в качестве инструмента сбережения накоплений инвалюты, бартер, использование в качестве платежных средств банковских векселей и т.д.

А) Торговля фиктивными товарами

С позиции обеспечения эквивалентного обмена, участники обмена могут свободно вступать в отношения обмена исключительно по поводу обмена реальными товарами. Вместе с тем, в трансформационный период российское законодательство эту норму игнорировало, следствием чего стало введение в обращение всех возможных видов фиктивных товаров: "товаров из будущего", ценных бумаг, инвалюты в виде инструмента сбережения накоплений и т.д.

Одним из наиболее распространенных способов "производства" фиктивных товаров является беззалоговое кредитование. Предоставление кредитором денежных средств заемщику на беззалоговой основе есть не что иное, как продажа заемщиком кредитору фиктивного товара в виде обязательства вернуть заемные средства в будущем. Причем беззалоговым кредитованием должно быть признано не только предоставление кредитором заемщику заемных средств на безвозмездной основе, но и использование в качестве предмета залога фиктивных товаров. Поскольку последние не отвечают требованиям, предъявляемым к реальным товарам.

Вместе с тем, российское законодательство не уделяет должного внимания этому вопросу. Следствием чего стало отсутствие в государственных правовых актах соответствующих норм, запрещающих беззалоговое кредитование или использование в качестве предмета залога фиктивных товаров.

Кроме этого, до настоящего времени при получении кредита на основе залога российское гражданское законодательство оставляет за залогодателем право собственности на предмет залога на срок действия договора залогового кредитования. Причем, даже предусмотренная Законом РФ "О залоге" норма, предусматривающая передачу предмета залога залогодержателю (речь идет о закладе), последнего собственником предмета залога на срок кредитования не делает.

Указанный взгляд на отношения по поводу права собственности на предмет залога, во-первых, рождает у залогодержателя при составлении баланса фиктивные товары в виде обязательства залогодателя по возврату заемных средств, а во-вторых, становится источником многочисленных злоупотреблений.

В частности, связанных с использованием одного и того же имущества в качестве предмета залога при получении заемных средств у разных кредиторов. Помимо этого в гражданском законодательстве отсутствует норма, оставляющая за продавцом право собственности на переданные им покупателю на условиях отсрочки платежа товары до тех пор, пока покупатель не оплатит эти товары. То есть, не оплатив товар в полном объеме (т.е. по сути, еще не став собственником товара), покупатель получает возможность свободно распоряжаться этим товаром. Следствием чего стали многочисленные злоупотребления, связанные с неоплатой товаров, полученных в форме товарного кредита.

Ранее главе уже отмечалось, что выпуску фиктивных товаров (фиктивных денег) способствует нарушение правил бухгалтерского учета долговых обязательств. Если при учете реального имущества данного субъекта хозяйственной деятельности активы как бы опираются на пассивы, вытекают из них, то в случае учета фиктивных товаров в составе имущества, во-первых, стоимость такого имущества должна отражаться в балансе, как равная нулю, а во-вторых, валюта пассивов должна быть уменьшена на величину цены фиктивных товаров. (Такой подход к учету устраняет как экспансию фиктивных денежных активов, так и экспансию стоимости фиктивных товаров.)

Однако соответствующие этому нормы по бухгалтерскому учету фиктивных товаров и фиктивных денежных средств в государственных правовых актах отсутствуют.

Следствием этого также стали многочисленные злоупотребления, связанные с выпуском ценных бумаг, не обеспеченных реальным имуществом, в частности, векселей, коммерческих банков.

Не менее распространенным способом "производства" фиктивных товаров является выпуск вторичных фиктивных товаров (например, опциона на акцию). То есть речь идет об объектах обмена в виде права собственности на фиктивный товар, собственником которого покупатель данного фиктивного товара (например, акции) становится только в будущем. Причем следует учитывать, что теоретически фиктивные товары могут быть не только вторичные, но и третичные, четвертичные и т.д. Однако обращение вторичных фиктивных товаров российское законодательство не ограничивает.

"Товары из будущего". Обычно право собственности на "товар из будущего" вытекает из срочного договора купли-продажи, по которому одна сторона обязуется поставить, а другая - получить определенное количество реальных товаров, по установленной цене и в оговоренные сроки. То есть речь идет о торговле фиктивными товарами в чистом виде. Однако российское законодательство до настоящего времени такую торговлю не ограничивает.

Ценные бумаги. Говоря о купле-продаже ценных бумаг, следует отметить, что сам по себе термин "купля-продажа ценных бумаг" является не вполне некорректным. С экономико-правовой точки зрения, "купля-продажа ценных бумаг" есть не что иное, как купля-продажа права, закрепленного данной ценной бумагой. По мнению автора, использование термина "бумага" преследует цель - придать сделкам купли-продажи прав, закрепленных ценной бумагой, иллюзию купли-продажи чего-то реального: указанная манипуляция с понятиями усиливает привлекательность ценных бумаг как объектов инвестирования среди рядовых инвесторов.

Первоначально правовая база под возможностью обращения ценных бумаг была подведена Положением о выпуске и обращении ценных бумаг и фондовых биржах в РСФСР, утвержденным Правительством РСФСР 28 декабря 1991 г. Согласно п. 2 этого Положения:

"Под обращением ценных бумаг понимается их купля и продажа, а также другие действия, предусмотренные законодательством РСФСР, приводящие к смене владельца ценных бумаг".

Следует особо подчеркнуть, что ценные бумаги, разумеется, могут переходить от одного лица к другому (в частности, по наследству). С позиции обеспечения эквивалентного товарообмена, переуступка права собственности на ценную бумагу не допустима лишь в том случае, если такая переуступка права носит характер сделки купли-продажи (включая, предоставление заемных средств под залог ценной бумаги). Однако даже если законодательство допускает обращение ценных бумаг в принципе, негативные последствия от введения в обращения данной группы фиктивных товаров могут быть значительно уменьшены путем ряда ограничений. Например, могут устанавливаться ограничения на частоту совершения сделок купли-продажи с одной ценной бумагой, частоту проведения торгов на фондовой бирже, введение налога на превышение рыночной стоимости акций по сравнению со стоимостью собственных реальных активов акционерного общества и т.д. Вместе с тем, все эти ограничения в Положении о выпуске и обращении ценных бумаг и фондовых биржах в РСФСР отражения не нашли, что благоприятно сказалось на формировании фиктивного сектора экономики, в частности, сектора спекуляций ценными бумагами.

Так, п. 45 Положения ограничивает обращение ценных бумаг только тем, что их купля-продажа "осуществляется по рыночным ценам". При этом насколько рыночная цена акций и производных ценных бумаг может превышать соответствующую им стоимость собственных реальных активов эмитента в Постановлении не оговорено.

В Положении отсутствует и предельная частота совершения сделок купли-продажи с одной ценной бумагой, т.е. речь идет о количестве сделок, совершаемых с одной ценной бумагой в течение определенного промежутка времени. Понятно, что чем реже будут осуществляться сделки купли-продажи с одной ценной бумагой, тем меньше у спекулянтов будет возможности искусственно "перегревать" фондовый рынок и тем менее привлекательным для инвесторов станет фиктивный сектор экономики.

Несмотря на то, что к моменту выхода Положения о выпуске и обращении ценных бумаг и фондовых биржах в РСФСР мировой опыт торговли ценными бумагами насчитывал уже не одну сотню лет, в Положении не нашли свое отражение нормы, существенно ограничивающие возможность злоупотреблений в сфере обращения ценных бумаг. Например, Положение не ограничивало возможность эмитентов оказывать влияние на рыночную цену выпущенных ими ценных бумаг путем организованной скупки ценных бумаг по заранее взвинченным ценам. То есть речь идет о возможности так называемой "самокотировки" ценных бумаг на рынке. Следствием этого уже в начале 90-х годов стал бурный рост финансовых "пирамид", деятельность которых для подавляющего числа их инвесторов оказалась весьма плачевной.

С 1 октября 1992 г. во исполнение Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации на 1992 г. Указом Президента РФ "О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации" в России была введена в действие система приватизационных чеков (приватизационных счетов). Согласно этому Указу, каждый гражданин имел право получить по одному приватизационному чеку равной номинальной стоимости в размере 10 тыс. руб.

При этом приватизационные чеки выступали в роли особых (одноразовых) денег, которые использовались в качестве платежных средств для приобретения приватизируемого государственного и муниципального имущества.

Несмотря на сугубо "денежный" характер приватизационных чеков, п.4 Положения о порядке обращения и погашения приватизационных чеков", утвержденного Указом Президента РФ от 12 февраля 1993 г., было допущено свободное обращение чеков на рынке: "Приватизационные чеки могут продаваться и покупаться без ограничения их количества. Цена приватизационных чеков определяется по соглашению сторон". Тем самым возникла правовая основа, позволяющая использовать приватизационные чеки в качестве объектов обмена, т.е. фиктивных товаров.

Правовая основа использования ценных бумаг в качестве объекта обмена была закреплена и Гражданским кодексом Российской Федерации, принятым Государственной Думой 21 октября 1994 г. Согласно п.1 статьи 142 Гражданского Кодекса РФ:

"Ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении".

Таким образом, отличительной особенностью ценных бумаг является их документарная форма, наличие которой является условием для реализации имущественных прав. Правда, такая трактовка ценной бумаги не выдерживает критики с учетом существования другого узаконенного статьей 149 Гражданского Кодекса РФ понятия - "бездокументарная ценная бумага", которая предусматривает фиксацию имущественных прав с помощью средств электронно-вычислительной техники и т.п..

Статьей 143 Гражданского Кодекса РФ к ценным бумагам отнесены:

"государственная облигация, облигация, вексель, чек, депозитный и сберегательный сертификаты, банковская сберегательная книжка на предъявителя, коносамент, акция, приватизационные ценные бумаги и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу ценных бумаг".

Помимо вышеперечисленных в статье 143 Гражданского Кодекса РФ документов, к числу ценных бумаг был отнесен и опцион эмитента. Согласно статьи 2 указанного Федерального закона:

"Опцион эмитента – эмиссионная ценная бумага, закрепляющая право ее владельца на покупку в предусмотренный в ней срок и/или при наступлении указанных в ней обстоятельств определенного количества акций эмитента такого опциона по цене, определенной в опционе эмитента".

То есть опять речь идет о правовой основе, обеспечивающей обращение фиктивных товаров. Причем речь идет о вторичных фиктивных товарах - фиктивных товаров, так сказать, в чистом виде.

Теоретически форму фиктивного товара может принять и сберегательная книжка на предъявителя. Однако российское законодательство до настоящего времени не ограничивает выпуск ценных бумаг такого вида.

Иностранная валюта, используемая в качестве инструмента сбережения накоплений. С позиции обеспечения эквивалентного товарообмена, иностранная валюта может приобретаться резидентами лишь в целях непосредственного использования ее в качестве платежного средства при покупке импортных товаров. Таким образом, отсутствие в законодательстве соответствующих ограничений на приобретение резидентами инвалюты ведет к тому, что последняя получает возможность обращаться на внутреннем рынке в качестве инструмента сбережения накопления, т.е. фиктивного товара..

Одной из особенностей российского гражданского законодательства является отсутствие ограничений на свободную куплю-продажу инвалюты резидентами. Следствием этого становится возможность приобретения иностранной валюты резидентами с целью использования ее в качестве инструмента сбережения накоплений. В свою очередь это ведет к свободному обращению иностранной валюты на внутреннем рынке в качестве фиктивного товара.

Как уже отмечалось ранее, по своему экономическому содержанию, приобретение резидентами иностранной валюты с целью формирования сокровищ аналогично дарению покупателями инвалюты соответствующих по стоимости реальных товаров стране, выпустившей данную инвалюту в обращение. В этой связи размер государственных валютных резервов (стабилизационного фонда) имеет исключительно важное значение для экономики: избыточный размер валютных резервов ведет к недопоставке в страну реальных импортных товаров, включая средства производства, что негативно отражается не только на реальном товарно-денежном балансе, но и на экономическом развитии страны в целом. Вместе с тем, российское законодательство не ограничивает предельный размер государственных валютных резервов.

С позиции эквивалентного обмена, в законодательстве должна быть норма, предусматривающая изъятие в пользу государства всех сверхдоходов, полученных экспортерами в результате уменьшения рыночного курса рубля по сравнению с паритетным, путем установления соответствующего налога (сбора). Дело в том, что нарушение правил международного эквивалентного обмена становится причиной отклонения рыночного курса рубля от паритетного (реального).

Частичная продажа инвалютной выручки экспортерами, приобретение инвалюты резидентами в целях использования ее в качестве инструмента сбережения накоплений ведет к тому, что рыночный курс рубля становится намного меньше паритетного. (По мнению автора, в 1999-2006 гг. относительное расхождение между рыночным и паритетным курсами российского рубля составляло от 9 до 2 раз.) Уменьшение рыночного курса рубля позволяет экспортерам извлекать сверхприбыль от своей деятельности и тем самым обеспечивает перераспределение реальной собственности между неэкспортерами и экспортерами в пользу последних. Существо оздоровить ситуацию могло бы введение налога на сверхприбыль экспортеров от искусственного уменьшения курса рубля (речь идет о частичной продаже экспортерами инвалютной выручки). Однако и такая норма российским законодательством не предусмотрена.

Права требования долга, вытекающие из договоров гражданско-правового характера. Российское гражданское законодательство не ограничивает свободное обращение фиктивных товаров не только в виде ценных бумаг, но и в виде долговых обязательств. Так, статья 382 Гражданского Кодекса РФ допускает куплю-продажу фиктивных товаров в виде права (требования), принадлежащего кредитору на основании обязательства должника.

Одной из причин возникновения фиктивного товара в виде права требования долга является допускаемое до настоящего времени российским законодательством беззалоговое кредитование, следствием чего и становится возникновение такого права. Понятно, что при залоговом кредитовании, когда в качестве объекта залога используются реальные товары и когда кредитор становится собственником предмета залога на срок предоставления кредита, указанное право требования долга у кредитора не может возникнуть изначально.

Б) Использование фиктивных денег в качестве платежных средств

Говоря об использовании в качестве платежных средств фиктивных денег, следует исходить из того, что фиктивными деньгами являются все средства обмена, противоречащие требованиям, предъявляемым к реальным деньгам. Исходя из этого, все сделки, в которых в качестве платежных средств участвуют фиктивные деньги в виде ценных бумаг, права требования долга по гражданскому договору, используемой в качестве платежного средства на внутреннем рынке инвалюты должны изначально признаваться незаконными.

Вместе с тем, особенностью российского гражданского законодательства в части эмиссии и введения в обращения денег является его исключительная двойственность и непоследовательность. С одной стороны, согласно п.1 статьи 75 Конституции РФ:

"Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускается".

То есть налицо готовность государства (и общества) бороться за обеспечение неизменных стоимостных пропорций в сфере обмена. Однако, с другой стороны, в российском законодательстве отсутствует ответственность за использование в качестве платежных средств фиктивных денег. (В частности, до настоящего времени российские коммерческие банки, рекламируя свои векселя, указывают на возможность использования их в качестве платежного средства.) Соответствующие нормы отсутствуют как в Уголовном кодексе, так и Кодексе об административной ответственности Российской Федерации.

Следствием этого в переходный период стало широкомасштабное использование во взаиморасчетах всевозможных "денежных суррогатов" (векселей, облигаций, долговых расписок и т.д.), а также инвалюты. При этом, судя по обзору судебной практики, не было отмечено ни одного случая, когда правоохранительные органы (скажем, та же прокуратура) в судебном порядке добивались признания недействительной сделки купли-продажи с участием фиктивных средств обмена (например, банковских векселей).

Кроме этого, статьей 567 Гражданского кодекса РФ (часть вторая) предусмотрена такая форма сделки как договор мены, лежащий в основе бартерного обмена, который по своим экономическим последствиям близок к фальшивомонетничеству. В соответствии с этой статьей:

"По договору мены каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороны один товар в обмен на другой ... При этом каждая из сторон признается продавцом товара, который она обязуется передать, и покупателем товара, который она обязуется принять в обмен".

Как уже говорилось раньше, с позиции обязательного участия денег во всех сделках обмена товарами, вытекающего из самой идеи товарно-денежного обращения, безденежный обмен товарами можно рассматривать как форму обмена товарами, когда стороны выпускают безналичные фиктивные деньги, которые после совершения обмена товарами этими же сторонами аннулируются. Таким образом, отсутствие в законодательстве ограничений на совершение сделок мены также способствует нарушению стоимостных пропорций в сфере обмена.

Серьезную опасность для обеспечения эквивалентного обмена представляет и предусмотренный статьей 572 Гражданского кодекса РФ (часть вторая) договор дарения. Согласно этой статье:

"По договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность или имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу, либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом".

В случае сговора между участниками сделки обмена указанная норма позволяет реализовать безденежный обмен товарами путем дарения принадлежащего сторонам вещей друг другу.

 

Прислано Алексеем Михайловым.

 














  


 
 [ главная Сборник статей по экономике Игоря Аверина © 2006-2009  [ вверх
© Все права НЕ защищены. При частичной или полной перепечатке материалов,
ссылка на "www.economics.kiev.ua" желательна.
Яндекс цитирования