Мировая экономика Статьи по мировой экономике
  Новости
  Классические статьи по экономике
  Деньги
  Золото
  Нефть (ресурсы)
  Демократия
  США
  Ближний Восток
  Китай
  СССР и Россия
  Евросоюз
  Югославия
  Третий Мир
  Сельское хозяйство
  Производство
  Социальные вопросы экономики
  Образование
  Современная экономика
  Проблемы современной экономики
  Экономическая карта мира.
  Геополитика
  Государство
  Экономика будущего
  Наука
  Энергетика
  Международные фонды
  Всемирная торговая организация
  Катастрофы
  Терроризм
  Религия, Идеология, Мораль
  История
  Словарь терминов

Опрос
На Ваш взгляд Украина должна интегрироваться с
Евросоюзом
Россией
Или играть в "независимость" на транзитных потоках


Результаты

Спонсор проекта:
www.svetodiody.com.ua

  

СССР и Россия >> Стабфонд >> СТАБИЛИЗАЦИОННЫЙ ФОНД: КОПИТЬ ИЛИ ТРАТИТЬ

СТАБИЛИЗАЦИОННЫЙ ФОНД: КОПИТЬ ИЛИ ТРАТИТЬ

СТАБИЛИЗАЦИОННЫЙ ФОНД: КОПИТЬ ИЛИ ТРАТИТЬ

(НАЗВАНИЕ УСЛОВНОЕ)

 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

Введение. 1

Глава 1. Стабилизационный фонд в России и мире. 2

У нас…... 2

… и у них. 6

Зачем собирать?. 7

И как использовать?. 9

Глава 2. Азы теории денежного обращения и накопления. 10

С чего начинается финансовая система. 11

Немецкая схема: деньги до товара. 12

Альтернатива: ипотека «по-американски». 14

Денежно-кредитный мультипликатор. 16

«Валютное управление» государством: кто выигрывает?. 18

Глава 3. Золотовалютные резервы России, нефть и международные финансы. 20

К чему пришла Россия?. 20

Есть ли выход?. 22

Цены на нефть: ловушка для Стабилизационного фонда. 24

Готовимся к новым условиям.. 27

Есть идеи! 29

Самое главное: кнут и пряник. 31

Американская схема – не альтернатива! Она наравне с векселями!

Введение.

Существование в России Стабилизационного фонда – широко известный факт. О нем знают почти 90% населения. И практически все относятся к нему негативно. Это легко объяснимо: в советские времена средства, которые сейчас направляются в Стабилизационный фонд, были бы использованы на закупку оборудования и товаров народного потребления, не производящихся в стране. Нелепость сложившейся сегодня ситуации очевидна для всех и вызывает всеобщее раздражение. Вопрос приобрёл политический характер. Стабилизационный фонд становится серьёзной политической проблемой.

Сегодня профессиональные экономисты судорожно мечутся между полярно противоположными представлениями о природе Стабилизационного фонда. Часть из них утверждает, что Стабилизационный фонд – это механизм денежно-кредитной политики (регулирования денежной массы)  в условиях «голландской болезни», поразившей Россию. Такой точки зрения придерживается А Н. Илларионов, советник Президента России. Еще часть экономистов уверена, что существование Стабилизационного фонда уподобляет Россию колонии, которая платит дань своим иностранным хозяевам. На этой позиции стоит крупнейший российский писатель Д. Е. Галковский. В конечном итоге, все это невольно работает только на одну политическую линию: «Долой!».

Истина находится не посередине, посередине находится проблема. Именно о проблеме и путях её решения и нужно говорить. Основной вопрос этой книги: почему Россия не может истратить свалившиеся на неё деньги во благо?

Цены на любое сырьё очень подвижны. Поэтому и цены на нефть в будущем неизбежно ждут взлёты и падения. И после очередного цикла привыкшая к бедности страна опять не сможет истратить свалившееся на неё богатство, хотя его величина будет существенно меньше, чем сегодня.

Сразу скажу, что не следует зацикливаться на Стабилизационном фонде. На самом деле, он представляет собой всего лишь бухгалтерское оформление распределения ответственности за валютные резервы между Минфином России и Банком России. Существование Стабилизационного фонда – неизбежное следствие роста золотовалютных резервов Банка России при проводимой в стране денежно-кредитной политике. Он представляет собой лишь часть, причём самую небольшую, золотовалютных резервов активов России. Этому вопросу посвящена первая глава нашей книги.

ВОПРОС АВТОРУ: НАПИСАТЬ О ТОМ, ПРО ЧТО 2  ГЛАВА?

Стабилизационный фонд это следствие вполне определённой денежно кредитной политики. Он не нужен по определению экономике СССР или модернизирующейся экономикам Германии или Франции. Он следствие монетаристской денежно-кредитной политики в специфических российских условиях, в условиях страны со слабой финансовой системой.

В третьей главе раскрыты основные направления решения проблемы. Перечислим их. Во-первых, это государственный контроль (монополия) экспорта углеводородного сырья. Во-вторых, государственные программы по развитию финансовой системы, как инструмент неинфляционного использования дополнительных доходов. В-третьих, развитие российской финансовой системы, как конкурентоспособной части мировой системы расчётов.

Благодарю за помощь в работе над книгой информационный канал OPEC.ru и лично А. Ведева, А. Гордеева  и К. Киселёва.

 

И свежее сообщение:

Федеральный закон от 4 ноября 2005 г. N 141-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О федеральном бюджете на 2005 год"

Объем доходов в 2005 г. прогнозируется в сумме 4 979 756,6 млн. руб., расходов - 3 539 450,6 млн. руб., при этом превышение доходов над расходами (профицит) составит 1 440 306,9 млн. руб. Прогнозируемые: объем ВВП - 21 000 млрд. руб., уровень инфляции 10-11%.

Определено распределение дополнительно полученных средств. Объем отчислений в Стабилизационный фонд РФ планируется в сумме 1 240,2 млрд. руб., из них: за счет налога на добычу полезных ископаемых - 346,6 млрд. руб.; за счет вывозных таможенных пошлин на нефть - 505,8 млрд. руб.

Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня официального опубликования.

 

Глава 1. Стабилизационный фонд в России и мире.

У нас…

С начала реформ и до 1999 года России был свойственен хронический бюджетный кризис. Реальное исполнение бюджета всё время оказывалось хуже прогнозных величин. Доля федерального бюджета в ВВП снижалась. Реальная величина федерального бюджета колебалась на уровне около 20 млрд. долларов.

В 1999 году ситуация изменилась. Крах пирамиды государственных казначейских обязательств приостановил отток средств на спекулятивные рынки. Обесценивание рубля закрыло внутренний рынок от импорта. В условиях абсолютной прозрачности российской таможенной границы это было единственной формой защиты от иностранной  конкуренции. Стоит учесть, что российские карлики конкурировали с крупнейшими транснациональными корпорациями, а миллионер миллиардеру не соперник. В этих условиях российский бизнес совершил экономическое чудо: несмотря на полный развал кредитной системы, он смог обеспечить экономический рост. Без кредита невозможно использовать самую благоприятную конъюнктуру, однако русский деловой человек смог осуществить этот «экономический Сталинград».

Рост цен на нефть после 2000 года вызвал приток в страну значительного объема валютных средств. Если бы не экономическое чудо 1999 года, эти средства просто пришлось раздавать как пособие голодным и безработным гражданам. Но в России экономика сохранилась, люди не стали люмпенами, у них осталась работа. А значит, в стране осталась и экономическая политика, и так называемые «денежные власти».

В Государственную Думу было внесено несколько сот законодательных инициатив по защите внутреннего рынка, однако Правительство России твёрдо стояло на позиции вступления в ВТО, снижения и унификации таможенных пошлин[1]. Правительство сделало пересмотр таможенных тарифов одним из важных пунктов своей программы на 2001-2003 годы. По сравнению с серединой 1990-х годов, к настоящему времени они уменьшились более, чем на 50%.

Эта политика проводилась, несмотря на то, что курс на унификацию таможенных тарифов противоречит существующим в современном мире тенденциям. Благодаря развитию информационных систем появляется больше технических возможностей по контролю за пересекающими границы товарами и, соответственно, по использованию более тонких, диверсифицированных методов таможенного регулирования[2].

Таможенная защита, о которой просят союзы товаропроизводителей, особенно из отраслей агропромышленного комплекса, вовсе не чрезмерна. Необходимость в ней обусловлена тем, что кредиты в России в два-три раза дороже по сравнению с кредитами в развитые страны, а их сроки обычно не превышают одного года. Дорогой является и страховка: тарифы здесь тоже в два-три  раза выше, чем в Европе. Возможности внутреннего самофинансирования российских компаний также невелики, ведь по размерам они серьезно проигрывают в сравнении со своими конкурентами.

Компромиссом между требованиями российского бизнеса и политикой правительства была политика искусственного удешевления рубля и удорожания доллара. «Денежные власти» вынуждены были начать борьбу с укреплением национальной валюты, ведущей к снижению конкурентоспособности национальных производителей («голландская болезнь»). Надо понимать, что такой компромисс носит временный характер, он разорителен для экономики и не устраивает бизнес в среднесрочной и долгосрочной перспективе. В рыночной экономике ничто не бывает бесплатным.

Заниженный курс национальной валюты затрудняет экспорт в страну. В том числе – экспорт машин, оборудования, лицензий, сырья, которые страна не производит. Вся страна работает на экспортёров, проедается накопленное национальное богатство. Это можно объяснить, когда страна пытается захватить новые рынки. Например, именно по такому пути пошла Япония для того, чтобы обеспечить себе лидерство на рынке высокотехнологической продукции. Но стимуляция экспорта сырья, недоплаты работникам ЖКХ и врачам для снижения стоимости рабочей силы в стране ради увеличения экспорта нефти за рубеж необъяснимы.

Национальная валюта может удешевляться разными методами, в рамках различных экономических стратегий. Обычно центральный банк и правительство раздают дешёвые кредиты для стимулирования экономического роста. Этот путь в России был отвергнут как проинфляционный.

Еще одно простое и очевидное решение – сократить экспорт нефти.  Нефть в нашей стране действительно дорогая и действительно кончается. Наши месторождения пришли к истощению, а новых месторождений, подобных Самотлору, наша страна не может освоить как по финансово-экономическим причинам (частный капитал ещё не реализовывал проектов такого масштаба), так и просто из за физического отсутствия месторождения такого уровня. Мнение специалистов можно сформулировать очень кратко:  добыча нефти в России резко сократится уже в ближайшие годы (к 2008 году)[3]. Возникают эффекты, которые условно называют "кривой Хуберта". Они заключаются в том, что, при низких мировых ценах на нефть, в силу дороговизны добычи ее падение будет ещё больше.

Почему такая политика не проводится? Причина лежит на поверхности и заключается в том, что в России приватизирована нефтяная рента[4]. Механизм выдачи лицензий на разработку месторождений во все пореформенные годы привёл к ее передаче частным компаниям и нефтеэкспортёры блокируют такую возможность. Рента должна принадлежать народу, и во всех нефтедобывающих странах экспорт нефти находится под полным контролем государства. Либерализация таможенной политики в сочетании с отсутствием государственного  контроля за экспортом нефти оставили в руках Банка России мало инструментов.

Третий путь – обеспечение Центральным банком роста монетизации ВВП. В этом случае отношение денежной массы к ВВП растёт. Денежное обращение страны обслуживается самыми разными валютами и денежными суррогатами, а не только национальной валютой, рублём. Вытеснение суррогатов и иностранных валют из обращения позволяет эмитировать (выпускать в обращение) рубли без риска инфляции. Именно этим объясняется эффект резкого увеличения денежной массы в России, рост монетизации ВВП в 2000 – 2005 годах без инфляционного всплеска.

Наконец, часть денег, которые государство изымает из экономики в виде налогов, оно может сжигать, обнулять (в прессе используют неверный по сути термин "замораживать"). Политика сжатия денежной массы называется рестрикционной. Такая политика означает, что из экономики изымаются ресурсы (нефть, металлы, лес, рыба и т.п.), которые безвозмездно передаются другим экономикам. Если государство проводит такую политику, то в стране автоматически растет безработица, падают темпы роста ВВП и так далее.

В России была избрана именно рестрикционная стратегия. Банк России активно эмитировал рубли для скупки доллара у экспортёров. Немедленным следствием  явилась масштабная рублевая эмиссия, создававший угрозу усиления инфляции.  Денежная масса увеличилась в разы: с 714 млрд. рублей на 01.01.2000 года до 3213 млрд. рублей на  01.01.2004 года и 5293 млрд. рублей на 01.10.2005 года[5]. Более жёстко контролировался рост денежной  базы в широком определении: она увеличилась с 928,3 млрд. рублей на 01.01.2002 года до 1670 млрд. рублей на 01.01.2005 года[6].

Для купирования инфляции рубли изымались из обращения в виде налогов и замораживались на счетах Казначейства. Возникла потребность в инструментах стерилизации эмиссии, попросту уничтожения, «сжигания» безналичных рублей. Всего за 2000–2003 годы прирост средств органов государственного управления  в Банке России обеспечил стерилизацию 17% эмиссии (прироста денежной базы в широком определении), вызванной ростом золотовалютных резервов. Размещение государственных средств в коммерческих банках было прямо запрещено. Жёстко проводилась политика обязательных   резервов, что ограничило возможности роста денежной массы.

 

Важнейшим инструментом стерилизации эмиссии стал рост остатков на счетах Казначейства, накопление денег на счетах  органов государственного управления в Банке России. Зачастую это сводилось к тому, что предусмотренные бюджетом средства выдавались бюджетополучателям в самом конце бюджетного периода под различными формальными предлогами. В конце бюджетного года большая часть средств так или иначе доходила до получателей, что обеспечивало инфляционный всплеск. Было принято решение институализировать механизм санации  рублёвых ресурсов.

3 апреля 2001 года в Послании к Федеральному Собранию Президент России В.В. Путин предложил  разделить доходную часть бюджета на две части. Одна из них, формируемая за счет источников доходов, связанных с благоприятной внешнеэкономической конъюнктурой, и должна была "образовать резерв для обеспечения стабильного развития в менее благоприятные годы, а также для решения масштабных стратегических задач". 18 ноября 2003 года был формализован элитный консенсус: Государственной Думой было принято Постановление N 4512-III ГП, одобрившее инициативы Правительства.

С 1 января 2004 года вступили в силу дополнения в Бюджетный кодекс РФ, узаконившие Стабилизационный фонд. В соответствии с Бюджетном кодексом РФ федеральными законами "О федеральном бюджете на 2004 год" и "О федеральном бюджете на 2005 год", постановлением Правительства РФ "О порядке управления средствами Стабилизационного фонда Российской Федерации" (№ 508 от 30.09.2004) действуют следующие правила, регулирующие формирование и использование Стабилизационного фонда.

Средства, перечисляемые в Стабилизационный фонд, пропорциональны дополнительным объемам собираемых вывозных пошлин на нефть и налога на добычу полезных ископаемых, возникающим в результате превышения фактической цены на нефть над базовой. Перечисление происходит при превышении цен на нефть марки Urals базового уровня в 20 долларов за баррель. Кроме того, в случае принятия соответствующего решения в Стабилизационный фонд будет направляться прирост остатков на других счетах бюджета, не израсходованных по итогам года.

Средства Стабилизационного фонда находятся в управлении Минфина РФ и могут размещаться в долговых обязательствах иностранных государств. Доходы от размещения средств Стабилизационного фонда не капитализируются, а относятся к доходам федерального бюджета. Расходование средств Стабилизационного фонда предусматривается в условиях неблагоприятной внешнеэкономической конъюнктуры (цены на нефть ниже базового уровня). Объемы расходуемых в этом случае средств не должны превышать расчетного сокращения доходов федерального бюджета при неблагоприятной экономической конъюнктуре.

Средства фонда разрешено использовать для покрытия внутригодовых кассовых разрывов бюджета (в пределах 1/24 проекта годовых доходов бюджета) даже в том случае, когда цена на нефть ниже базовой. Средства Стабилизационного фонда могут использоваться для финансирования дефицита федерального бюджета, а также на иные цели в случае, если накопленный объем средств Стабилизационного фонда превышает 500 млрд. рублей (статья 96.3 Бюджетного кодекса). В частности, в рамках федерального бюджета на 2005 год предусматривается использование 75 млрд. рублей на покрытие дефицита Пенсионного фонда России и 168 млрд. руб. на погашение государственного внешнего долга.

Проект федерального бюджета на  2006 предусматривает право использовать средства Стабилизационного фонда для выплаты внешнего долга и покрытия кассовых разрывов (по умолчанию).  За рубежом Правительство предполагает занять 1, 112 млрд долларов.

После того, как средства собраны, их необходимо эффективно использовать. Поэтому одновременно с созданием Стабилизационного фонда государство прокламировало  задачи, которые он будет решать. Во-первых, это накопление резерва для финансирования бюджетных расходов в случае снижения мировых цен на углеводородное сырье и, падения налоговых доходов. Во-вторых, защита финансовых активов государства от курсовых рисков.

… и у них

Появление такого механизма, как Стабилизационный фонд Российской Федерации, связано с особенностями денежно-кредитной политики  России. При этом, по механизму формирования Стабилизационный фонд в России существенно отличается от стабилизационных фондов, существующих в других странах.

Практически во всех крупнейших странах-нефтеэкспортерах существуют те или иные формы государственной монополии на экспорт нефти и нефтепродуктов. Государство получает валюту на рынке, но большая часть этой валюты на валютный рынок страны не попадает, а складывается в специальный фонд. Зачем это делается? Если бы все происходило стихийно, местные промышленность и сельское хозяйство просто бы погибли. Зато потом, когда цены на нефть падают (а цены на нефть, как и на любое сырье, всегда подвержены регулярным колебаниям вверх-вниз), у страны не было бы средств на закупку даже критического экспорта. Создавая стабилизационные фонды, государства не допускают подобной ситуации.

В соответствии с основными функциями, которые призваны выполнять стабилизационные фонды в зарубежных странах, А. Ведев делит их на три группы:

1. Бюджетные стабилизационные фонды.  Они формируются для обеспечения текущей сбалансированности бюджетов в условиях изменяющейся внешнеэкономической конъюнктуры, а также для регулирования эмиссии (например, венесуэльский Фонд макроэкономической стабилизации). В период благоприятной ценовой конъюнктуры такие фонды наполняются за счет отчислений от рентных платежей (причем обеспечивается пропорциональность таких отчислений от уровня цен мирового рынка). В условиях низких цен мирового рынка аккумулированные средства используются для финансирования бюджетных расходов.

Бюджетные стабилизационные фонды существуют в целом ряде стран,  где в экономике существенную роль играет экспорт сырья.  Нам известно о 15 странах: это Венесуэла, Норвегия, США (штат Аляска), Канада (провинция Альберта), Колумбия,  Чили, Кувейт, Оман, Объединенные Арабские Эмираты и ряд других. Именно к этому типу фондов, формально, относится Стабилизационный фонд Российской Федерации.

2. Фонды будущих поколений. Такие фонды ориентированы на накопление ресурсов на длительную перспективу: обеспечение бюджетных расходов в условиях исчерпания запасов полезных ископаемых, ухудшения демографического баланса и тому подобного. Кроме того, в отдельных странах (кувейтский Фонд будущих поколений) в такие фонды зачисляются все виды доходов бюджета при достижении профицита (например, средства от приватизации государственного имущества).

Помимо отчислений рентных платежей (как правило, фиксированных и/или в меньшей степени, чем в предыдущем варианте, зависящих от мировых цен), значимую роль для формирования таких фондов играют доходы от инвестирования накопленных средств. Средства таких фондов активно инвестируются в финансовые активы (как правило, зарубежные). В ряде случаев (норвежский Государственный нефтяной фонд) масштабы таких доходов сопоставимы с поступлениями от  природной ренты. По норвежскому законодательству от 30% до 50% вложений средств фонда могут направляться в акции, причем включая компании таких стран, как Китай, Польша, Турция, Филиппины, Чили. Доходность операций фонда в 2003-2004 году превысила 20%. Аналогичную политику проводит кувейтский Фонд будущих поколений.

Использование таких фондов в рамках текущего бюджетного процесса законодательно ограничено или запрещено. В ряде случаев ресурсы бюджетных фондов будущих поколений инвестируются в национальную экономику (с ограничениями для нефтяного сектора, например, кувейтский Фонд будущих поколений, Нефтяной фонд Омана).

3. Фонды, предназначенные для аккумулирования и распределения природной ренты среди населения. В эти фонды на постоянной основе направляются платежи за использование природных ресурсов, которые затем распределяются по индивидуальным счетам граждан. В ряде случаев средства таких фондов инвестируются в зарубежные финансовые активы и не полностью выплачиваются гражданам (аккумулируются), что сближает данные фонды с фондами будущих поколений. К этой группе относится Постоянный фонд Аляски.

Зачем собирать и во что обходится?

Российское государство в лице Банка России эмитирует безналичные рубли для того, чтобы не допустить обесценения доллара. Банк России скупает  валюту на биржевом рынке у частных нефтяных компаний, которые продают ее абсолютно свободно. Это означает, что количество рублей в обращении растёт, и их надо изымать. Решением в такой ситуации и становится проведение рестрикционной политики, со всеми её негативными последствиями.

От занижения национальной валюты прежде всего выигрывают экспортеры, а расходы несёт всё общество. Чтобы общество не нервничало от такой несправедливости, ему объясняют, что деньги не уничтожены, а «заморожены» в Стабилизационном фонде на чёрный день.

Прямые потери, которое государство несет от создания Стабилизационного фонда, несложно подсчитать.

1. Потеря доходов бюджета вследствие разницы в процентных ставках по размещаемым ресурсам Стабилизационного фонда и привлекаемым внутренним и внешним заимствованиям.

Средства Стабилизационного фонда могут размещаться на счетах в зарубежных банках и в долговых обязательствах иностранных государств при условии, что рейтинг долгосрочной кредитоспособности заемщика не ниже уровня "ААА" по классификации рейтинговых агентств Fitch Ratings, Standard&Poors или "Ааа" по классификации Moody’s Investors Service. Поскольку речь идет прежде всего о государственных ценных бумагах США и стран Евросоюза, ставка размещения средств Стабилизационного фонда будет невелика: 2–3.5% годовых.

Разница в доходностях российских государственных облигаций и американских государственных бумаг составляет сейчас 2,5–3.5%. Даже с учетом возможного присвоения инвестиционного кредитного рейтинга российским еврооблигациям еще одним из мировых рейтинговых агентств, дальнейшее существенное снижение этого спрэда более, чем на 150 процентных пунктов, маловероятно. При таких условиях накопление средств в Стабилизационном фонде одновременно с займами на внешних финансовых рынках фактически означает чистые потери доходов бюджета в размере до 150 млн. долларов в год с 2007 года.

В 2006 и 2007 годах планируется привлечение средств путем размещения еврооблигаций в объеме 2.5 млрд. долларов ежегодно[7].

Алексей Ведев очень точно описал ситуацию: «Приходит на ум "Семья Симпсонов", где за ужином папа объявляет семье: «Я заработал денег и решил отложить вам их на обучение. Более того, я их не просто так положил их в банк, а еще и под 4% годовых». После этого папаша Симпсон (после десерта) делает еще одно важное сообщение для семьи - что он решил купить машину в кредит в том же банке, и взял деньги под 9% годовых. И я думаю, что даже его глупый сыночек заметит: «Папа, тебе не кажется, что на твоих операциях мы теряем $500 в месяц?». Со Стабфондом дела обстоят примерно так же: с одной стороны, структура Стабфонда, я ссылаюсь на Минфин, размещается примерно по той же структуре, что и валютные резервы РФ - примерно 2/3 в ценные бумаги (это US treasuries 10-30 лет и немецкие бонды, 10-30 лет в евро, доходность представлена на графике). Нетрудно подсчитать, что в сентябре текущего года государство должно было потерять на этом примерно миллиард долларов. Приведенные выкладки указывают на порочность заявление минфина РФ о том "выгоде" досрочного погашения внешнего долга РФ (300-500 млн. долл.). Только за сентябрь на синдицированных внешних кредитах мы потеряли примерно миллиард долларов. Например, ВТБ, который на 97% является государственным, брал кредиты (около миллиарда долларов) под 6,25% годовых, а Роснефть, которая на 100% является государственным предприятием, брала синдицированный кредит 7,5 млрд. долл. под LIBOR+ 1, 55%. Вот вам ставка ЛИБОР, вот как размещаются все активы Стабилизационного фонда. Параметры кредитов 13 млрд. Газпрома неизвестны, но понятно, что речь идет о LIBOR + 1,5%, наверное, не меньше. Вы понимаете, что средства Стабфонда размещаются на депозитах банков класса ААА (примерно по LIBOR-1). То есть, во всех случаях мы говорим о 2-3 процентных пунктах разницы между размещаемыми средствами и привлекаемыми средствами, в общем, на 30 млрд. долл. (только в сентябре) набегает приличная сумма»[8]

Можно вспомнить и о займах Банка России за этот период. Возражения того типа, что это разные кошельки, что Газпром или Роснефть – это самостоятельные компании, не проходят: ведь общая внешняя  задолженность страны все равно растёт. На самом деле, в период ухудшения платёжного баланса разницы между долгами собственно государства и его компаний не будет никакого. Точнее, всё будет хуже: если государство пользуется суверенным иммунитетом, то частная компания с государственной долей – нет. После шумных (но малозначительных) скандалов с вокруг фирмы «Нога» объяснять эту разницу и возможные последствия не требуется.

2. Рестрикционная денежная политика снижает ликвидность банковской системы, что провоцирует неизбежные банковские кризисы.

Н.Орлова, экономист Альфа-банка очень точно сказала об этом: «Стабилизационный фонд - это не просто инструмент государственной политики, в России Стабилизационный фонд - это еще и инструмент денежной политики. Потому что ЦБ, лишен возможности влиять на состояние ликвидности, то есть, единственная возможность у них - увеличивать резервы и увеличивать напрямую рублевую массу. В этих условиях объемы Стабфонда напрямую влияют на ликвидность банковской системы. Я думаю, для многих не секрет, что кризис лета 2004 г. в банковской сфере был спровоцирован именно запуском Стабфонда, параллельно - ужесточением регулирования со стороны ЦБ, который начал отзывать лицензии, но изначальная проблема была именно в ликвидности. Еще в апреле 2004 г. ставки на межбанке резко пошли вверх из-за того, что ликвидность из экономики стала изыматься в бюджет. И поэтому, говоря о том, что мы хотим заморозить Стабфонд на будущие годы, инвестировать за рубеж, создавать несколько фондов разного назначения, нужно помнить о том, что это - ликвидные средства, которые из экономики изымаются, и нужно помнить о том, что у ЦБ нет возможности эту ликвидность восполнять в достаточно оперативном режиме»[9].

Стерилизации денежного предложения за счет наращивания средств в Стабилизационном фонде приведет к усилению разрыва между динамикой денежного предложения и спроса на деньги. Следствием этого может стать резкое падение ликвидности банковской системы (ниже уровня середины 1998 года). Последний фактор может спровоцировать банковский кризис.

Государство накопило огромные средства, с помощью которых можно купировать развивающийся кризис. Но мало иметь деньги, надо иметь механизмы, с помощью которых эти деньги можно использовать во благо, а не «разбрызгивать» по дороге на радость жуликам. А таких механизмов, увы, нет. Служившая этим целям государственная корпорация АРКО в России ликвидирована.

Пожалуй, стоит отметить одну малоизвестную вещь, которую я для себя уяснил для себя, изучая проблемы реструктуризации кредитных организаций, проблемы банкротства банков. На основании анализа опыта 20 стран можно уверенно утверждать, что механизмы реструктуризации плохих долгов банков – важная часть государственной политики поддержки экономического роста.

Государство активно накачивает экономику деньгами. Неизбежным следствием этого является рост плохих долгов и скорое банкротство банков. Если предоставить разрешение кризиса стихии, то в следующий раз банки в ловушку рискованной политики раздачи дешёвых бюджетных денег не пойдут. Кроме заведомых жуликов, разумеется. Поэтому государство спасает банки. В этом суть механизма реструктуризации банков.

Самый крупный проект такого рода и в абсолютных, и в относительных масштабах – реструктуризация рынка кредитования недвижимости в США в 1980-е годы,  которая привела к концентрации банковского бизнеса в руках немногих. Для этого за рубежом существуют специальные структуры и правовые механизмы, регламентирующие  экстренную финансовую помощь.

 Однако нужно бы предостеречь всех, кто надеется разбогатеть на нестабильности рубля или нестабильности российской банковской системы. Отсутствие механизмов компенсируется величиной накопленных средств. Рост Стабилизационного фонда опережает все прогнозы На сегодняшний день (01.11.05) величина Стабилизационного фонда превысила 1 трлн. (1050 млрд.) рублей.  По самым оптимистическим прогнозам этот рубеж должен был быть достигнут в начале 2006 г.,  а к концу 2007 г. — достичь 1.5 трлн. рублей.

 И как использовать?

Постоянно делаются предложения использовать средства Стабилизационного фонда для стимулирования экономического роста в России. Эти призывы звучат и с трибуны Государственной Думы, и со страниц ведущих экономических изданий. Лучше всего эти предложения  резюмировал журнал «Эксперт».

«Казалось бы, сейчас самое время правительству поддержать этот рост, если не бюджетными инвестициями, то хотя бы на уровне стимулирующих деклараций: "Мы предложим все усилия для укрепления этой позитивной тенденции" - и так далее. Однако создается впечатление, что любые позитивные сдвиги в национальной экономике для наших министров как нож в сердце. И вместо обсуждения мер, необходимых для поддержания инвестиций, чиновники вдруг опять озаботились борьбой с инфляцией.

В любом учебнике экономики написано, что сама по себе инфляция не создает проблем для экономики: проблемы начинаются лишь тогда, когда она становится непрогнозируемой. Мало того, все мы прекрасно помним, что в 2003 году инфляция составляла 13-14% в год, но, во-первых, никто на это не жаловался, во-вторых, темп роста отечественной экономики был самым высоким за всю новейшую историю России[10]».

«Но тем не менее чиновники с упорством, достойным лучшего применения, твердят о необходимости срочного снижения инфляции. "Цели по инфляции заключаются в том, чтобы в 2008 году инфляция составила бы не более 4,5-5 процентов", - заявил недавно (24.10.05) министр финансов Алексей Кудрин. Основной путь достижения этой цели - "координация усилий всех органов, которые регулируют цены и тарифы естественных монополий". Другими словами, ограничение финансовых ресурсов РАО ЕЭС, РЖД и "Газпрома", которые сегодня стали инициатором нового промышленного подъема. Мы уже не раз аргументированно заявляли: инфляция сегодня не является первоочередной проблемой».

Средства можно истратить и без инфляции. Неинфляционные механизмы эмиссии существуют и известны уже не один век. Кроме того, дефляция действительно намного страшнее, ибо она сопровождается неизбежным экономическим спадом (рецессией). Почему же власть упорствует? Почему очевидные идеи использования дополнительных доходов остаются невостребованными[11]?

Существующий механизм выглядит неэффективным и несправедливым даже с первого взгляда. Но у его существования есть более фундаментальные основания. Стабилизационный фонд – это лишь видимая часть айсберга: роста валютных активов государства и крупных компаний за рубежом. А растут они по объективным основаниям. Когда речь идёт о таких больших деньгах, говорить нужно не о примитивной коррупции или некомпетентности, а о фундаментальных экономических интересах. Вот эту систему интересов мы и должны рассмотреть.

Глава 2. Азы теории денежного обращения и накопления

 

«Если американский народ позволит частному центральному банку контролировать эмиссию своей валюты, то последний - сначала с помощью инфляции, затем дефляции банков и растущих вокруг них корпораций - лишит людей всей их собственности. И может случиться так, что однажды их дети проснутся бездомными на земле, которую завоевали их отцы».

Томас  Джефферсон

«Мы должны провести народ узкой тропою страданий, чтобы восстановить животворящую силу кредита».

 Ж. Виллель, премьер министр Франции в1828-1830 гг.

 

С чего начинается финансовая система

 

Со времён финикийцев известно, что деньги создаются из воздуха. Тот, кто сможет создать финансовую систему, обогащается невероятно, так как на него начинает работать бесплатно всё общество: и неграмотные землекопы, и лучшие умы государства. Без такого механизма экономика обречена на натуральное хозяйство. Каждый процент прироста товарооборота, роста экономической активности требует вначале покупки денег.

Века назад мудрые люди в Испании и Италии поняли суть денежной политики, механизма «кредитной экспансии». Деньги вбрасываются одновременно с началом процесса производства. Именно наличие потенциального спроса в экономике, а не поступление денег извне, является толчком для начала производства. Предпринимателю нужна надёжная система расчётов и система защиты его сбережений, система минимизации налогов. Пока эта проблема не решена, деньги вывозятся из страны, чтобы можно было накапливать средства для инвестиций и осуществлять расчёты с высокой степенью надёжности[12]. Из истории известно, как решалась такая проблема, как создавалась  система расчётов. Реальная информация об этом всплывала в ходе скандалов.

Родоначальником понимания денежно-кредитной политики как инструмента экономического роста явился Дж. Ло в 18 веке. В каноническом виде эти идеи были изложены Дж. М. Кейнсом в 1936 году  в его прославленной работе «Общая теория занятости, процента и денег». Он обосновал необходимость постоянного и широкого вмешательства государства в экономическую жизнь при помощи преимущественно финансовых инструментов регулирования во избежание экономических кризисов и обеспечение занятости.

На практике воплощением этого воззрения была, прежде всего, политика так называемых «встроенных стабилизаторов». Как только появляются предпосылки экономического подъёма, центральный банк накачивает экономику деньгами через механизм переучёта обязательств экономических агентов, прежде всего – покупку векселей и производных ипотечных бумаг.

Если обнаруживаются признаки «перегрева»,  то есть экономика начинает работать не на конечного потребителя, а «на склад» благодаря кредитной накачке (росту складских запасов и просроченной задолженности), то центральный банк, не дожидаясь масштабного кризиса, сжимает денежную массу, вызывая спад в экономике. При стихийном развитии событий этот кризис грозил бы гораздо более тяжёлыми экономическими последствиями.

Собственно, это и есть содержание позитивной программы по развитию национальной банковской системы, которую реализовывали все эффективные,  патриотически-настроенные правительства в десятках стран мира. Главная задача любого финансиста в России – возродить «животворящую силу» кредита. Дело не только в том, что в противном случае теряется сеньораж эмитента[13], за полиграфические изделия, «зелёные бумажки» приходится отдавать реальные ресурсы (Банк России, наращивая золотовалютные резервы, выдал кредитов Казначейству США на 160 млрд. долларов). Проблема в другом.

Возможность создавать деньги из воздуха в кризисные моменты является решающим конкурентным преимуществом в страховом и инвестиционном бизнесе. В постиндустриальной экономике не производитель и не собственник капитала получает выгоды от глобализации, но тот, кто может мобилизовать капиталы для проектов того и другого, и застраховать их риски. Участие в инвестиционном и страховом бизнесе целиком и полностью зависит от близости к эмиссионному центру в периоды кризисов. Именно эту стратегическое преимущество демонстрирует экономика США последние годы.

Отлично известно, как создавались такие системы. Отлично известно их нехитрое устройство. В Германии в 19 веке Бисмарковское государство активно проводило политику догоняющего развития, политику форсированной индустриализации. Основой этого была политика национального возрождения, национального единства и внешнеторговой экспансии. Рейхсбанк  был создан в 1876 году как орган правительства. Он был полностью подчинен правительству, поскольку решал очень важную задачу - объединение экономического пространства Германии, раздробленной страны, которая только-только добилась территориального объединения.

Независимый центральный банк, который проводил бы политику укрепления местной валюты, просто не справился бы с задачами, стоявшими перед Бисмарком. В то время была поставлена и решена проблема: деньги должны вбрасываться в экономику до начала производства, но не вызывать при этом инфляционного эффекта[14]. Основой финансирования экономики была система переучёта переводных векселей, так называемая «немецкая схема». На сегодняшний день в чистом виде эта схема сохранилась лишь в Швейцарии. Но именно она лежит в основе практически всех схем кредитования малого и среднего бизнеса.

Немецкая схема: деньги до товара

Механизм переводного векселя прост: предприятие  выписывает тратту (переводной вексель[15]) на покупателя, тот ее акцептует (признаёт) и после этого учитывает в своём коммерческом банке. Банк переучитывает авалированную бумагу (снабжённую своей безусловной гарантией) – вексель – в Центральном банке. Для осуществления этой цепочки расчетов центральный банк эмитирует деньги. Таким образом, государство увеличивает денежную массу, находящуюся в обращении.

 

 

Центральный банк

 

Банк 1.                                                                                  Банк 2.

                                                           (информация о платёжеспособности)

           

(учёт тратты)                                   

Предприятие 1 (поставщик)                                  Предприятие 2 (потребитель)

(выписывает тратту)                                                           (акцепт тратты)       

 

Часто обязательным требованием являлась гарантия ещё одного банка – банка обслуживающего предприятие, акцептующего тратту. Обычным требованием являлось требование приложить копии грузоотправительных документов и тому подобное.

Как выглядят эти расчеты в реальной жизни? Автомобилестроительное предприятие продает свои машины дилерам в кредит. Самому автомобильному гиганту проще и дешевле получить кредит в банке, чем мелкому предприятию. Он готов дать гарантии мелкому торговцу. Но по долгам отвечает, прежде всего, мелкая фирма-дилер. Без гарантии крупной кампании она никогда бы не получила кредит на льготных условиях.

Автомобилестроитель выставляет тратту на мелкую фирму-дилера. Дилер акцептует бумагу. Вексель с двумя подписями учитывает банк  автогиганта. Обычно банк требует гарантий платёжеспособности. Это могут быть грузоотправительные документы, складские расписки и тому подобное, или гарантии платёжеспособности покупателя от его банка. Во втором случае помимо гарантийного письма часто требуют акцептовать вексель.

Затем банк учитывает вексель с  двумя (в случае гарантии банка-клиента, то и с тремя) подписями в банке более высокого уровня (банк-кастоди). А тот уже может бросить этот вексель в обращение (он очень ликвиден и учитывается практически без дисконта), но обычно он продаёт его Центральному банку. Тот покупает его за счёт эмиссии денег по заранее объявленной цене с дисконтом (по учётной ставке). Центральный банк обычно покупает не отдельные векселя, а права (сертификаты) на пакеты однотипных векселей, хранящиеся в банке-кастоди. Требования к этим бумагам регламентируются внутренними документами государственного банка.

То есть, реальная «немецкая» схема выглядит сложнее и имеет 2 этапа.

Этап 1.

 

Банк-кастоди.

 

Банк 1.                                                                      Банк 2.

(учёт тратты)                                                гарантии (иногда акцепт)

 


           

Предприятие 1 (поставщик)                                  Предприятие 2 (потребитель)

Выписывает тратту.                                                           Акцептует тратту.   

 

 

После того, как у банка-кастоди образовался пакет векселей, он может:

·         Переучесть отдельный вексель в Центральном банке (если это допускают его правила).

·         Продать вексель на открытом рынке

·         Собрать пакет однотипных векселей и переучесть в Центральном банке

·         Продать права (паи) на пакет однотипных векселей на открытом рынке.

 

 

Этап 2.

Центральный банк        Операции на открытом рынке.

(Инвестиционные банки и фонды).

 


                                               

Банк-кастоди.

                                                                                 

Пакет векселей                     Отдельный крупный вексель.

 

 

Переучётными операциями занимаются специальные подразделения банков или специализированные кредитные учреждения – вексельные конторы. В принципе, продавать (учитывать) вексель или пакет векселей в центральном банке необязательно, это могут делать коммерческие и инвестиционные банки, другие кредитные и инвестиционные учреждения на более выгодных условиях. Центральный банк задаёт общие принципы и стандарты, обеспечивает ликвидность рынка векселей. В ликвидные бумаги вкладываются более короткие деньги, резервные требования к таким операциям снижаются.

Вышеописанная формализованная схема сегодня почти не применяется. Реальность проще: крупные банки учитывают обязательства своих клиентов за счёт собственных средств. Основные способы такого учёта – форфейтинг и факторинг, которые в советской литературе объединяли термином «правила международного аккредитива»[16].

В ФРГ все данные бумаги, сформированные в том числе в ходе операций факторинга и форфейтинга, могут быть рефинансированы с помощью так называемых «пенсионных сделок» – продажа Бундесбанку бумаг с определённым сроком погашения (вексель, облигация) с обязательством продавца выкупить бумагу в день погашения, с остаточным сроком погашения до года. Требования к ценным бумагам регламентируются внутренними документами Бундесбанка.

Альтернатива: ипотека «по-американски»

ВОПРОС АВТОРУ: СДЕЛАТЬ НЕБОЛЬШУЮ ВВОДНУЮ ПРО АМЕРИКАНСКУЮ ИПОТЕКУ?

А как лучше? В Германии деньги создают с помощью векселей. В США с помощью а) эмиссии облигаций Казначейством и б). С помощью операций с производными от ипотеки. Я рассказываю лишь про второй механизм.: он менее известен, но более полезен для России СЕЙЧАС.

Американская ипотечная схема состоит в том, что ипотечный банк продаёт кредиты специальной структуре (сегодня рынок в США практически монополизирован двумя структурами – Фредди Мак и Фенни Мей). Те формируют из них пакет и продают паи на участие в нем. Эти ликвидные бумаги покупают на короткий срок инвесторы (например, страховые компании). Так короткие деньги превращаются в длинные. Население получает дешёвые деньги для покупки жилья в кредит.

Гарантийный фонд создается для того, чтобы выкупить у банков - участников проекта выпущенные ими облигации в том случае, если у банков нет возможности поддерживать их курс ввиду спада на рынке. Расчет с Фондом производится во всех случаях, когда банки решают воспользоваться своим правом, зафиксированным в соглашении с Фондом, продать ему свои ценные бумаги. Реально эти средства носят чисто психологический, стабилизационный характер.

Источником доходов от ипотечного кредита является разница между привлечёнными со вторичного рынка средствами и ставкам по выданным кредитам. сегодня в России эта маржа может  достигать 10% годовых в валюте. Это нормальная ставка для кризисной экономики. Особенность ипотечной  схемы в том, что обязательства гаранта - государства по оплате не могут наступить в принципе.

В США эта система постоянно подпитывается государственными средствами, точнее эмиссией долларов Федеральной резервной системой (центральный банк США), ибо эмиссия через стимулирование строительства раскручивает экономическую активность.

«С учетом масштабов кризиса в секторе сбережений в 1989 году Конгрессом был  принят Закон о реформе финансовых учреждений, возврате их активов и мерах по реализации закона (Financial Institutions Reform, Recovery, and Enforcement Act - FIRREA). На тот момент в США имелось около 600 сберегательных ассоциаций, испытывавших серьезные трудности, с совокупными активами около $350 млрд. Закон FIRREA разрешал направить государственные средства на урегулирование проблем неплатежеспособных сберегательных учреждений и содержал положения о создании RTC. Наибольшую известность среди агентств, управляющих проблемными активами реструктурируемых банков, получила Трастовая корпорация по реализации задолженности (Resolution Trust Corporation, RTC), созданная в 1989 г. для покупки и разрешения проблем сомнительной задолженности кредитно-сберегательных учреждений США. Она была учреждена на 6 лет с первоначальной капитализацией 50 млрд. долларов.  Из-за непрекращающегося роста потерь по операциям указанных институтов и падения цен на рынке недвижимости – к концу 1991 года финансирование RTC было увеличено до 78 млрд. долларов. Сумма активов в портфеле RTC, по состоянию на конец 1991 г. составила 357 млрд. долларов США. Через 6 лет, в 1997 году RTC была ликвидирована. Вошла в состав FDIC (структура по гарантированию вкладов). По итогам своей деятельности Корпорация сумела реализовать большую часть активов, оставшаяся нереализованной сумма полностью безнадежной задолженности превысила 30 млрд. долл. Весь объем расходов по преодолению банковского кризиса 80-х-начала 90-х гг. в США составил от 3 до 5% ВНП[17].». Относительно, как доля ВНП, эта величина сопоставима с расходами развивающихся стран на подобные цели, в абсолютных размерах эти траты просто не имеют даже близких в истории

Одновременно этот бизнес был изъят у мелких банков и сконцентрирован в руках немногих. В 1986 году в рамках изменения налогового законодательства (The 1986 Tax Reform Act) были даны налоговые льготы посредникам, эмитирующим производные ипотечных бумаг. Льготы даются, если выпуски осуществляются в соответствии с механизмом, предусмотренным «Кондуитом по инвестициям в заложенную недвижимость» (Real Estate Mortgage Investment Conduit (Remic)).

С 1988 года Фэнни Мэй и Фредди Мак получили льготы по этому акту[18]. После этого контроль их над рынком ипотеки стал абсолютным. Активы, контролируемые Фэнни Мэй и Фредди Мак, увеличились с 16,9 млрд долларов в 1980 году до 1100 млрд. долларов в 1998 году! Надо напомнить, что Фэнни Мэй стала частной структурой в 1968 году.

Денежно-кредитный мультипликатор

Не следует думать, что только государство может эмитировать деньги. Развитая система коммерческих банков, тесно связанных между собой корреспондентским отношениями и переплётённых отношениями собственности, также способна эмитировать безналичные деньги. Это явление получило и название  «денежно-кредитный мультипликатор». Наиболее подробно действие этого механизма в финансовой системе описано на примере США[19]. Упрощённо можно описать систему мультипликатора следующим образом.

Предприятие кладёт деньги в банк. Потом банк выдаёт за счёт этих средств кредит. Получатель кредита также кладёт деньги в свой банк. Этот банк также выдаёт кредит. В итоге первоначальная сумма денег не просто обслуживает эти сделки, но и реально увеличивается. Количество денег, которыми располагает банковская система, увеличивается после каждой транзакции. Если осуществлять такую операцию даже фиктивно в системе банков, принадлежащих одному собственнику, то количество денег в его распоряжении становится больше.

Следствием этой системы будет то, что если одна из транзакций не состоится, то обрушивается вся цепочка этих платежей, денежная масса обвально сжимается. Для ограничения этого явления государство ввело систему так называемых «обязательных резервов». Получив депозит, коммерческий банк обязан перечислить на специальные счета центрального банка определённый процент от суммы. Поэтому после каждой транзакции мультипликатор начинает уменьшаться. После Великой депрессии 1930-х годов обязательные резервы стали всеобщей практикой.

Сегодня политика обязательных, или минимальных резервов используются практически во всех промышленно развитых странах, хотя роль этого инструмента всё более снижается. Нормы обязательных резервов ограничивают кредитный мультипликатор, но чем крупнее банк, чем больше у него филиалов, особенно международных, тем меньшее воздействие на его деятельность играет этот норматив. Так Федеральная резервная система США не контролирует обращение долларов за пределами США. Сфера её ответственности – территория США.

Контроль за обращением долларов осуществляется центральным банком соответствующей страны. Однако возможности регулировать оборот иностранной валюты в расчётах своей страны для местного банка всегда ограничены (например, как влиять на расчёты двух российских фирм, которые провели свои взаимозачёты через оффшорные банки[20]). В итоге возможности денежной мультипликации крупных финансовых структур почти неограниченны. В этом и состоит суть системы банков, выведенных из под юрисдикции США: количество безналичных долларов, обращающихся в мире, в разы превышает эмитированные Федеральной резервной системой.

Благодаря денежно-кредитному мультипликатору количество денег в обращении существенно больше, чем количество денег, эмитированных центральным банком. Деньги, эмитированные центральным банком, называют «денежной базой». Производные от них инструменты, реально обслуживающие расчёты, существенно больше этой величины. Описывающие их показатели называются денежными агрегатами (М1, М2, М3,N, ВОПРОС АВТОРУ: ЧТО ТАКОЕ СМ?

И так далее!

Денежно-кредитный мультипликатор банковской системы увеличивает количество денег, эмитированных центральным банком, в разы. Достаточно отметить, что от 75 до 90% денежной массы в большинстве стран составляют банковские депозиты и лишь 25-10% - банкноты центрального банка. Денежно-кредитный мультипликатор позволяет возложить все тяготы эмиссии на государство и общество, а выгоды передать наиболее крупным банкам с развитой филиальной сетью.

Для эмиссии коммерческих банков необходимо надёжное основание: ликвидные и надёжные деньги, ведь малейшее нарушение в цепочке способно обрушить всю пирамиду. Эмитировать такие деньги по силам лишь государству: только государство может обеспечить необходимый уровень ликвидности, заставить всех экономических агентов страны принимать свои расчётные средства в обязательном порядке. Ответом на этот запрос финансовой системы были две идеи: золотое обеспечение банкнот и независимость эмиссионного центра от Правительства.

Первоначально эмиссия банкнот не имела никакого покрытия, их обмен на золото и серебро шёл по рыночному или установленному государству курсам. Так в течении 18- 19 веков капиталом для русского купца была пачка ассигнаций (казначейских билетов), не обеспеченных ничем, кроме доверия к Российскому Императору.

Укрепление финансовой системы, присвоение крупным банковским капиталом части сеньоража эмитента через механизм денежного мультипликатора обеспечило господство идей золотого монометаллизма в практике эмиссионных банков: банкноты центральных банков получили двойное обеспечение – золотое и вексельное (товарное). Банкноты менялись на золото по фиксированному курсу. Эмиссия для государства становилась дорогой, а значит ограниченной. Необходимые для экономики деньги, опираясь на надёжные деньги государства, эмитировала банковская система.

Начиная с 1844 года Банк Англии в соответствии с этой идеологией обязан был обеспечивать банкноты на 100% золотом (эмиссия непокрытых золотом банкнот не могла превышать 14 млн. фунтов стерлингов). В Российской империи с 1892 года половина эмитированных бумажных рублей имела золотое покрытие. В итоге эмиссия денег стала крайне дорогим и разорительным для государства и общества занятием. Но такие надежные деньги гарантировали стабильность операций коммерческих банков как внутри страны, так и при зарубежных расчётах. Поскольку эмиссия опиралась на золото, то фактически разница между немецкой маркой, фунтом, рублём и долларом стиралась, и денежно-кредитный мультипликатор начал работать уже на международном уровне, начал формировать международный финансовый капитал.

Однако эта система была нестабильна. Создание необходимого золотого запаса  (678 млн. рублей в 1895 году), потребовало от Российской империи огромных усилий, форсированного экспорта хлеба. «Недоедим, а вывезем!» – бодро заявил министр финансов С. Вышнеградский в 1892 году[21]. Такая денежно-кредитная политика была одной из важнейших причин двух революций. Большая часть огромного золотого запаса (1,5 млрд. золотых рублей) была разграблена в ходе Гражданской войны, не принеся России никакой пользы.

После Первой мировой войны золото использовалось лишь для обеспечения оплаты сальдо внешней торговли. С этой целью в соответствии с денежной реформой 1925-1928 годов в Англии был введен золотослитковый стандарт. Банкноты Банка Англии обменивались на золото не в монетах, как раньше, а при условии предъявления их на крупную сумму, эквивалентную 400 тройским унциям (12,4 кг), что составляло около 1700 фунтов стерлингов. В 1928 году размер необеспеченной золотом эмиссии был увеличен до 260 млн. фунтов стерлингов, а  казначейству было предоставлено право, по согласованию с Банком Англии, расширять или сокращать ее размеры.

Но даже такая торговая страна как Англия,  имевшая возможность в любой момент обеспечить положительное сальдо торгового и платёжного баланса благодаря прямому административному регулированию торговли многочисленных колоний и доминионов, в  1931 году отменила золотослитковый стандарт.

 «Валютное управление» государством: кто выигрывает?

В настоящее время основным обеспечением банкнот являются ценные бумаги корпораций, золотовалютные резервы (запасы иностранных валют), государственные ценные бумаги. То есть, основание эмиссионной пирамиды стало ещё более шатким.

В 1970-1980 годы идеологию «валютного управления», «currency board» обосновали так называемые «монетаристы» во главе с М. Фридманом. Согласно этой теории, государство могло быть эмитентом, но все выгоды должны были присваивать крупнейшие банки. Данная теория была существенным регрессом в экономической мысли.

Монетаризм отвергает идею вливания денежной массы под экономический рост, под рост товарооборота. В этой теории на качественно новом этапе повторяется идея золотого обеспечения денежной массы и твёрдых денег: вместо государства функцию эмиссии большей части безналичных денег начинает выполнять другой экономический агент. Государство лишь должно обеспечить для этого агента, приобретающего огромную власть из факта эмиссии денег, надёжной денежной базой.  Как и в 19 веке, этим агентом является укрепившийся финансовый капитал, более не нуждающийся в опёке и защите государства.

Причина живучести монетаризма, несостоятельность которого доказана  давным-давно и в массе работ, и в жизни[22], состоит в его практической пользе для международного финансового капитала. Для общества всегда выгоднее умеренная инфляция. При прочих равных условиях, и при той, и при другой политике экономика окажется в одной и той же точке. Хитрые экономические агенты приспособятся и будут оценивать цены правильно.

Если посмотреть не на конечную точку, а на траекторию, то легко увидеть, что вначале дефляция вызывает спад, шок,  а инфляция – рост. «Горбик» этих двух графиков означает дополнительное  национальное богатство, созданное при проведении инфляционной политики. Так что, «при прочих равных  условиях» не получается.  Впрочем, дело не в этом. Дело в том, кто присваивает выгоды от эмиссии – общество, бюрократия центрального банка или крупнейшие международные банки. Эту простую вещь и скрывают за шумом и визгом диких споров между кейнсианцами и монетаристами.

Кейнсианцы отстаивают интересы банков, связанных с центральным банком государства, монетаристы – интересы крупнейших транснациональных финансовых корпораций. И те и другие при взаимной ненависти и борьбе с применением любых средств, упрямо скрывают от общества суть конфликта. Господство международной финансовой олигархии везде и всегда приводит к одному результату. Несчастная Аргентина, купившаяся на идеи монетаристов, согласившаяся на «валютное управление», продолжает падать в бездну. Происходит то, что предсказывалось российскими специалистами ещё в 1998 году.

«В пятницу в Москве взорвется очередная информационно-экономическая бомба. Институт экономического анализа, возглавляемый Андреем Илларионовым, представит свои расчеты, доказывающие неизбежность банкротства (дефолта) России. По имеющимся данным, правительство должно будет признать свою неспособность расплачиваться по государственному внешнему долгу.

Можно спорить о том, как скоро это произойдет - через несколько дней, недель или месяцев, - но то, что это случится до конца текущего года, сейчас не вызывает сомнений.

Есть ли у России в этой связи выход из финансово-политического тупика? Такой выход есть, и именуется он currency board. В буквальном переводе это означает власть валютного совета. Иногда это понятие трактуется как жесткое валютное управление денежной системой государства. Коротко суть currency board сводится к тому, что контроль и управление денежной системой страны передается в руки специально созданного государственного органа. В его задачу входит в первую очередь обеспечение строгой пропорции между объемом валютных резервов страны и количеством выпускаемых в обращение национальных денег - в нашем случае рублей.

То есть каждому новому рублю должна соответствовать одна единица валюты, в которой исчисляется золотовалютный резерв страны. Поясним это на примере. Если сейчас в России в обращении находится 130 млрд. руб., то им при курсе 10 руб./долл. должны соответствовать как минимум 13 млрд. долл. валютных резервов. Напечатать дополнительные 10 млрд. руб. можно будет лишь в случае, если резервы при этом увеличатся на 1 млрд. долл. Особое внимание обратим на то, что currency board объявляет фиксированный курс рубля по отношению к доллару и обязана придерживаться его на протяжении хотя бы нескольких лет.

Ни одно высшее должностное лицо, включая президента страны, не имеет права добиваться печатания лишних рублей - такие намерения фактически приравниваются к государственному преступлению.

Система currency board достаточно успешно была применена в некоторых странах, испытывавших те же проблемы, что и сейчас Россия. Currency board используется с 1983 г. в Гонконге, но наибольшую известность получила после того, как ее ввела у себя Аргентина в 1991 г. Отцом currency board в Аргентине был тамошний бывший министр экономики Доминго Кавалло, который как нельзя кстати прибыл в Москву во вторник»[23].

«Если Виктор Черномырдин не изменит своим намерениям, существовавшим по состоянию на вчерашний вечер, то сегодня страна узнает, как жить дальше. Судя по имеющейся информации, и.о. премьера должен огласить в Совете федерации планы по введению в России валютной администрации (currency board ).

Понять это можно было уже вчера из сообщений ведущих информационных агентств. Так, Интерфакс со ссылкой на высокопоставленный правительственный источник сообщил, что "выступление В. Черномырдина будет носить сенсационный характер", а "меры, которые будут оглашены и.о. премьера, выработаны на основе предложений рабочей группы, которую возглавляет и.о. вице-премьера РФ Борис Федоров". В этом же сообщении говорилось, что российских представителей, готовивших антикризисные меры, консультировал, в частности, бывший министр экономики Аргентины Доминго Ковальо»[24].

Слава Богу и мужеству отдельных политиков, таких, как С. Глазьев, таких публицистов как А. Величенков (Российская газета), благодаря усилиям которых этот план не осуществился. В России, в отличие от Аргентины, зима холодная и последствия были бы страшнее.

Стране  в 1999 году остро не хватало валюты. При этом огромные валютные средства должны были быть заморожены в золотовалютных резервах. Шок был бы в разы сильнее того, что мы испытали тогда. А ведь Менем создавал свою систему на большие деньги: главную роль там сыграли не  деньги наркомафии, а  приток средств из арабских стран, когда «несистемные» принцы, вытолкнутые на обочину, пытались пристроить их в надёжные убежища.

Порочность этих идей в том, что, как и в средние века, страна для увеличения оборотов торговли (порождённых то ли ростом экономики, то ли углублением разделения труда) должна сначала закупить за рубежом золота или долларов за реальные товары, а лишь потом экономика начнёт расти. Нелепость подобной теории лежит на поверхности. Но зато, какие выгоды для крупнейших банков! И эту грубую истину скрывают тысячи томов лженаучных сочинений.

Глава 3. Золотовалютные резервы России, нефть и международные финансы.

К чему пришла Россия?

Вернемся ненадолго в 19 век. При Бисмарке в Швейцарии была создана и первая в мире система оффшорных банков. Банки Швейцарии выполняли следующие функции.

1. Отдушина для элиты. Именно там коммерсанты могли оставить средства для красивой жизни и потратить их. В государстве национального единства, патернализма и строгой пуританской морали вести следовало себя скромно.

2. «Чёрная касса» для завоевания рынков в мире империализма и монополизма. Именно в швейцарских банках концентрировались средства на взятки и теневые операции немецких концернов. Элементы этого сохранились до сих пор в законодательстве Германии: при поставке в ряд стран (например, в Россию или арабские страны, куда продаются автомашины или электрогенераторы) фирма может официально отнести на себестоимость расходы на взятки до 5% от стоимости контракта.

3. Место работы спецслужб. Бисмарк понимал, что богатым людям нужны вольности. Ведь если им не дать желаемое, то они все равно купят то, что хотят, но –помимо государства. Так, азартные игры запрещены повсюду, но не в дорогих гостиницах. Сознательно созданные свободные зоны позволяли контролировать разрешённые вольности элиты. Пиар и очевидные удобства привлекли в Швейцарию богачей со всего мира, что позволило контролировать политическую и экономическую ситуацию во многих странах.

Главное преимущество системы оффшорных банков проявилось после Второй мировой войны, когда сложилась глобальная сеть оффшоров.  Мир оффшоров – это мир создания  денег из воздуха. Система  оффшорных банков выгодна крупнейшим банкам. Эмитент частной валюты сталкивается с теми же проблемами, что и государство: необходимо нести большие затраты на поддержание обращение валюты, а прибыль получается лишь в момент эмиссии. Для купирования кризиса ликвидности и необходимо иметь ликвидные средства, свои золотовалютные резервы, подобно государству. Расходы велики и кризис ликвидности неизбежен и трудно прогнозируем, даже при самом активном  участии богатейших государств.

Современный бизнес вынужден пользоваться оффшорами, так как на этом работают системы оптимизации налогообложения. Бисмарк построил для немцев систему оффшорных банков, понимая потребности богатых в условиях догоняющего развития. В других странах такого понимания не было,  и богатые люди пользуются услугами чужих финансовых систем. Те, кто вступает в мир оффшоров, попадают в зависимость от чуждых сил, которые с самого начала рассматривали их средства как источник покрытия убытков системы. Их изначально ставили их в виноватое положение.

Миру денежных производных, денежно-кредитного мультипликатора кризисы имманентны. В этом суть системы. Ее хозяева это поняли уже давно. Поэтому и правила мира оффшоров изначально запутаны и затемнены из корыстных соображений. Системе жизненно необходимы простаки, которые заплатят за всё и не посмеют жаловаться.  Именно поэтому людей сознательно стараются замарать компроматом[25].

Обман, преступления и спецслужбы являются не случайными факторами системы оффшорного денежно-кредитного мультипликатора, но фундаментальным неотъемлемой её частью. Россия должна создать свою систему, аналогичную бисмарковской. Пока она не создана, российские финансисты являются заложниками мировой системы оффшоров. А государство вынуждено держать огромные средства как залоговый фонд для обеспечения этих операций.

В этом суть парадокса, отмеченного М. Делягиным: «Правительство рапортует все о новых, в том числе досрочных, выплатах внешнего долга, а его сумма растет с начала 2002 года, увеличившись за 3,5 года более чем в 1,5 раза — на 81,3 млрд. долларов! Причина проста: пока государство выплачивает свои долги, предприятия, прорываясь на мировые финансовые рынки с их баснословно дешевыми по российским меркам деньгами, ведут себя как голодающие на празднике урожая.

За 3,5 года, с начала 2002 по середину 2005, государство уменьшило свой долг на 12.9%, на 14,7 млрд. — со 113,9 до 99,2 млрд., а бизнес нарастил его в 3,7 раза, на 95,0 млрд. долларов, — с 35,1 до 130,1.

Только за первую половину текущего года снижение внешнего государственного долга на 5,4 млрд. долларов сопровождалось ростом долга бизнеса на 20,6 млрд. долларов! При таких темпах даже досрочная выплата 15 млрд. долларов Парижскому клубу (осуществленная на основании приказа Минфина от 30 июня, но учтенная, вероятно, уже в III квартале) не переломит общей тенденции наращивания внешнего долга России

Ошеломляющее впечатление производит быстрый рост прочих (не от МВФ) кредитов, получаемых Центральным банком: на начало 2002 года задолженность по ним составляла 2,1 млрд. долларов, на начало 2005 — уже 3,9 млрд, а за первое полугодие она выросла еще более чем вдвое — до 8,2 млрд. долларов»[26].

Посмотрим на официальную статистику. Золотовалютные резервы выросли со 125,5 млрд. долларов на 01.01.05 до 159,6 млрд. долларов на 01.10.05[27]. При курсе 28,5 рублей за доллар (возьмём его для простоты вместо официального 28,6) значения основных денежных агрегатов составят:

М0 (Прежде всего наличные деньги) – 65 млрд. долларов. Для выполнения нормативов Вышнеградского было бы достаточно 31 млрд. долларов!

М1 - Денежная база -  90 млрд. долларов.

М2 – 186 млрд. долларов. Для выполнения нормативов Кавальо хватило бы 70-80 млрд. долларов[28].

Как и в Российской империи, золотовалютные резервы являются ключевым условием наращивания международной задолженности всех субъектов экономики и органов государственного управления. Не случайно, в 1892 году, так и теперь в России начался бурный рост задолженности российского частного бизнеса. Кредиторы уверены, что государство заплатит. Сделки Газпрома и Сбербанка тому самая яркая, но не единственная иллюстрация. И самое любопытное, эти займы увеличивают количество денег в России, а значит все меры по борьбе с инфляцией путём «зажима» денежной массы просто дают сбой.

Однако объёмы золотовалютных резервов России превысили все мыслимые размеры, в том числе рекомендуемые и сторонниками валютного управления.

 

Есть ли выход?

Понимание порочности сложившейся ситуации начинает овладевать широкими массами экономистов России. Александр Ивантер: «На самом деле все гораздо хуже: ЦБ вообще не в состоянии управлять динамикой денежной массы, потому что львиная доля рублевой эмиссии осуществляется Банком России под покупку иностранной валюты. Каковы цены на нефть - таков экспорт, каков приток валюты в страну - такова и денежная масса. Есть или нет достаточный спрос на эти эмитированные, а на самом деле просто обмененные на валюту рубли, ЦБ уже просто не волнует.

Увы, это не шутки. Размывание суверенитета в кредитно-денежной политике - вещь куда более серьезная и тревожная, чем форсированная интернационализация финансовой системы страны. Если последний феномен не является исключением в экономической истории многих даже могущественных сегодня в хозяйственном отношении стран, то по сути оффшорный характер национальной денежной политики для страны, претендующей на статус одного из значимых центров силы в современном многополярном мире, - это просто нонсенс[29]».

Даже идеологи международного финансового капитала соглашаются с этим. «По версии фонда, изложенной в его последнем обзоре российской экономики, причиной служат растущие ограничения со стороны предложения товаров и рабочей силы. Недостаток предложения обусловлен дефицитом инвестиций. Среднегодовой уровень инвестиций в России в 2000-2004 годы составлял 18% ВВП, тогда как средний уровень для стран Центральной и Восточной Европы - 23%. В результате производство не поспевает за спросом, что приводит к инфляционному давлению. На рынке труда МВФ отмечает крайне серьезные разрывы в уровнях безработицы по регионам (от 1,3% экономически активного населения в Москве до более 40% в Дагестане и Ингушетии), что свидетельствует о крайней территориальной негибкости рынка труда. В результате аналитики фонда заключают, что экономика перегрета относительно наличных производственных возможностей, и призывают правительство и ЦБ не снижать инфляцию и стимулировать рост, а повышать потенциал предложения, снимать ограничения на его рост»[30].

Дело не в «тлетворном влиянии Запада». Соответствующие общественные отношения сложились в России, и именно поэтому российские денежные власти продолжают упорствовать. Заместитель председателя Банка России Алексей Улюкаев заявил, что инфляцию в 2006 году вполне по силам сбить до 8,5% в год, а министр финансов Алексей Кудрин полон решимости ограничить инфляцию 4-4,5% к 2008 году. «Инфляция менее 10% в год долгие годы служила неписаным гроссмейстерским уровнем для переходных экономик, по достижении которого МВФ официально фиксировал решение задачи макроэкономической стабилизации. Сегодня, как видим, фонд существенно скорректировал свое мнение, чего, увы, не скажешь, о наших реформаторах». – ВОПРОС АВТОРУ: ОТСУТСТВУЕТ ССЫЛКА НА ЦИТАТУ Эксперт, цитируемая статья.

В «Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2006 год» записано:

«5. С учетом возможных вариантов развития экономики Банк России прогнозирует увеличение спроса на деньги (денежную массу М2) за 2006 г. на 23-26%. При такой динамике, по оценке Банка России, достаточным для покрытия спроса экономики на деньги считается увеличение денежного предложения (узкой денежной базы) на 17-20%.

6. Утверждается, что динамика денежной базы, обусловленная покупкой Банком России валюты на рынке и накоплением денежных средств в Стабилизационном фонде, с наибольшей вероятностью будет соответствовать потребности экономики в увеличении денежного предложения.

Как следствие, от Банка России не потребуется значимых дополнительных мер по расширению денежного предложения – увеличения объемов кредитования коммерческих банков, покупки ценных бумаг на открытом рынке. Наоборот, может возникнуть потребность в стерилизации денежного предложения за счет аккумулирования средств банков на депозитах и в облигациях Банка России (ОБР)»[31].

Другими словами, Стабилизационный фонд должен расти, а ликвидность финансовой системы России снижаться. Сетования специалистов «Эксперта» были услышаны и им жёстко и нелицеприятно ответил А.Н. Илларионов 02.11.05. Он выступил с тезисами, которые злые языки уже окрестили «Как нам уничтожить Россию».

 «1. Снижение цены отсечения Стабилизационного фонда с 27 долларов за баррель минимум до 17 долларов за баррель. При длительном сохранении нынешнего уровня мировых цен на нефть и особенно в случае их дальнейшего роста снижение цены отсечения до 12 долларов за баррель.

2. До момента полного погашения государственного внешнего долга прекращение рассмотрения и обсуждения органами исполнительной власти, их представителями и руководителями любых предложений по использованию средств Стабилизационного фонда на иные цели, кроме целей погашения государственного внешнего долга.

3. Отказ от создания так называемого Инвестиционного фонда. Прекращение рассмотрения и обсуждения органами исполнительной власти, их представителями и руководителями любых предложений по использованию средств Инвестиционного фонда.

4. Создание Фонда будущих поколений, средства которого формируются за счет дополнительных (по сравнению с уровнем, зафиксированным в законах о федеральном бюджете) фактических доходов федерального бюджета, не подлежащих зачислению в Стабилизационный фонд. Утверждение положения о Фонде будущих поколений, в соответствии с которым его средства не могут быть использованы ранее 2020 г. Средства Фонда будущих поколений не могут использоваться на финансирование дефицита Пенсионного фонда. …

11. Отмена решений о национализации частных компаний компаниями государственного сектора (Юганскнефтегаза - Роснефтью, Сибнефти - Газпромом, "Силовых машин" и зарубежных электростанций - РАО ЕЭС, росзагранбанков - ВТБ).

12. Значительное сокращение государственных расходов. Для сравнения: в 2001-2004 гг. удельный вес государственных расходов ВВП в России составил 36%, в Казахстане - 22%, среднегодовые темпы прироста ВВП - 6,1 и 10,5%, а темпы инфляции - 15,5 и 6,9% соответственно.»[32]

Что можно сказать на это? Сетования неуместны. Переубеждать сторонников Стабилизационного фонда бессмысленно. А.Н. Илларионов – квалифицированный экономист и умный, честолюбивый человек. Он выступил с этими тезисами, чтобы обосновать своё право находиться на высших государственных постах России. И он это убедительно доказал: в трудные моменты «мягких искровцев» заменяют «твёрдые искровцы».

Все крупные состояния в России созданы государством. Такого развития событий, создания такой структуры интересов,  государство вполне могло не допустить. Несмотря на то, что о таких последствиях предупреждали с самого начала,  это случилось. Теперь надо искать выход. И в конечном итоге все решения сводятся, как всегда, к кнуту и прянику.

Надо сломить «союз нечестивых», сложившийся в России. Это сырьевики, приватизировавшие (точнее присвоившие) дифференциальную ренту второго рода. Это банкиры, проводящие операции через зарубежные центры по поручению своих клиентов. Это финансовый капитал, всё более приобретающий международный, космополитический характер. Это коррумпированная бюрократия, работающая ради зарубежных  счетов.

Цены на нефть: ловушка для Стабилизационного фонда

Накопление золотовалютных резервов и, в частности, рост Стабилизационного фонда зависят целиком и полностью от динамики нефтяных цен и добычи нефти в России.

Обычно говорят, что нефть является ограниченным ресурсом. Прежние богатые месторождения истощаются, надо применять более дорогостоящие технологии. Издержки добычи и разведки растут, а цена на такие товары определяется стоимостью добычи с худших месторождений. Но это не совсем так в данном конкретном случае. На самом деле накопленная информация по геологоразведке объективно показывает, что в мире существуют достаточно большие запасы нефти. Особенности стихийной рыночной экономики действуют таким образом, что даже ограниченный ресурс долгое время продолжает поступать без ограничений. Цена на него в итоге резко падает, а потом наступает уже резкий обвальный кризис, когда цена на этот ресурс подпрыгивает в разы.

Кембриджские исследователи из CERA ещё в 1998 году показали, что нефть выгодно добывать при 12 долл. за баррель, что это позволит выплачивать акционерам нефтяных компаний дивиденды выше средних по рынку. Президент Кембриджской ассоциации энергетических исследований (CERA) Джозеф Станислав в докладе "Нефть. Насколько высоко она заберется и надолго ли?" предрекает избыток нефти. По его прогнозу, к концу десятилетия мировое производство, сегодня составляющее 82 млн. баррелей в день, вырастет на 20 млн. баррелей[33].

Примеров резких обвальных кризисов после периода хищнической эксплуатации в истории человечества достаточно много, зачастую какой-то ресурс уничтожался и приходилось переходить на совсем другой образ жизни. Сегодня же мы видим очень аккуратное, осторожное повышение, когда цена на ресурс растет, не допуская будущего грандиозного обвала.

Нам нужно исходить из того, что существует некое правительство, некий добрый, мудрый по отношению к человечеству ум, который обладает абсолютной властью, и очень аккуратно, последовательно пытается не допустить этого грандиозного краха. Но никаких доказательств существования сверхразума, прилетевшего к нам с Альфа-Центавры не наблюдается. Даже американское правительство не является таким сверхразумом и не работает в такой логике. Причины иные, и искать их всегда следует в сфере международных финансовых отношений.

В перестройке международных финансов существуют очевидные проблемы. Сегодня основой международной финансовой системы является доллар, который эмитирует Федеральный резерв США. Это дает огромные доходы американскому государству и резко повышает конкурентоспособность американской экономики, потому что самый выгодный вид бизнеса – инвестбанкинг и страхование – неизбежно концентрируется в США. Европейский банкир может оперировать, опираясь только на собственные и привлечённые средства, и вынужден формировать на случай кризисов крупные резервы. Американскому финансисту делать это не нужно, его всегда выручит Федеральный резерв, напечатав немножко "зелени".

Но сегодня эмиссионная машина крайне перенапряжена правительством США и Уолл-стрит: слишком большие долги и слишком много неудачных проектов, не принёсших прибыли инвесторам. Сейчас стоит вопрос: как выходить из этой ситуации[34]? Если излагать суть вопроса кратко, то существует проблема разделения доллара на два вида – доллар для расчетов в США (назовем его «американский доллар»), и доллар для международных расчетов. Внутренний доллар можно использовать для регулирования макроэкномической ситуации в США, его можно немного девальвировать для улучшения платёжного баланса США. Внешний доллар, доллар мировой торговли и глобальных инвестиционных отношений  должен стоять непоколебимо в глазах инвесторов.

Многочисленные структурные перекосы американское правительство вынуждено гасить эмиссией доллара. Одновременно, с тем, чтобы не допустить роста импорта, ухудшения платежного баланса в США, оно так же вынуждено искусственно обесценивать доллар и печатать большое количество денег. В такой ситуации миллионы финансовых директоров по всему миру во многих миллионах сделок, которые они заключают каждый день, вынуждены хеджировать валютные риски, то есть заключать договора, которые позволяют защититься от обесценения валюты. В такой ситуации всегда растет спрос на другие валюты, но они тоже достаточно нестабильны. Это значит, что растет спрос на материальные ресурсы, на массовые биржевые товары. На практике, в реальной экономике это означает рост фьючерсов, срочных контрактов на массовые биржевые товары, и самым универсальным таким товаром является нефть.

Чем более нестабильно международное финансовое положение, тем активнее растут цены на нефть. Это, разумеется, накладывается и на интересы нефтяных компаний, которые тоже на этом имеют свой профит. Падение цен на нефть эти схемы автоматически рушит и наносит серьезный ущерб финансистам, которые сделали на них ставку. Поэтому, несмотря на то, что по оценкам самих производителей ОПЕК нефти производится много и ее текущее предложение на рынке можно увеличить в разы, каждый раз возникает какая-нибудь причина, которая не дает ценам упасть. Если бы они упали, то все эти многочисленные схемы по защите валютных рисков рухнули бы, что нанесло бы огромный ущерб крупнейшим международным финансовым структурам.

Цены на нефть удерживаются искусственно. Разумеется, любое сложное явление включает в себя много различных факторов, но нужно выделять всегда ключевые. Более 90% сегодняшнего роста – это искусственные механизмы, обеспечивающие защиту от обесценения доллара. После завершения реформы международных финансов необходимость в высоких ценах на нефть упадёт. Для обеспечения экономического роста будет стимулироваться политика низких цен на сырьё.

Реформа финансов всегда сопровождается реструктуризацией имеющихся долгов. Проще говоря, обязательства замораживаются на тот или иной срок, а то и просто обесценивают. Это аксиома, подтверждённая уже сотнями денежных реформ по всему миру. В том числе и опытом реформы 1932-33 годов в США. Причём условия реструктуризации определяются политическими факторами, попросту «прав тот, у кого больше прав».

Россия столкнётся одновременно с двумя процессами: падением ликвидности своих золотовалютных резервов и с падением нефтяных цен. Ситуация с нефтедобычей в России усугубляется тем, что нефтяные месторождения истощаются. Издержки на добычу растут и при низких ценах большое количество мощностей будет выведено из эксплуатации из-за нерентабельности.

Добыча в Восточной Сибири не изменит ситуацию. Даже при самом благоприятном развитии ситуации, к данному моменту нефтяники просто не успели бы месторождения. Предотвратить или хотя бы смягчить последствия для России "двойного обвала" — добычи и цен — могло бы, оговаривают эксперты, введение в мировой оборот нефти Восточной Сибири[35] (Юрубчено-Тохомской зоны нефтегазонакопления). Но допущение о возможности выхода российской нефти на второй "большой максимум" после 2010 года сами его авторы тут же и опровергают. По их мнению, прогнозируемый спад приблизился настолько вплотную, что "восточносибирский шанс" положить начало еще одной кривой Хубберта, еще два-три года назад бывший вполне реальным, сегодня надо считать практически упущенным, по крайней мере, в масштабах нынешнего десятилетия. Тем более, в Восточной Сибири нет никаких значительных запасов нефти.

Нефтяные бассейны с большими запасами нефти, подобные среднеобскому, возникли в определенных геологических условиях: плавные прогибы в материковых платформах, обычно совпадающие с руслами больших рек. Бассейны, подобные тому, что в среднем течении Оби - это бассейн в среднем течении Печоры (Усинск), в среднем и нижнем течении Волги (Татария, Башкирия, Саратовская область), в нижнем и среднем течении Камы. В других геологических условиях (более горных), таких, как в восточной Сибири, не может быть бассейнов с такими огромными запасами.

Все предгорные месторождения (Грозный, Львовская область, Тимано-Печорское месторождение, Румыния) обычно относительно небольшие. Такие могут быть в Восточной Сибири, но по объему добычи они не смогут компенсировать падение добычи в Западной. Сибири, Коми и на Каме-Волге. О том же подробно пишет президент "Роснефти" С. Богданчиков: "Российский частный бизнес в нефтяной промышленности не доказал своей способности освоить нефтяную провинцию, фактически работа идет на тех фондах, что достались даром от отцов"[36].

Падение роли России как поставщика нефти и газа в Европу резко снизит её политическое влияние, а значит, ухудшит условия реструктуризации догов перед ней. Это закон политической жизни. Чем меньше значение страны как экономического партнёра, тем более сиюминутными, а значит склочными, политическими интересами определяется отношение к нему. Пример Израиля, которому объявляют смертельную войну страны, находящиеся тысячи километров от него, лучшая иллюстрация. Даже сегодня, когда Россия является крупнейшим поставщиком газа в Европу, постоянно возникают многочисленные претензии. Достаточно вспомнить про Прибалтику и Польшу.

Практический вывод состоит в том, что государственная монополия на экспорт нефти и сокращение её вывоза – не только самая простая форма регулирования экспорта. Введение механизма регулирования экспорта, как Норвегии или Объединенных арабских Эмиратах, для России это без преувеличения вопрос жизни и смерти. В отличие от Саудовской Аравии, которая может выкачать всю нефть и от этого не погибнуть, Россия нуждается и в нефти, и в газе. У нас ведь действительно очень холодно.

Мы должны срочно истратить средства Стабилизационного фонда. Это нужно сделать до того, как ликвидность этих активов резко упадёт. Причем сделать это нужно так, чтобы не спровоцировать их досрочную конфискацию.

Готовимся к новым условиям

Как развивается ситуация в сфере международных финансов? Для того, чтобы понять это, обратимся к сообщению, стратегически важному для этой сферы.

«НЬЮ-ЙОРК, 2 ноября 2005 года. Бывший министр финансов США Роберт Рубин во вторник сказал, что в США могут возникнуть серьезные финансовые проблемы, если в стране сохранится дефицит текущего счета платежного баланса.

Если спрос на американские активы со стороны иностранных инвесторов снизится, "доллар может резко упасть, а процентные ставки сильно вырастут", - сказал Рубин на ежегодной встрече группы Concord Coalition.

По мнению Рубина, чем дольше сохраняется текущий уровень дефицита платежного баланса, тем выше вероятность кризиса на финансовых рынках с серьезными последствиями для экономики.

Рубин сказал, что "так продолжаться больше не может", имея в виду дефицит текущего счета платежного баланса. По его словам, если дефицит сохранится, в США может разразиться кризис, который никто из живущих сегодня американцев еще не переживал.
Существует угроза "очень серьезных и продолжительных сбоев на рынке и в экономике страны", - сказал Рубин.

В течение последних лет дефицит текущего счета платежного баланса США находился на рекордных уровнях, главным образом, из-за большого дефицита внешней торговли. Кроме того, многие аналитики считают, что и многолетний дефицит бюджета также способствует росту дефицита текущего счета платежного баланса через снижение темпов национальных сбережений.

Дефицит бюджета США в 2005 финансовом году составил 318,62 миллиарда долларов, что на 23% меньше по сравнению с рекордно высоким дефицитом в 2004 финансовом году.

Рубин также не разделяет оптимизм по поводу способности США справиться с этими структурными проблемами.

По его словам, шансы на то, что правящий класс в США сможет предпринять все необходимые меры, очень низки. Заявления Рубина перекликаются с комментариями бывшего председателя ФРС США Пола Волкера, который также выступал на встрече вместе с сопредседателями Concord Coalition и бывшими сенаторами Бобом Керри и Уорреном Рудманом, а также с председателем Blackstone Group Питером Петерсоном.
Волкер сказал, что высокий спрос на американские активы со стороны иностранных инвесторов приносит существенный доход США, но "как долго это продлится - неизвестно".
Волкер также сказал, что снижение спроса на американские активы отразится на долларе с серьезными последствиями для всей финансовой системы страны.
"Никто не знает, насколько серьезными они будут, но проблем в этом случае не избежать", - сказал Волкер.

С его точки зрения, необходим мощный импульс, укрепляющий доверие потребителей, чтобы американцы увеличили свои сбережения и, тем самым, помогли сократить дефицит текущего счета платежного баланса. "Для того чтобы уровень сбережений вырос, необходимо, чтобы снизились котировки акций и цены на жилье, - сказал Волкер. - Потребители должны получить некоторый импульс, чтобы положение дел изменилось к лучшему"[37].

ВОПРОС АВТОРУ: ИМЯ РУБИНА – ДЖ. ИЛИ РОБЕРТ? Р. Рубин – бывший министр финансов в администрации Клинтона. Он отлично знает, что такие слова нельзя произносить вслух. Для финансовых рынков он запустил «самосбывающийся прогноз». Миллионы финансовых директоров по всему миру немедленно начали жхеджировать риски, т.е. «закладываться» (???)  против доллара. А когда миллионы финансистов играют на понижение доллара, ситуация выходит из под контроля. Рубин просто вынуждает  Правительство США к активным действия. Это говорит о том, что политические и финансовые силы, стоящие за ним, решили пойти на обострение. Реформа международных финансов становится  реальностью. Только беспорядки во Франции, развивающиеся в эти дни, спасли доллар от обвального падения к евро и немного «подморозили» ситуацию.

Деньги надо тратить без промедления. При этом должны быть решены следующие задачи:

1. Добыча нефти и газа в России должна быть стабилизирована  на уровне близком к существующему.

2. Должны быть созданы новые производства, новые рабочие места, которые позволят выжить в стране в период неблагоприятной нефтяной конъюнктуры. На самом деле, речь идёт не только и не столько о создании новых рабочих мест, сколько о сохранении уже существующих. Завоевание новых рынков – очень сложная задача, и существующим системам  управления в России (как государственным, так и корпоративным) они просто не по силам (индикативный план).

3. Финансовая система России должна не только решить две вышеупомянутых задачи, но и обеспечить достойное место России в органах управления новой глобальной системе, в органах управления «всемирного инвестиционного банка». Это означает резко повысить капитализацию российский банков и запустить проекты неинфляционной эмиссии.

Есть идеи!

Наиболее эффективный механизм решения этих проблем, по нашему мнению, предлагает А. Ведев, синтезировавший идеи, обсуждавшиеся  в печати.[38] Он обстоятельно рассматривает плюсы и минусы предлагаемых инструментов, предлагая альтернативные созданию Стабилизационного фонда варианты использования дополнительных доходов бюджета.

1. Перечисление дополнительных доходов на финансирование приоритетных расходов бюджета.

2. Формирование за счет аккумулированных доходов фонда поддержки налоговой реформы. Недостатками данного варианта по мере исчерпания фонда становятся неизбежное сокращение финансирования социальных расходов, отсутствие решения проблемы стерилизации избыточной эмиссии, увеличение зависимости расходов от мировых цен на сырье.

3. Формирование фонда распределения природной ренты. Предлагалось создать специальный бюджетный фонд для накопления налогов рентного характера, которые затем могли распределяться по специальным счетам граждан России (аналогично использованию Постоянного фонда Аляски). 

4. Формирование бюджета развития. Разделить бюджет на текущий (сводимый с нулевыми дефицитом при консервативном прогнозе внешнеэкономической конъюнктуры) и бюджет развития. В последний должны были направляться доходы при их превышении над показателями, заложенными в бюджет на финансирование текущих расходов. Использовать эти дополнительные средства предполагалось на инвестиционные цели (главным образом на возвратной основе).

5. Ограничение поступления средств в Стабилизационный фонд с перераспределением высвобождающихся ресурсов в пользу Инвестиционного фонда бюджета. Предлагается установить, что средства в Стабилизационный фонд не могут перечисляться в размерах, превышающих зафиксированные в Федеральном законе "О бюджете" на соответствующий год. Также предлагается создать Инвестиционный фонд федерального бюджета, в который направлять остатки средств федерального бюджета, не перечисленные бюджетополучателям в течение года, и доходы федерального бюджета, превышающие уровень, установленный в Законе о бюджете (включая экспортные пошлины и НДПИ сверх лимитов формирования Стабилизационного фонда). Средства Инвестиционного фонда использовать для осуществления государственных инвестиций в производственном секторе экономики, а также для стимулирования развития ипотечного кредитования.

6. Трансформация Стабилизационного фонда в Инвестиционный фонд. Предлагается придать Стабилизационному фонду часть функций Инвестиционного фонда и производить за его счет (на возвратной основе) инвестиционное финансирование российских компаний, не относящихся к топливному сектору. При этом, с целью снижения рисков, финансирование необходимо производить только при наличии залога в виде блокирующего пакета акций либо ликвидных материальных активов компании-рецепиента. В качестве базовых схем такого инвестирования предлагаются две следующие: финансирование лизинга инвестиционного оборудования и смешанное государственно-частное софинансирование компаний в приоритетных секторах экономики.

7. Досрочное погашение внешнего долга. Предлагается запуск переговорного процесса с основными держателями российских долгов по досрочному погашению задолженности; фиксация в рамках Федерального закона "О бюджете" возможности направления средств, поступающих в Стабилизационный фонд, на досрочное погашение государственного внешнего долга (после достижения фондом объема 500–600 млрд. руб.).

Именно этот вариант был принят Правительством России. Он предусмотрен проектом федерального бюджета на 2006 год, Правительству даются все необходимые полномочия.  Его горячо поддержал А.Н. Илларионов. Однако, как показал опыт переговоров по досрочному погашению долга Парижскому клубу, это непростая задача.

В случае негласного выкупа Российской Федерацией своих ценных бумаг, обращающихся на рынке, велик риск негативных последствий для репутации Российской Федерации как рыночного агента. Объявление публичного тендера на покупку существенно увеличат цены на внешние долговые обязательства России, что снизит эффективность такой операции. Да и объем предложения со стороны инвесторов может оказаться недостаточно большим.

Спорить с этими очевидными предложениями ответственный человек не может.

А.Ведеев забыл лишь два серьёзных фактора. Во-первых, фактор ограниченности времени в условиях реформы международных финансов. Во-вторых, невозможность физического изъятия  денег без предоставления весомых коврижек международному финансовому капиталу российского происхождения. Все вышеизложенные идеи достаточно просты и (кроме досрочного погашения внешнего долга, а также лозунга «всё поделить») сводятся к предложению создания механизмов неинфляционного стимулирования экономического роста.

Вброс средств осуществляется под проекты. Часть оборудования (товаров и услуг), не производящаяся в России, закупается за рубежом за валюту. Часть, которая в России изготавливается, закупается за рубли. Деньги вбрасываются до начала производства, но они вызывают гарантированно рост товарооборота, экономической активности. Это требует роста денежной массы, и дополнительное количество рублей и долларов просто поглощается экономикой, не вызывая инфляционного эффекта. В европейских странах такие схемы реализуются с конца 19 – начала 20 века ежедневно. Именно они и получили название «индикативный план развития экономики». Именно об этом мультипликаторе рассуждал Дж. М. Кейнс. Эти техники изложены в классических учебниках[39]. Чем больше возможность на рубль государственных затрат получить максимум экономического роста, тем меньше шансы получить как побочный результат инфляцию.

Индикативный план в России должен разрабатываться согласно закону «О среднесрочном прогнозировании в Российской Федерации», принятому ещё в 1995 году, но оставшемуся в то время «на бумаге». Построение программ с высоким мультипликативным эффектом в России затруднено отсутствием привязки программ к межотраслевому балансу, отсутствием знаний о реальной экономической проблематике. Но проблема имеет решение, поскольку большая часть средств будет истрачена за рубежом. Она даст экономический рост, а вот на уровень инфляции не повлияет.

 Такие планы позволяют государству узнать реальное положение в экономике: частный бизнес неохотно рассказывает государству о своих делах, точнее, совсем не рассказывает правды. Лишь тому, кто может помочь, кто  является партнёром, рассказывают часть правды. Только запустив этот план, государство может узнать деловую  Россию.

Самое главное: кнут и пряник

Сегодня стратегическая задача развития финансовой системы страны – получение российскими банками места в инвестиционном и страховом бизнесе. Альтернатива этому – ликвидация национальной банковской системы и передача самых высокооплачиваемых рабочих мест другим странам.

1. Следует воссоздать классическую немецкую систему переучёта переводных векселей. Это трёхуровневая система: Банк первого уровня – банк-кастоди – Банк России (или специальная структура Банка  России и Правительства Российской Федерации)

Экономический смысл схемы в том, что крупные компании создают развитую сеть из мелких предприятий поставщиков и потребителей. Дилеры, дистрибьюторы и иные составные части товаропроводящей системы получат кредиты по классической схеме переводного векселя (тратты).

2. Необходимо развивать так называемую «американскую» ипотечную схему. (По нашему мнению, попытки применить «немецкую ипотечную схему, т.н «Шпаркассе»  в России обречены на крах, они выродятся в «пирамиду».

3. Необходимо удешевить страхование в России. Сделать его дешёвым и доступным можно лишь создавая за счёт золотовалютного резерва Банка России и Стабилизационного фонда  гарантийные фонды. Такая схема не потребует ни копейки государственных средств, но без  такой поддержки отечественные страховые компании не выдержат конкуренции с зарубежными компаниями и мы повторим опыт Венгрии. Страховщики очень жестокий народ: если не поддерживать своих, то на рынок придут псевдосолидные компании, которые соберут премии, а потом исчезнут.

Названные выше меры могут спасти финансовую систему страны от краха, это очевидно. Возникает щекотливый вопрос: почему же они не были проведены в России? Причины того, что индикативный план и государственные программы стимулирования экономики в России находятся под запретом – не глупость и не идеологические шоры.

С кнутом понятно и просто: государственный контроль над экспортом углеводородного сырья – это кнут. Толщину кнута государство может варьировать в широких пределах: от фактической национализации отрасли до поддержки освоения новых месторождений частным капиталом при поддержке федеральных средств.

А вот создание «пряника» – задача сложная, долгая и нетривиальная. Вопрос в том, как сделать лояльным России международный финансовый капитал. Разница его составляющих по месту происхождения (русские, граждане СНГ, граждане Мира)  сегодня не играет почти никакой роли. Разве только русский может купить лишнюю иконку для соседней церквушки? Этой силе нужны надёжные банки и система оффшоров для сокрытия системы собственности и оптимизации налогов.

Решая эту проблему, мы вступаем в ожесточённый конфликт с другими финансовыми центрами силы. Но другого пути нет. Иначе деньги из России и дальше будут вытекать под любыми благовидными (и совершенно неблаговидными и скандальными) предлогами.

Начинать надо с  укрепления банковской системы. Сегодня вся российская банковская система уступает по размерам В РАЗЫ любому крупному международному банку, какому-нибудь АБН АМРО или Ситибэнк. Необходимые для этого проекты я перечислил во второй главе. Вокруг этих проектов объединятся российские банки. Это будет объединение по профессиональной силе, а не по силе блата.

Богатые должны поверить в Российскую банковскую систему. Без этого они не поверят в Россию. Поверив в Россию, они заставят тратить деньги на её благо.

 

 

 

 

 



[1] см. Материалы слушаний в Государственной Думе по проблеме вступления России в ВТО. Материалы «Союзсахара», Ассоциации производителей крахмалопаточной продукции, Мясного союза, Масложирового союза, Молочного союза, химического и авиационного объединений.

[2] Обращает на себя внимание глубоко дифференцированная товарная номенклатура таможенного тарифа за рубежом. В подавляющем большинстве государств в этих целях используется Гармонизированная система описания и кодирования товаров (ГС). Общее число товарных позиций в таможенных тарифах составляет: Евросоюз – 10754; США – 10085, Япония – 8964, Канада – 8407, Бразилия – 9131, Республика Корея – 10654, Малайзия – 9767, КНР – 6509. На долю названных стран приходится около 2/3 оборота мировой торговли. Учитывая, что стандартная шестизначная номенклатура ГС имеет 5019 позиций, таможенные тарифы этих государств существенно продвинуты в сторону создания развитой национальной товарной номенклатуры, выходящей за шестой знак ГС. См. БЭА АНАЛИЗ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ ТАМОЖЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

[3] Петров В.В., Поляков Г.А., Полякова Т.В., Сергеев В.М. Долгосрочные перспективы российской нефти (анализ, тренды, сценарии). - М.: Фазис, 2003. - 200 с.

[4] Напомню, что рента бывает двух типов: первого и второго рода. Так называемая дифференциальная рента первого рода образуется за счёт благоприятного климата, месторасположения и тому подобных природных факторов. По мнению специалистов, в российской нефтедобыче такая рента практически не создаётся: Васюганские болота – это не Персидский залив. Дифференциальная рента второго рода создаётся за счёт ранее сделанных вложений. Источником этой ренты в России являются гигантские вложения СССР в Самотлор и Ямал. Нормальные капиталистические фирмы никогда и ни при каких условиях не начали бы не только разрабатывать, но и искать нефть Сибири.

[5] ВОПРОС АВТОРУ: ВСТАВИТЬ КАРТИНКУ В ТЕКСТ ИЛИ ОСТАВИТЬ ИСТОЧНИК КАК

СНОСКУ?: Л.П. решайте сами из своих вкусов. КАК КРАСИВЕЕ ДЛЯ ЧИТАТЕЛЯ! http://www.cbr.ru/print.asp?file=/statistics/credit_statistics/mon_supply_04.htm

[6] ВОПРОС АВТОРУ: ВСТАВИТЬ КАРТИНКУ В ТЕКСТ ИЛИ ОСТАВИТЬ ИСТОЧНИК КАК СНОСКУ?:  http://www.cbr.ru/statistics/credit_statistics/print.asp?file=mon_baza_04.htm

[7] Проект перспективного финансового плана и бюджета расширенного правительства на 2005–2007 годы

[10] Эксперт #41 (487) от 31 октября 2005 http://www.expert.ru/expert/current/data/41-tema.shtml

[11] Идеи А. Ведева, С. Глазьева, О Дмитриевой, коллектива журнала «Эксперт» настолько очевидны, что «спорить с ними может только патагонец, питающийся водяными крысами». А.Н. Толстой. Однако люди, хорошо знакомые с кулинарией дорогих ресторанов, почему то их не слушают.

[12] См., например, Л. Григорьев Перспективы Восточной Балтики М. Европа 2004

[13] Выгода от наличной или безналичной эмиссии денег. Она равна стоимости вытесняемого из обращения золота за минусом издержек на эмиссию и поддержание системы.

[14] В случае со Стабилизационным фондом и золотовалютными резервами России ситуация проще: под них  уже был создан реальный товар, уже идёт налаженное производство – это нефть, металлы,  лес.

[15] Вексель переводной - ценная бумага, выписываемая кредитором  (векселедателем). Представляет собой письменный приказ плательщику об оплате в указанный срок определённой суммы денег, указанной в векселе,  третьему лицу.

[16] Факторинг - перепродажа на комиссионных началах. В нашем случае это когда компания продаёт право владения счетами специальной компании – фактору, фактор принимает риск неплатежей на себя. Фактор выкупает у мелких и средних фирм  права требования за 70-90% долга.  Остальная часть возвращается по погашению долга. За это клиент платит фактору определённый процент. Комиссионные обычно оставляют от  0,75% до 2,0%.

Форфейтинг – кредитование экспортёров. Банк (форфейтор) выкупает у экспортёра (продавца) денежное обязательство импортёра (покупателя) оплатить купленный им товар.

Аккредитив безотзывный - твёрдое обязательство банка-эмитента произвести платежи, либо акцептовать или купить  переводные векселя выставленные получателем. Не может быть аннулировано без согласия всех заинтересованных в нём лиц, особенно бенифициара (в пользу которого открыт аккредитив). Сегодня это основной,  самый массовый способ в международных расчётов.

[17] Л.З Астапович. Проблемы реструктуризации банковских систем. БЭА (сайт БЭА www.beafind.ru).

[18] И.А. Пенкина Современная система ипотечного кредита США М.Макс. Пресс. 2000 с.77

[19] Э. Дж. Долан, Колин К. Кэмпбелл, Р.Дж Кэмпбелл. Деньги, банковское дело и денежно кредитная политика. М. 1991. С. 174 –178.

[20] Первыми эту операцию провели, если верить зарубежной прессе, совзаганбанки в 1948 –1956 гг. с «евродолларами», утверждается даже, что они их и «сконструировали».

ВОПРОС К АВТОРУ: ЧТО ТАКОЕ совзаганбанки? ОПЕЧАТКА?

[21] На самом деле система заработала намного позднее, ключевой датой реформы считается 29 августа 1897 года. С этого момента любой держатель российских бумажных денег мог свободно разменять их на золото в узаконенном соотношении, получив на каждую предъявленную банкноту 66,6 копейки золотом за один кредитный рубль.

[22] Из последних хороших и популярных работ см. С. Егишанц «Закат империи доллара» М.2004 г.

[23] Независимая газета, 03.09.1998.

[24] Русский Телеграф 04.09.1998

[25] Дж. Робинсон Всемирная прачечная. М. Альпина бизнес букс. 2004 г.

[26] Делягин М. http://www.polit.ru/analytics/2005/11/03/dolg.html

[27] ВОПРОС АВТОРУ: ВСТАВИТЬ КАРТИНКУ ИЛИ СДЕЛАТЬ ССЫЛКУ?

НЕ ЗНАЮ! Как красивее? Реальному то читателю всё равно!

http://www.cbr.ru/print.asp?file=/statistics/credit_statistics/inter_res_05.htm

[28] ВОПРОС АВТОРУ: ВСТАВИТЬ КАРТИНКУ ИЛИ СДЕЛАТЬ ССЫЛКУ?

http://www.cbr.ru/print.asp?file=/statistics/credit_statistics/inter_res_05.htm

[29] Эксперт #41 (487) от 31 октября 2005 http://www.expert.ru/expert/current/data/41-tema.shtml

[30] Эксперт #41 (487) от 31 октября 2005 http://www.expert.ru/expert/current/data/41-tema.shtml

 

[33] Los Angeles Times 01.06.2004

[34] Подробно эта проблематика описана в работах С. Егишанца, А Кобякова, М. Хазина, о перспективах перестройки международных финансов можно почитать и мои статьи по этой тематике на сайте "Opec.ru", "Worldcrisis.ru", "Park.ru".

[35] Петров В.В., Поляков Г.А., Полякова Т.В., Сергеев В.М. Долгосрочные перспективы российской нефти (анализ, тренды, сценарии). - М.: Фазис, 2003. (с. 43–52)

[36] .: "Нефтегазовая вертикаль", 2003, № 3: с. 44.

[37] DJ FOREX/ --  Dow Jones Newswires

 

[38] Подробнее см. упомянутые  работы. http://www.opec.ru/library/article.asp?d_no=5282&c_no=70&c1_no=

 

[39] см., напр. Р. Столярю Равновесие и экономический рост. М. Статистика 1974 г.с. 71-85 ВОПРОС АВТОРУ: КАК НАЗЫВАЕТСЯ УЧЕБНИК?

 

 

http://worldcrisis.ru/crisis/398142

 














  


 
 [ главная Сборник статей по экономике Игоря Аверина © 2006-2009  [ вверх
© Все права НЕ защищены. При частичной или полной перепечатке материалов,
ссылка на "www.economics.kiev.ua" желательна.
Яндекс цитирования