Мировая экономика Статьи по мировой экономике
  Новости
  Классические статьи по экономике
  Деньги
  Золото
  Нефть (ресурсы)
  Демократия
  США
  Ближний Восток
  Китай
  СССР и Россия
  Евросоюз
  Югославия
  Третий Мир
  Сельское хозяйство
  Производство
  Социальные вопросы экономики
  Образование
  Современная экономика
  Проблемы современной экономики
  Экономическая карта мира.
  Геополитика
  Государство
  Экономика будущего
  Наука
  Энергетика
  Международные фонды
  Всемирная торговая организация
  Катастрофы
  Терроризм
  Религия, Идеология, Мораль
  История
  Словарь терминов

Опрос
На Ваш взгляд Украина должна интегрироваться с
Евросоюзом
Россией
Или играть в "независимость" на транзитных потоках


Результаты

Спонсор проекта:
www.svetodiody.com.ua

  

Современная экономика >> Сумерки богов >> Часть IV. Вестники преисподней

Часть IV. Вестники преисподней

Часть IV. Вестники преисподней

 

 

Мондиализм есть ложь. То есть не то, что его адепты склонны к обману - а весь мондиализм есть одна большая ложь. Нет ни одного (подчеркиваю - вообще ни одного!) аспекта глобализации, который бы не был покрыт толстым слоем лжи.  Все аргументы глобалистов в свою пользу - от ускорения экономического роста до улучшения жизни людей, от естественности мондиалистского процесса до его экологичности и от демократичности до обеспечения прав человека - все они суть ложь. Но все дело в том, что попытки выйти на более общий уровень оценки сего процесса сталкиваются с неожиданным препятствием.

 

Сатана там правит бал

 

Очень много сказано о роли масонов в истории США и в глобалистских структурах. Кое-что вполне справедливо: известно о том, что среди подписавших Декларацию независимости США масонов было подавляющее большинство; что среди всех президентов Америки послевоенного периода немасонами были только Эйзенхауэр, Кеннеди и Никсон; что президент Трумэн был весьма высокопоставленным масоном и даже заявил, что США построены по масонским чертежам (что отчасти правда) - ну и т. д. Да что там далеко идти - вон к зданию фонда Горбачева в Сан-Франциско и то ведет улица Масонская. Я даже готов привести один из наиболее наглядных аргументов на эту тему - для этого лишь нужно заглянуть на тыльную сторону однодолларовой банкноты (рис. 4.1).

 

Рис. 4.1. Реверс банкноты Федерального казначейства США достоинством в 1 доллар

 

Слева и справа видны два круга, внутри которых находятся некие рисунки - рассмотрим их покрупнее (см. рис. 4.2 и 4.3).

 


 

Рис. 4.2. Пирамида

 


 

Рис. 4.3. Орел

 

Слева расположена занятная картинка. Виден один из любимых символов масонства - усеченная пирамида, в основании которой стоят латинские числа, изображающие 1776 год (год принятия Декларации независимости). Над пирамидой парит треугольный глаз верховного божества масонов - «великого архитектора вселенной» или Демиурга. Вверху надпись на латыни - Annuit coeptis, что в весьма вольном переводе означает «он благословил» (имеется в виду этот самый Демиург с треугольным глазом). Наконец, внизу другие латинские слова - Novus ordo seclorum, что на весьма вульгарной латыни означает «новый порядок времен» или «новый мировой порядок» (на классической латыни последнее слово пишется saeculorum).

 

Справа изображен орел, в лапах которого оливковая ветвь и стрелы, в клюве надпись E pluribus unum, означающая «единое из многого» (об этом говорил Рокфеллер в Гарвардском университете в 1962 году - см. чаcть II, гл. «Бизнесмены с большой дороги»), а над головой - шестиконечная звезда Давида, образованная маленькими звездочками. Ну и стандартная особенность: в пирамиде 13 слоев, в надписях Annuit coeptis и E pluribus unum 13 букв, в ветви 13 листьев, стрел тоже 13, ну и маленьких звездочек 13 (кстати, и полос на американском флаге 13). Сама картинка возникла в 1935 году, когда этот дизайн долларовой банкноты был одобрен президентом Рузвельтом.

 

Понятно, что число 13 встречается слишком часто, чтобы это было просто совпадением - и действительно, согласно официальной версии, его символика в том, что изначально США образовали 13 штатов. Правда, ко времени президентства Рузвельта штатов было уже 48, но это мелочи. Главное - пирамида, демиургический знак и могендовид, которые суть излюбленные символы масонов. Объяснение иудейского знака очень простое: Штаты с самого начала своего существования в полном соответствии с господствующей доктриной пуритан (это англосаксонская ветвь известного протестантского направления - кальвинизма) развивали мессианскую мифологему себя как нового Израиля - отсюда, кстати, и «новый мировой порядок». А уж масоны с их страстью к оккультному не могли пройти мимо такой сокровищницы в этой области, как Каббала. Все, враг разоблачен и выведен на чистую воду - можно торжествовать, раскрыв страшный жидомасонский заговор? Да вот что-то не хочется...

 

Дело в том, что после этого нехитрого построения обычно начинается бурный поток «разоблачений», так что неподготовленный слушатель может только рот разинуть. Тут и изуверские секты, и подробности быта масонских лож, и какие-то дикие обычаи, и вовлеченность в масонство решительно всех вокруг, и откровенно нацистские выводы - да все, что угодно. А вы знаете, что в Йельском университете действует кошмарррная масонская секта «Череп и кости»!? Да-да, это точно, и в ней состоят семьи Бушей и Клинтонов! И главный ритуал у них - лежать в голом виде в гробу с черепом и костями! Точно-точно - знающие люди все наверняка выяснили! Ух, как страшно-то!

 

Таких «подробностей» энтузиасты этого дела вам приведут огромное количество. Только одна неувязочка выходит: вы же сами говорите, что масонские ложи суть глубоко законспирированные тайные общества - так откуда вам известны самые сокровенные подробности их внутренней жизни? Нет ответа - необъяснимо и все. У меня тоже нет ответа - но есть предположение: вполне вероятно, что эти истории исходят из самих же масонских организаций. Для чего? А для создания дымовой завесы, для отвлечения людей дешевыми ужастиками и примитивным нацизмом от гораздо более серьезных и глубоких вещей. Вот к ним-то мы сейчас и обратимся.

 

На самом деле термином «масонство» объединяется не столько какая-то масса тайных обществ, сколько определенная идеология. Первична именно она - а таинственность есть следствие: она возникла просто потому, что идеология эта была вопиюще неприемлемой для любого традиционного общества. Вот только она не изобретена относительно недавно (несколько веков назад), а стара как мир - на философском языке ее стоило бы обозвать деистическим дуализмом. Пара пояснений к этому термину.

 

Деизм - это учение, согласно которому есть верховное божество (Творец, Демиург), которое создало этот мир, после чего устранилось от жизни этого мира и больше в нее не вмешивается. А дуализм добавляет, что кроме этого доброго божества есть равная ему по силе злая сила (Сатана, Люцифер, Бафомет), во власть которой и был передан мир.

 

Вообще-то разновидностей у такой идеи может быть великое множество. Скажем, иногда доброе начало связывают с духовным миром, а злое - с материальным. Иногда считают, что доброе и злое начало сотрудничают, а иногда - что соперничают. Ну и так далее - однако главное в другом: сохраняется двойственность (добро-зло), из которой логично вытекает следующий вывод. Добро не имеет сущностного преимущества над злом, то есть по природе своей они равнозначны, так что зло - ничуть не менее полезная сила, чем добро. Вообще полезность - одна из главных ценностей этой идеологии, ибо из нее вытекает этический релятивизм: у каждого своя мораль, и все они равноценны. То есть, скажем, гитлеровские преступления суть вещь относительная, ибо они существуют в рамках одной морали, тогда как другая воспринимает их как благо - кстати, помните выводы из рассуждений Хайека на подобные темы?

 

Поэтому подобная идеология категорически отвергает любые абсолютные ценности, в том числе и общепринятые (любовь, верность, дружбу, бескорыстное служение, самоотдачу, терпение и т. д.), подменяя их «толерантностью» или «терпимостью». Как высший критерий ценности используется полезность - коль скоро все позволено, надо, чтобы это «все» приносило практическую пользу. Поскольку в нынешние времена полезность исчисляется либо деньгами, либо властью (что, впрочем, для этих людей примерно то же самое), то сие учение есть доведенный до логического завершения - то есть абсурда - утилитаризм.

 

Причем последователи таких идей всплывают в самых неожиданных местах - вспомните, к примеру, знаменитое ленинское «нравственно все, что служит интересам пролетариата» (сиречь «нашей партии»), которое как раз из этого разряда. Кстати, дальше мы увидим, что такая странная общность идеологии богатейших олигархов и всяческих коммунистов вовсе не случайна. А истории известно огромное количество разных сект, исповедовавших подобные взгляды: можно назвать гностиков, маркионитов, манихеев, павликиан, богомилов, катаров, альбигойцев, тамплиеров, в России жидовствующих, стригольников, скопцов, хлыстов и т. д. - имя им легион.

 

Власти в традиционных обществах вели с себя с подобными структурами предельно жестко: они прекрасно понимали, что это просто убийственная идеология, позволить которой распространиться означает открыть ящик Пандоры, после которого процесс тотальной деградации не остановить. До поры удавалось сдерживать темные силы - но уже в новое время они все-таки вырвались на поверхность, немедленно отправившись в разрушительный поход по всему миру. Разберемся, в чем тут дело; для простоты будем называть вышеописанную идеологию «либерализмом» - тем более, что это верно почти на 100%.

 

Так вот, существует распространенное заблуждение, согласно которому либерализм отождествляется с демократией (есть даже выражение «либеральная демократия»). Но в действительности это по сути противоположные вещи: либерализм исповедует максимальное снятие ограничений, абсолютизируя как ценность личную свободу, тогда как демократия, напротив, старается ее ограничить ради благополучия общества в целом - даже само слово «демократия» происходит от греческого «демос», обозначающего народ как нечто целое, а не просто совокупность отдельных индивидов. Поэтому и ценности демократического общества, как правило, суть справедливость и равенство. «Как правило» потому, что, строго говоря, демократия есть форма, в которую может быть облечено разное содержание - но только не либеральное. Почему? Тому есть ряд причин.

 

Во-первых, личная свобода отнюдь не означает предоставления равных возможностей всем - она лишь открывает дорогу произволу, используя который, преуспеют прежде всего те, кто на момент торжества либерализма сумел сосредоточить в своих руках большие ресурсы. То есть в действительности те, кто уже богаты, получают замечательный шанс не только сохранить свои богатства, но и заметно прирастить их за счет менее удачливых конкурентов. А во-вторых, проповедуемое либерализмом «общество равных возможностей» на самом деле обрекает всякого человека на жизнь, подобную бесконечной гонке. Он не может расслабиться ни на миг, ибо в противном случае его обойдут - а в таком обществе быть обойденным означает порой отстать навсегда. Соответственно, слабые, больные - то есть те, кого называют «убогими»,- в таком обществе обречены: они питаются крохами с барского стола в периоды процветания и умирают с голоду в моменты кризисов.

 

Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на современную нам Россию, в которой развитие экономики и общества в целом вот уже лет 10-15 происходит по стандартному мондиалистскому (то есть либеральному) сценарию, начавшему реализовываться в конце 1980-х годов. В наибольшей степени преуспели те, кто уже к началу периода вырвался вперед - то есть партийно-комсомольско-советско-хозяйственная номенклатура, успевшая еще во время перестройки трансформировать свою политическую власть в финансовую. В то же время положение изначально небогатых людей в основном заметно ухудшилось, а «низшая планка» уровня жизни и вовсе упала по сути до нуля.

 

Яснее всего выражено противоречие либерализма с традиционным обществом: если демократия как таковая отвергает отмеченные выше либеральные ценности просто потому, что они в принципе не могут быть облечены в демократическую форму, то традиционализм изначально основывается на совершенно иных фундаментальных ценностях. Возьмем, к примеру, традиционное христианское общество: оно, мягко говоря, не верит в «вечный прогресс» и в то, что если перед человеком снять все барьеры, то это приведет общество к невиданному взлету. Христианское общество знает, что история человечества началась с Царства Божия в Эдемском саду, а закончится Армагеддоном и царством Антихриста - откуда следует, что история эта есть в целом история деградации, а вовсе не прогресса. И что в таком случае задача власти вовсе не в том состоит, чтобы помочь человеку «раскрыть свой творческий потенциал», а напротив - удержать общество от тотального произвола.

 

Вот почему в христианской традиции так важно восприятие власти как «удерживающего», которое идет еще от апостола Павла: «... тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь»[1]. И вот почему именно как действие «тайны беззакония» рассматривало такое общество либерализм, а он, в свою очередь, платил ему той же монетой. И именно поэтому в традиционном обществе либеральные организации могли существовать только в форме тайных обществ - отсюда и первичная структура масонства. Кстати, в этих основных чертах одинаково вели себя любые либералы - и крайне левые (революционеры, коммунисты), и крайне правые (финансовые олигархи).

 

Дорвавшись до реальной власти (хотя бы финансовой) либерализм вылил на традиционное общество такие массы помоев, что раскопать из-под них правду современному человеку чрезвычайно трудно. Простой пример: уж как была измазана черным цветом средневековая инквизиция - она и вправду являет собой, мягко говоря, мрачную структуру. Однако степень этой мрачности познается в сравнении: за 339 лет существования испанской инквизиции (с 1481 по 1820 годы) ею было сожжено на кострах чуть меньше 35000 человек и около 18000 умерло от пыток[2] - итого имеем в среднем 155 смертей в год. Зато в конце XVIII века французские либералы под лозунгом «свобода, равенство, братство» только за 14 месяцев якобинской власти казнили около 800000 человек (то есть почти 700000 в год) - почувствуйте разницу! И это при том, что тогдашнее население Франции превышало население средневековой Испании лишь в два-три раза.

 

Казалось бы, простой расчет - но мало кому приходит в голову его сделать. Гигантский пресс искусственно сформированных мифов настойчиво навязывает дебильные формулы, для воспроизводства которых размышлять не нужно вовсе. Я уже цитировал книгу двух редакторов «Шпигеля» с убийственными фактами о глобализации. Вы думаете, они из всего этого делают разумные выводы? Ничуть не бывало: вместо этого в конце книги появляется пошлейшее клише: «Для граждан старого континента это означает, что они должны решить, какое из двух грандиозных течений европейского наследия будет формировать будущее: демократическое, берущее начало в Париже 1789 года, или тоталитарное, победившее в Берлине в 1933 году»[3]. И не приходит им в голову, что эти «грандиозные течения» суть две стороны одной и той же человеконенавистнической медали.

 

Такая же беда и с базовыми ценностями либерализма. Странным образом ему в заслугу ставится концепция прав человека, которую он якобы впервые предложил в противовес унылому тоталитаризму темных веков средневековья. Но это чепуха: либерализм просто использовал давно известную идею прав человека - он вообще предпочитает прорастать в уже существующих структурах, постепенно меняя их суть до неузнаваемости. Соответственно, права человека по-либеральному - совсем не то, что было раньше: они суть странная смесь произвольно выдернутых непонятно откуда деклараций с упором на политические права, минимальным упоминанием социальных и полным забвением экономических. Причем во имя этих прав считается в порядке вещей кого-нибудь побомбить. Меж тем правда такова: концепция естественных прав человека как фундаментальной ценности, которую государство обязано соблюдать в обычной жизни, была введена еще Юстинианом[4]. Думаете, это случайность и на практике тогда был мрачный произвол? Да, вас в этом хотят убедить - но это ложь.

 

Знаете ли вы, что византийский император избирался? А то, что фундаментом его служения был твердый свод законов, в рамках которых он только и мог править? И что соблюдение этих законов было главным критерием оценки его правления - если они нарушались, то никакая «легитимность» избрания не спасала императора от того, чтобы он считался беззаконным тираном и мог быть безнаказанно убит любым гражданином империи? И что остальные традиции, кроме православной, в такой империи вовсе не запрещались, а благополучно существовали параллельно ведущей - а запрещено им было лишь вести агитацию внутри православной среды? Не слышали об этом? Понимаю, а все потому, что в таком обществе только либерализм под любым соусом был действительно запрещен как учение принципиально враждебное всякой традиции и поэтому смертельно опасное для любого пристойно устроенного общества - за что он и мстит теперь всей нашей истории, выливая на нее безумные потоки лжи.

 

Однако заметьте казалось бы маленькую подмену: были «естественные права человека», а либералы тихонечко превратили их просто в «права человека». И сразу смысл поменялся: ведь естественность требует своего определения в рамках какой-нибудь шкалы ценностей, тогда как либералы из всех ценностей принимают только утилитарную полезность - соответственно, естественность уже и не нужна. Последствия понятны: например, известно ли вам, в нарушении чьих прав наиболее упорно обвиняет Россию Парламентская ассамблея совета Европы? Нет-нет, не в положении заключенных в тюрьмах или, скажем, жертв чеченской войны - тут как раз регулярно констатируется «определенный прогресс». Но есть область, где прогресса нет - это, оказывается, «недопустимо ограниченные» права геев и лесбиянок, которые следует немедленно соблюсти, в том числе и посредством активного применения карательных мер по адресу господствующей в обществе нетерпимости к «угнетенным» меньшинствам. А ведь всего-то убрали из принципа прав человека слово «естественные»...

 

В этом - именно в этом! - и состоит главный момент идейного отличия либерализма от всего, что было до него в истории последних полутора тысячелетий. И именно это идеологи мондиализма стремятся тщательно затушевать, потому как из фундаментальных основ либерализма неизбежно следует логичность эволюции мира под их властью в сторону описанного выше «общества свободных рабов». И именно поэтому появляются все эти «Черепа и кости», которые завораживают падкую на сенсации публику, но при этом уводят ее от главных вопросов про идейный фундамент мондиалистского учения.

 

Религиозный дуализм как основа этого учения естественным образом приводит к сатанизму. Это только непосвященному человеку может показаться, будто в духовном мире можно «повиснуть» посередине между добром и злом - на самом деле так не бывает. «...Какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным? Какая совместность храма Божия с идолами?»[5]. Христианство сугубо «тоталитарно» и «нетолерантно», чему свидетельством слова Самого Христа: «Кто не со Мною, тот против Меня»[6] - поэтому никакого «и нашим, и вашим» оно не признает в принципе. Вот почему потуги мондиалистов показать, будто они «не против христианства» бессмысленны - это ложь.

 

«...Берет Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: все это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне»[7] - через это искушение проходит всякий, имеющий хоть какую-то власть. Только «Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи»[8] - тогда как господа мондиалисты выбрали путь Фауста. И нет ничего удивительного, что изучая подробно их деяния, то и дело натыкаешься на вполне реальные свидетельства о сатанизме и уж точно о бешеной ненависти к христианству и его традиции.

 

Вспомним о французских революционерах - этих первых в новой истории глобалистов, с которых так любят призывать «писать жизнь» современные лукавые продолжатели их кровавого дела. Из постановления Генерального Совета Коммуны от 23 ноября 1793 года: «Все церкви и храмы будут немедленно закрыты. Все священники несут персональную ответственность за все волнения, источником которых являются религиозные убеждения. Всякий, кто потребует открыть храм или церковь, будет арестован»[9] - такая вот веротерпимость. А вот и практика такой веротерпимости: «...комиссар Конвента в Нанте Каррье приказал «набивать» заключенными священниками барки... Эти барки отводились на середину Луары и там затоплялись»[10].

 

Не стоит и говорить о более «мелких» вещах. Еще один только пример «веротерпимости»: известно, сколь трепетно относится традиционное христианство к мощам святых. Так вот, с 777 года в монастырском храме св.Трофима в бенедиктинском аббатстве на острове Эшо в Эльзасе находились мощи одних из самых почитаемых христианских святых - Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Тысячу лет они пролежали там, пережили все мыслимые потрясения - но только не воцарение «свободолюбивых» либералов: в 1792 году тамошние здания были проданы с аукциона, а в монастыре устроен трактир. Мощи исчезли в неизвестном направлении - и скорее всего они потеряны безвозвратно...

 

Перейдем в XIX век и поинтересуемся главным теоретиком тогдашнего глобализма в форме всемирной пролетарской революции по имени Карл Маркс[11]. Вот фрагмент из его студенческого стихотворения «Скрипач»: «Адские испарения поднимаются и наполняют мой мозг до тех пор, пока не сойду с ума, и сердце в корне не переменится. Видишь этот меч? Князь тьмы продал его мне». За этим последовало стихотворение «Заклинание впавшего в отчаяние», содержащее в частности такие строки:

 

Мне не осталось ничего, кроме мести,

Я высоко воздвигну мой престол,

Холодной и ужасной будет его вершина,

Основание его - суеверная дрожь.

Церемониймейстер! Самая черная агония!

Кто посмотрит здравым взором -

Отвернется, смертельно побледнев и онемев,

Охваченный слепой и холодной смертью

 

Сравните с библейскими словами Люцифера: «Взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой»[12]. Наконец, появляется поэма «Оуланем», немецкое название которой есть анаграмма имени Еммануил[13] - любимый приемчик всяческих черных магий. Вот строки оттуда:

 

Все сильнее и смелее я играю танец смерти,

И он тоже, Оуланем, Оуланем

Это имя звучит как смерть.

Звучит, пока не замрет в жалких корчах.

Скоро я прижму вечность к моей груди

И диким воплем изреку проклятие всему человечеству.

 

Признание из стихотворения «Бледная девочка»: «Я утратил небо и прекрасно знаю это. Моя душа, некогда верная Богу, предопределена для ада». Кстати, в это же самое время он в «Рейнской газете» дал следующий совет властям: «Попытки масс воплотить коммунистические идеи в жизнь, как только они станут опасными, могут быть остановлены пушками» - из чего следует, что коммунистом Маркс стал существенно позже, чем сатанистом. А вот первый отзыв Энгельса о Марксе: «Кто это несется следом с диким неистовством? Охваченный бешенством, как бы стремясь ухватить далекий полог неба и стянуть его на землю, он вытягивает руки высоко в воздух, сжат злобный кулак, он неистовствует без устали, будто десять тысяч бесов вцепились ему в волосы».

 

Карл Маркс

 

Маркс очень любил рассказывать своим дочерям вместо добрых детских сказок придуманные им самим ужастики о человеке, продавшем душу дьяволу, сиречь о самом себе. Последствия не замедлили сказаться: обе дочери Маркса (Лаура и Элеонора) покончили жизнь самоубийством, причем первая уговорила на то же и своего мужа (известного социалиста Лафарга), а супруг второй в последний момент отказался. Впрочем, этот второй зять Маркса (его звали Эдвард Эвелинг) - тоже весьма занимательный субъект: он был одним из основателей теософии (оккультного учения) - и тоже любил писать стихи:

 

Мои стихи, необузданные и дерзновенные,

Да вознесутся к тебе о, сатана, царь пира.

Прочь с твоим краплением, священник,

И твоим заунывным пением.

Ибо никогда о, священник,

Сатана не будет стоять за тобой.

Твое дыхание о, сатана,

Вдохновляет мои стихи;

Твоя молния потрясает умы.

Сатана милостив;

Подобно урагану,

С распростертыми крыльями он проносится.

О, народы! О, великий сатана!

 

Сын Маркса Эдгар в письме отцу обращался к нему «Мой милый дьявол». Маркс много пил, неудачно спекулировал на бирже, имел незаконнорожденного ребенка от служанки (которого он выдавал за ребенка Энгельса), нигде не работал, живя на деньги Энгельса, от которого он за свою жизнь в общей сложности получил 6 миллионов франков золотом. Он не разговаривал с матерью, и когда во время его болезни она умерла, а он выжил, он откликнулся на ее смерть словами «Я нужен больше, чем старуха». Дядю своей жены он именовал «собакой», страстно мечтал о его смерти и наследстве и искренне радовался, когда это случилось.

 

В письмах Маркса Энгельсу встречаются весьма занятные обороты: «Он вынужден меня защищать от той бешеной ненависти, которую питают ко мне рабочие, т.е. болваны»; «Стая новой демократической сволочи. Демократические собаки...»; «У меня ни одна душа не бывает. И это меня радует. Ибо долбаное человечество может меня задолбать, сволочь». Впрочем, Энгельс в долгу не оставался: «Любить нас никогда не будет демократическая, красная или коммунистическая чернь»; «Какое значение имеет партия, т.е. банда ослов, слепо верящих в нас? Воистину, мы ничего не потеряем от того, что нас перестанут считать адекватным выражением тех ограниченных собак, с которыми нас свели вместе последние годы».

 

Фридрих Энгельс

 

Сатанизм и антихристианство стали главным смыслом жизни людей этого круга. Энгельс: «Борьба с христианским миропорядком, в конце концов, является нашим единственным насущным делом». Он же: «Диалектическое понимание жизни сводится к смерти. Все достойно гибели» или в другом месте «Жить - значит умирать». Революционер-террорист «Гракх» Бабеф: «Любовь к революции убила во мне всякую другую любовь и сделала меня столь же жестоким, как дьявол». «Отец анархизма» Михаил Бакунин: «В этой революции нам придется разбудить дьявола, чтобы возбудить самые низкие страсти». Он же: «Не признавая другой какой-либо деятельности, кроме дела истребления, мы соглашаемся, что форма, в которой должна проявляться эта деятельность - яд, кинжал, петля и тому подобное. Революция благословляет все в равной мере». Думаю, сказанного вполне достаточно - желающим ознакомиться с предметом подробнее можно обратиться к соответствующей литературе[14].

 

«Гракх» Бабеф

 

Михаил Бакунин

 

Надо полагать, подробно о наших большевиках распространяться нет смысла - все и так сейчас известно. Только пара библейских фрагментов для любителей таинственного. «Был у Вавилонян идол, по имени Вил»[15] (вспомните инициалы Ленина) и «Вы носили... звезду бога вашего Ремфана, изображения, которые вы сделали для себя»[16]. Здесь надо пояснить, что «звезда Ремфана» - это хорошо знакомая всем нам пятиконечная звезда, которую сатанисты иногда называют «печатью Люцифера».

 

Но это все глобалисты леворадикальные - а сейчас актуальнее иная их ветвь, правая. Впрочем, мы уже видели и будем видеть еще не раз, что вопреки расхожему представлению о кричащем антагонизме, на самом деле у них самые милые взаимоотношения. Сейчас мы в этом убедимся - и для этого подробно изучим биографию основательницы той структуры, которая сейчас отвечает в мондиалистском рейхе за радикальное сокращение населения планеты - по рецептам Римского клуба. Итак, знакомьтесь: Международная ассоциация (или федерация) планирования семьи.

 

Ангел смерти[17]

 

Право давать жизнь нельзя безоговорочно отождествлять

 с правом деторождения, оно должно регулироваться

 исходя из общечеловеческих интересов.

Аурелио Печчеи, глава Римского клуба

 

Маргарет Зангер (урожденная Хиггинс - С.Е.) родилась 14 сентября 1879 года в маленьком промышленном городке Корнинге под Нью-Йорком, в семье ирландских эмигрантов. В семье кроме Маргарет было пятеро детей; впоследствии родилось еще пятеро. Жила семья бедно и как-то тускло. Отец, бывший некогда католиком, работал каменщиком - и пил, пил... В пьяном и полупьяном виде Майкл любил «вольнодумствовать» и поучать детей в цинично-атеистическом духе, разрушая скромные результаты педагогической работы матери...

 

Маргарет Луиза Хиггинс

 

Крестили Маргарет по католическому обряду в 1893 году, тайно от отца. Атмосфера тайны подхлестывала воображение, и Маргарет проявила в отрочестве горячий интерес к богослужению, отчасти даже к вопросам духовной жизни. Однако энтузиазм неофитки оказался хрупким: после смерти матери, которую Маргарет потеряла в возрасте семнадцати лет, он сменился стойким отвращением ко всему церковному, сохранившимся уже до самого конца.

 

Как только представилась возможность, Маргарет покинула лоно семьи и поступила в колледж Клэйврэк - маленький, недорогой, уютный - мечта среднего американца. Как ни демократичны были порядки в колледже и как ни низка была плата за обучение, Маргарет, вкусившая вольной жизни, то есть радикальной кружковщины и свободного секса, вскоре перестала выполнять даже эти умеренные требования. Клэйврэк пришлось оставить и вернуться домой. Но - только для того, чтобы, осмотревшись, снова пуститься в океан жизни.

 

Маргарет поступила на работу воспитательницей в детский сад. К счастью для детей и их родителей, она не задержалась на этом месте и через полгода перешла работать ученицей медсестры в одну из провинциальных больниц. Больничная работа оказалась еще утомительнее и однообразнее детсадовской. Маргарет так и не завершила курса стажировки. Все слова ее «Автобиографии» (Нью-Йорк, 1938), представляющие ее «хорошо обученной и опытной медсестрой» - чистая выдумка. На самом деле максимум, на что она была способна как медик даже в пору расцвета своего профессионализма - сменить простыню, вынести судно и сходить позвать заведующую.

 

Естественно, все это ей мало подходило. В те пуританские времена для бедной и не слишком работящей девушки достойный выход был один - она и вышла за мешок с деньгами. Уильям Зангер не был тем, что называется «богач», но он был обеспечен, занимал престижное место в процветающей архитектурной фирме и успел даже сделать себе имя постройками в Нью-Йорке.

 

Уильям и Маргарет Зангер

 

Зангеры поселились в симпатичной квартире на Манхэттене и зажили «семейной жизнью». Но роль «хранительницы домашнего очага» нагоняла на Маргарет еще большую хандру, чем работа воспитательницей или медсестрой. Несмотря на все попытки мужа разнообразить ее жизнь - включая такую неординарную, как постройка дома на Лонг-Айленде по оригинальному проекту, - она затосковала. Вскоре и с небольшими перерывами у нее родились дети: два мальчика и девочка. Но так как выяснилось, что воспитание их совсем не похоже на собирание фарфора и требует от матери каких-то особых душевных качеств и значительных дополнительных усилий, дети были поручены теткам и воспитателям.

 

После десятилетия безуспешных попыток вжиться в роль домашней хозяйки Маргарет вынуждает мужа продать дом в пригороде вместе со всем скарбом и переселиться обратно на Манхэттен, в сердце города. Здесь Уильям возобновляет некоторые из радикальных знакомств своей юности. В то время Нью-Йорк буквально кипел «левыми» идеями всех сортов, от пролетарской революции до суфражизма и анархизма. Маргарет с радостью окунулась в этот дотоле незнаемый мир.

 

Однажды она услышала ораторствовавшего Джона Рида - и он потряс ее, как девять дней - мир. Известные, в общем-то, вещи: факты бедственного положения рабочих, теоретическая марксистская база - в устах будущего пламенного пропагандиста большевистского режима звучали как поэма. Судьба Маргарет была решена. Она объявила о разрыве со своим буржуазным прошлым, превратила квартиру на Манхэттене в почти круглосуточно действующий клуб «левых», где за пивом с сосисками обсуждались проекты социально-политического переустройства мира. И, кроме того, Маргарет впервые в жизни осмысленно взяла книгу в руки. Этой книгой стал «Капитал».

 

К началу десятых годов ХХ века под крылышком Социалистической партии Америки приютились практически все экстремистские силы: радикальные республиканцы, реформисты-унитарии, «Рыцари труда», анархисты, популисты, суфражистки, коммунисты и т. д. Когда Маргарет в 1912 году вступила в Социалистическую партию, это была мощная политическая сила, добившаяся на местных выборах значительной победы: 1200 государственных должностей в 33 штатах, 160 городов Америки занимали ставленники партии, насчитывавшей к этому времени более 116 тыс. членов.

 

Наряду с блестящей ораторской техникой отдельных деятелей, таких как Рид или Юджин Деббс, впоследствии с восторгом восклицавший: «Я - большевик!», наряду с пафосом всеобщего разрушения, Маргарет привлекала в Социалистической партии и сексуальная программа: суфражизм, «свободная любовь», государственный контроль над рождаемостью - это было то, что надо. Между тем, Билл Зангер начинал проявлять беспокойство. Поначалу он только радовался, что жена его нашла себе дело по душе и темпераменту, но вскоре его стали утомлять постоянный разгром в квартире, вечное пребывание детей на дачах соседей и знакомых, а Маргарет - на митингах и заседаниях. В конце концов, когда его жена объявила себя сторонницей Эммы Гольдмэн, Уильям решил дать задний ход, порвать с социалистами и вытащить Маргарет из радикального омута. Но было слишком поздно.

 

Эмма Гольдмэн была пламенной революционеркой со связями по всему миру: с большевиками - в России, с фабианцами - в Англии, с немецкими анархистами и французскими мальтузианцами. Она выступала с лекциями по всей Америке, собирая восторженные толпы и обсуждая абсолютно все: от необходимости «свободной любви» до «благородного провокаторства», от язв капитализма до высокой добродетели насилия, от опасностей демократии до контроля над рождаемостью. Жила она продажей своего анархического журнала «Мать сыра земля» и распространением листовок, пропагандировавших контрацепцию и свободу секса. Известная под прозвищем «Красная Анархиня», Эмма по стилю поведения была резкой и грубой, но блестящей настолько, чтобы успешно делать политическую карьеру.

 

Маргарет сразу стала по отношению к Гольдмэн в позу покорной ученицы. Она буквально впитывала каждое слово, под руководством Эммы штудировала тома из ее библиотеки - Кропоткин, Ленин, Нечаев, Бабеф... И более глубоко - Руссо, Вольтер, Толстой... И в то же время - семитомные «Исследования по сексуальной психологии» Хэйврока Эллиса (запомним это имя!). Маргарет изучила тактику революционной борьбы на конкретных примерах России, Австрии, Франции и Польши. Если социалистические ораторы в свое время пробудили ее энтузиазм и научили пробуждать его в других, то Эмма Гольдмэн познакомила начинающую активистку с философией борьбы и приемами «научного обоснования» тех или иных действий.

 

Однако что всегда отличало Маргарет, так это стремление к практической - причем немедленной - реализации радикальных идей. Осознав себя революционеркой, она заявила мужу, что порывает со всеми установлениями «христианского капитализма», в том числе - с ярмом супружеской верности, и предложила Биллу поэкспериментировать в области свободного секса. Уильям был убит. В отчаянной попытке спасти семью он нанял коттедж в деревне и увез туда Маргарет и детей - проветриться от социалистического угара. Когда они вернулись в Нью-Йорк, Эммы уже не было на месте: она совершала очередное лекционное турне, и Маргарет с сексуальной революции в действии переключилась на стачечную борьбу...

 

Вскоре она стала завсегдатаем вечеринок Мэйбл Додж, молодой разведенной особы, только что вернувшейся из Парижа. На этих вечеринках «левые» интеллектуалы собирались обменяться мнениями, поспорить и просто изысканно поужинать. Темой выступлений Маргарет всегда был секс. Для нее сама социальная революция была лишь продолжением революции сексуальной, а объединение пролетариев всех стран в единую семью должно было создать условия для раскрепощения ранее подавляемых естественных чувств. Правда, путь к этой всеобщей радости лежал через человеческие жертвоприношения, но на этом внимание не акцентировалось.

 

Пока завороженная общественность внимала речам и пророчествам Маргарет, ее муж, решивший, наконец, что социалистическая революция не может быть ничем иным, как только «оправданием сексуального разгула», отважился на последнюю попытку сбить Маргарет с избранного ею курса. Несчастный архитектор увез семью в Париж. Однако «самый романтичный в мире город» не оказал ожидавшегося действия на душу пламенной революционерки: прожив там некоторое время, она забрала детей и вернулась в Нью-Йорк - без настаивавшего на своем мужа.

 

Маргарет Зангер

 

С узами брака было покончено, однако и со средствами к существованию тоже; Маргарет решила зарабатывать на жизнь журналистикой. Восьмиполосная газета «Воительница» с девизом «Без богов и хозяев» - ее новое детище - была заявлена как «газета воинствующей мысли». И что касается воинственности, обещание было сдержано: «дегенеративный институт брака», «грабительская эксплуатация» и «борьба женщины за свое право: право не работать, право быть матерью-одиночкой, право на разрушение и на любовь» - восемь боевых полос пестрели знакомой уже нам фразеологией.

 

Но перченые статьи Маргарет, в которых контрацепция и свобода секса чередовались с необходимостью социальных потрясений и революционного террора, в конце концов обратили на себя внимание властей. Партизанка получила в повестку суд, где отмечалось троекратное нарушение федерального закона о печати, касающегося запрета открытой пропаганды эротизма и распространения порнографической продукции. Так как обвинительный приговор означал пять лет колонии, а оправдательного не предполагалось, Маргарет решила бежать из страны под чужим именем. Друзья-социалисты снабдили революционерку паспортом - теперь она была и подпольщицей. Завещав боевым товарищам заботу о детях и стотысячном тираже свежеотпечатанных листовок, пропагандирующих контрацептивы, Маргарет Зангер покинула Соединенные Штаты.

 

Более года прожила Маргарет в Англии, скрываясь от правосудия. Но времени она даром не теряла: здесь она подробно ознакомилась с учением Мальтуса и сблизилась с неомальтузианскими кругами. Профессор политической экономии Томас Мальтус прославился своим «Опытом о законе населения» (1798). В нем с очевидным сейчас схематизмом доказывалось, что численность населения планеты растет в геометрической прогрессии, в то время как мировое производство - только в арифметической. Выход из неизбежного кризиса голода и перенаселения Мальтус видел в мерах, которые сдерживали бы рост человеческой популяции: отмене благотворительности, поощрении преступности и войн, запрете на развитие медицины и борьбу с эпидемиями и т.п.

 

В ХХ веке пещерные методы Мальтуса уже никого бы не устроили. Его последователи, сохранив в неприкосновенности исходную аксиому учителя, разработали новое, гораздо более утонченное и «научное» учение о половом воспитании, контрацепции, абортах и стерилизации, сокращая численность населения гораздо успешнее чумы или войны. На Западе учение мальтузианцев получило огромное распространение благодаря изощренной демагогии, псевдонаучному изложению, завораживавшему поверхностных интеллектуалов, и очевидному соответствию этих идей учению о «прогрессе мировой цивилизации».

 

Для Маргарет мальтузианство было находкой. Ее не привлекали отвлеченные экономические, философские и социально-политические идеи ее новых друзей, она всегда была человеком действия; но действие без теоретической базы могло иметь успех разве что среди лоуренсских ткачей. А то, что дух идей Мальтуса родственен делу ее жизни, Маргарет поняла сразу. В начале ХХ века в Англии существовало множество неомальтузианских группировок. Познакомившись со всеми, Маргарет с особенным вниманием отнеслась к евгеникам - течению наиболее радикальному. Евгеники видели решение всех социальных проблем человечества (масштаб планов непременно всемирен) в постепенном, но неуклонном «улучшении человеческой породы», в обеспечении «восхождения человечества по лестнице прогресса» путем направленного снижения рождаемости «неполноценных» рас. Само собой разумеется, что элитными сортами рода человеческого признавалась порода Северо-Запада Европы.

 

Так как до Майданека было еще лет двадцать, в первые десятилетия века евгеника завоевала всеобщее признание в Западном мире, получила статус науки, государственную и общественную поддержку. Евгенику преподавали в университетах: Гарварде, Принстоне, Колумбии... Исследования в этой области спонсировали фонды: Рокфеллера, Форда, Карнеги... Идеи евгеники подспудно питали искусство, перетекая в массовую литературу, кино, становясь частью общественного сознания. Те, кто выступал против, объявлялись врагами прогресса, обскурантами и ретроградами. Голоса, подобные голосу Гилберта Честертона - «Если дарвинизм был учением о выживании приспособившихся, то евгеника - доктрина выживания вырождающихся» - тонули в общем хоре молящихся идолу прогресса и наукообразия. У Маргарет Зангер хватило сообразительности занять место в первых рядах поборников «учения века». Не так уж долго вдыхала она тяжелый туман английской культурной атмосферы тех лет, но коричневый налет на легких остался на всю жизнь.

 

Насколько мальтузианство оказалось важно для формирования будущих концепций Маргарет, настолько важными для нее лично оказались «межличностные контакты» времен английского изгнания. Постель Маргарет принимала многих лидеров социалистической Англии: Герберт Уэллс и Бернард Шоу, Арнольд Беннет и Бернард Хейр... Свободная от того, что она называла «давящим ярмом супружеской верности», Маргарет предалась почти маниакальному удовлетворению своей похоти. Апофеозом этого оргиазма явились ее необычные отношения с Хэйвлоком Эллисом, автором тех самых «Исследований...», которые она штудировала еще в США.

 

Эллис был дедушкой сексуальной революции. Автор почти пяти десятков книг, «научно» рассматривающих различные аспекты полового влечения и способов его удовлетворения, Эллис направил всю работу своего интеллекта на обоснование движения за «свободную любовь». Именно интеллекта, ибо сам Хэйвлок был импотентом. И будучи им, он проводил свою жизнь в погоне за более изощренными чувственными удовольствиями. Он устраивал изысканные оргии для своих мальтузианских и социалистических друзей; экспериментировал с психотропными препаратами; гомо- и гетеросексуалы посещали его дом по специально составленному расписанию, занимаясь в нем вещами, от описания которых покоробилась бы бумага.

 

Для Маргарет Эллис стал настоящим идолом, которому она раз и навсегда поклонилась - ради его идей и ради его поведения в спальне (рассказать об «античных» развлечениях парочки смиренной прозой нет никакой возможности). Однако Маргарет и Хэйвлока влекла друг к другу не только страсть к извращению животного инстинкта. Они начали разрабатывать стратегию будущих действий Зангер. Эллис настаивал на необходимости возвращения подруги в Нью-Йорк. Но в таком случае надлежало несколько снизить радикальность общественных выступлений, смягчить проабортную кампанию. Хорошо было бы повидаться с детьми, чтобы реабилитироваться в глазах общественности. И, конечно, пора заменить научно и гуманно звучащими тезисами Мальтуса и евгеники обветшавшие лозунги анархизма и социализма.

 

К тому времени, как истек год пребывания Маргарет в Англии, ее идеи окончательно устоялись, стратегия и тактика была разработана. Она возвращалась в Америку, одержимая решимостью изменить путь развития Западной цивилизации. Первым делом Маргарет по пересечении Атлантики было возобновление дружеских отношений с аудиторией. Используя старые приемы, отточенные еще во времена забастовочной борьбы, она быстро завоевала обывательские симпатии. Это была первая победа.

 

Затем, чтобы упрочить завоевание, она отправилась в митингово-лекционное турне по стране, от побережья до побережья. Три с половиной месяца непрерывных оваций, ликования толпы и повсеместной газетной шумихи - это ли не новая победа? Затем она решила открыть подпольную клинику для практического осуществления контроля над рождаемостью. Газеты, памфлеты, речи - все это было лишь прелюдией настоящей борьбы.

 

Место для своей клиники Маргарет выбрала в соответствии со своей идеологией: район Браунсвилль, Нью-Йорк, заселен преимущественно иммигрантами - славянами, итальянцами, евреями, латинос. Маргарет Зангер «спасала» страну от «неполноценных». Но это было уже слишком. Через две недели клиника была закрыта, а ее основательница получила месяц тюрьмы за распространение опасных для здоровья медикаментов и совершение нелегальных медицинских операций с использованием контрабандных средств.

 

Но Маргарет было уже не остановить. Едва выйдя из заключения, она создает новую организацию - Лига Контроля над Рождаемостью, и начинает издание журнала «The Birth Control Review» («Вестник контроля над рождаемостью»). Она по-прежнему хотела открыть клинику, но время, проведенное в тюрьме, научило ее быть основательнее в подготовке подобных акций. Новая организация и журнал должны были, по мысли Зангер, подготовить общественное мнение. Расчет оказался верным. Организация и журнал - вот скромные истоки транснациональной империи, которой будет впоследствии дано невинно звучащее название «Ассоциация Планирования Семьи».

 

Хотя Маргарет и навлекла на себя критику таких людей, как известный евангелистский проповедник Билл Санди, католический деятель Джон Рийан и бывший президент Теодор Рузвельт, масса интеллигентствующих обывателей была теперь на ее стороне. Деньги начали стекаться в ее офис в виде пожертвований и доходов от подписки, в увеличении которой немаловажную роль сыграл тот факт, что страницы «Ревю» украшали статьи Герберта Уэллса, Джулиана Хаксли, Карла Меннингера и др. К 1922 году положение Маргарет становится незыблемым. Она выигрывает несколько важных судебных процессов, организует международную конференцию по проблемам контроля над рождаемостью и совершает кругосветное турне с циклом лекций, встречаемых на ура. Ее имя на устах у всех, одна из ее многочисленных книг становится бестселлером несмотря на яростную полемику, вызванную ее появлением, а может быть и благодаря ей.

 

«Основной вопрос цивилизации» - по-своему уникальная книга. В ней на 284 страницах Маргарет открыто пропагандирует идеи Мальтуса и евгеники, призывая «выдергивать плевелы человечества», бороться с милосердием, снижать численность «неполноценных, умственно отсталых и несоответствующих расовым стандартам», а также к принудительной стерилизации «генетически второсортных рас». Будь подобная книга опубликована сегодня, ее немедленно заклеймили бы как расистскую и антидемократическую. Но в начале двадцатых Маргарет лишь сорвала аплодисменты. Не следует забывать, что это были красные деньки социализма во всем мире - и родственного ему фашизма. Парадоксально, но факт: на пути Маргарет больше не предвиделось препятствий; ее великая революция началась.

 

Руководство Ассоциации Планирования Семьи (АПС) всегда стремилось как-то замаскировать расистскую сущность большинства высказываний матери-основательницы, проявляя зачастую чудеса изворотливости. Однако факт остается фактом: Маргарет несомненно находилась во власти идей Мальтуса об улучшении человеческой породы. Частично такая притягательность их для Зангер объяснима тем, что все ее любовники, друзья и товарищи по борьбе были не только социалистами, но и евгенианцами, от последователей ленинских идей Уэллса, Шоу и Юлиуса Хаммера, до последователей Гитлера Эрнста Рудина и Леона Уитни. К тому же ее любовник и учитель Хэйвлок Эллис был любимым учеником Франса Гальтона, того блестящего кузена Чарльза Дарвина, который впервые систематически и популярно изложил основные принципы евгеники.

 

Однако не только личные симпатии связывали Маргарет с евгеникой. Она действительно глубоко была убеждена в том, что «отсталые народы» тормозят развитие человеческой цивилизации, являясь «плевелами» среди пшеницы человечества. Политика гуманитарной помощи этническим меньшинствам и социально незащищенным приводила ее в ярость, ее, вместе с другими социалистами ожидавшую с нетерпением конца христианской «эры милосердия», после которой должна была наконец наступить эпоха работы по улучшению «породы людей». Эту работу Маргарет представляла себе как тотальную стерилизацию «низших рас», что привело бы в конце концов к их полному исчезновению. Маргарет Зангер была сознательным и убежденным борцом, а не той поверхностно увлеченной веяниями времени простушкой, какой пытаются выставить ее нынешние деятели из АПС.

 

Все финансирование первых проектов, весь штат Ассоциации, ораторы на конференциях, авторы листовок и обслуживающий персонал - с самого начала имело своим источником Общество Евгеников, в офисе которого долгое время располагалась штаб-квартира Ассоциации, пока к настоящему моменту обе организации окончательно не слились. Страницы «The Birth Control Review» - предшественника «Planned Parenthood Review» («Вестник планируемого родительства») - пестрели откровенно расистскими статьями. Так, в октябре 1920 года журнал поместил одобрительную рецензию на жуткую книгу фашиствующего Лотропа Стоддарда «Цветные в борьбе с господствующей расой». В апреле 1932 года здесь Маргарет подробно изложила свой «План умиротворения», согласно которому «неблагородный человеческий материал» следовало подвергнуть принудительной стерилизации, расселить по мандатной системе и, в конце концов, собрать в концентрационные лагеря. В апреле 1933 года «Ревю» опубликовало чудовищную статью «Евгенистическая стерилизация: насущная потребность». Она была написана близким другом Маргарет Эрнстом Рудиным, будущим директором гитлеровского проекта генетической стерилизации, видного деятеля национал-социализма, «обогатившего» его идейную платформу концепцией «расовой гигиены».

 

Росла мощь организации - расширялся список «неполноценных рас». Черные, испанцы, итальянцы... В конце концов, все не-арийцы оказались в «черном списке». Когда 70% населения земли оказались в категории «регенеративно нежелательных», Маргарет решила остановиться. Практика ненамного отставала от теории. В 1939 году в ответ на запрос чиновников от здравоохранения южных штатов Маргарет представила свой «Негритянский проект». В нем демографическая ситуация американского Юга оценивалась как нездоровая: численность «неполноценного» негритянского населения постоянно увеличивалась, создавая угрозу белой расе. Чтобы исправить положение, Маргарет предлагала отправить в турне по Южным штатам трех-четырех специально подготовленных священников, которые в своих проповедях проводили бы идеи контроля над рождаемостью. Она писала: «Кратчайший путь к негритянскому сознанию лежит через религию, и сам священник должен стать тем человеком, который искоренит всякое подозрение в том, что мы хотим снизить численность негров, если оно зародится случайно в некоторых горячих головах».

 

Сами священники, конечно, должны были бы находиться под жесточайшим контролем. Черным, таким образом, предоставлялась возможность самим позаботиться о сокращении своей численности. Хотя многие в правительстве смотрели на проект скептически, ссылаясь на непредсказуемость «темной негритянской души», решили попробовать. Однако успех превзошел ожидания. Геноцидная подоплека проекта была мастерски закамуфлирована несколькими виртуозами популярной риторики. Подобно жителям Гаммельна, увлеченным на дно озера чарующей мелодией колдовской дудочки Крысолова, черные по всему Югу выстроились в очереди за бесплатно распределяемыми контрацептивами. Мечта Маргарет о «пресечении бессмысленной тяги к размножению среди дефективных и больных членов человеческого общества» сбывалась на глазах.

 

Так как стратегия Ассоциации базировалась на расовом, а не геополитическом принципе, после Юга пришел черед Севера и Запада. Интенсивность работы спецклиник была неизменно пропорциональна численности «репродуктивно нежелательного» населения. Деятельность идеологической союзницы Гитлера пользовалась все большим признанием.

 

В 1925 году, выступая на Международной конференции неомальтузианцев и приверженцев идеи контроля над рождаемостью, Маргарет Зангер вынуждена была признать, что политика евгенианцев встречает активное сопротивление гражданских властей, общественности и церкви. В то время Европа, подвергшаяся обильному кровопусканию в Первую Мировую, не желала и слышать о каком-либо сокращении чьей бы то ни было рождаемости. Но Маргарет не унывала. Она надеялась при помощи десятков убежденных единомышленников со всего света изменить общественное мнение в пользу учения Мальтуса.

 

В течение шести дней представители всей Европы, а также Индии, Южной Африки, Мексики, Канады, Японии и Китая слушали доклады экспертов, участвовали в горячих прениях, принимали решения, строили планы на будущее. К концу конференции была выработана стратегия и тактика совместных действий, согласованы планы и сроки. Было, в частности, постановлено, что «только самые решительные действия могут спасти мир от неизбежной катастрофы». Для организации общей идеологической направленности настало время совместных действий, и объединение «Общества расовой гигиены», «Союза контроля над рождаемостью», «МАПС» и комитетов «социальной евгеники» было наконец-то оформлено юридически.

 

Именно эта объединенная организация впоследствии, после Второй Мировой войны, получила название Международной Организации Планирования Семьи. При сопоставлении документов и фактов ясно видно, что стратегии, разработанной в двадцатые годы, в частности, на конференции 1925 года, Ассоциация придерживается до сих пор. Так, например, еще тогда абсолютно приоритетным направлением деятельности всех национальных отделений МАПС являлась борьба за легализацию абортов. А в 1982 году, в мартовском выпуске журнала «Сайенс», медицинский директор Американской Федерации Планирования Семьи писал: «Дело в том, что ни одна нация на земле не может регулировать рождаемость, не прибегая к абортам. В Соединенных Штатах совершается 1,5 млн. абортов ежегодно - почему же Индонезия должна отставать? Не имеет значения, насколько хорош (или плох) метод сам по себе: раз с одной контрацепцией контроля над рождаемостью не добиться, вам придется иметь дело с абортами и стерилизацией».

 

Верхушка Организации также признала необходимость взаимодействия с властями на местах. Всем национальным филиалам приказывалось обратить особое внимание на отработку тактики «ограничения свободы выбора» при решении вопроса о рождении ребенка путем законодательного и экономического давления: «введения налога на лишнего ребенка», «сокращения или полного прекращения выплат пособий по беременности и родам», «сокращения или полного прекращения бесплатной медицинской помощи, среднего образования и прочих льгот для семей, имеющих больше дозволенного количества детей», или даже «принудительной стерилизации и абортов» («Family Planning Perspectives», June 1970). Понятно, что программа китайских коммунистов «Одна семья - один ребенок» пришлась МАПС как нельзя более по вкусу.

 

Руководство Ассоциации вменяло в обязанность всем филиалам разработку и внедрение в образовательные системы подопечных стран программ полового воспитания, впервые с блеском отработанных в США: использования откровенных рисунков в учебных пособиях, дискриминирующих своим содержанием традиционно нравственные ценности, подрывающих авторитет родителей и провоцирующих полную распущенность подростков. И в годовом отчете МАПС за 1983 год говорилось: «Только те, кто действительно допускают и принимают детское сексуальное образование и готовы способствовать на деле его развитию, могут рассчитывать на претворение его в жизнь в рамках государственной образовательной системы». Недвусмысленный намек для учителей, желающих найти работу. Руководству филиалов Ассоциации было предписано преодолевать возможные законодательные препятствия при помощи специально организованных акций протеста и гражданского неповиновения, демонстраций и других проявлений «народного гнева».

 

Борьба МАПС с законом принимает самые разнообразные формы. Иногда - просто вид обходного маневра, как на Филиппинах, где аборты запрещены, а населению в клиниках Ассоциации предлагается та же услуга под кодовым названием «оперативное восстановление менструальной активности». В других случаях, как, например, в Бразилии, закон попирается открыто и прямо. В этой стране сетью спецклиник МАПС ежегодно совершается 20 тыс. стерилизаций - при том, что эта операция запрещена законом. Как гласит одна из директив для внутреннего пользования: «Ассоциация Планирования Семьи и другие неправительственные организации не должны использовать законодательный вакуум или наличие неблагоприятных для нас законов как повод для бездействия. Действовать помимо закона, даже против закона - только так мы сможем добиться желательных перемен» (IPPF, A Strategy for Legal Change. 1984).

 

Надо признать, что программы Ассоциации, идеологически базирующиеся на расизме, вошли составной частью в большинство значительных политических, культурных и социальных проектов века. Оппозиционеры были объявлены мракобесами и мгновенно сметены. За каких-нибудь несколько лет революционная греза Маргарет стала явью. Впоследствии Адольф Гитлер использовал «наработки» Маргарет и ее друзей при построении национальной политики Третьего Рейха. Программа принудительных абортов в Польше, Югославии и Чехословакии, о которой мало кто знает, - это применение на практике уже знакомых нам идей...

 

Несмотря на политических успех, Маргарет была глубоко несчастна в личной жизни. Брак ее давно распался. Дочь умерла от пневмонии в одну из ее бесконечных отлучек. Сыновья росли как трава. И собственная ее красота поблекла с годами. В поисках счастья Маргарет металась от любовника к любовнику, иногда меняя их в течении одних суток. Но счастье ускользало от нее, невзирая на бесчисленные эротические эксперименты. Маргарет обратилась к оккультизму, стала посещать спиритические сеансы и заниматься медитацией. В поисках пряных мистических ощущений она зашла так далеко, что прошла даже начальные степени посвящения розенкрейцерства и теософии. Все это было перепробовано и отвергнуто.

 

И она решилась повторить опыт молодости, который, она знала, принесет утешение. Маргарет Зангер вторично вышла за мешок с деньгами. Теоретически Маргарет по-прежнему считала брак «дегенеративным институтом», но девять миллионов долларов все меняли. Миллионер Дж. Ноа Сли был президентом нефтяной компании и убежденным приверженцем епископальной церкви. Ему были глубоко чужды все те идеи и проекты Маргарет, которые он покорно финансировал. Перед самой свадьбой Маргарет заставила Сли подписать неслыханный контракт, согласно которому за ней сохранялось полная свобода в выборе образа жизни, круга знакомств, связей, право на свою половину в доме мужа, куда он должен был ей звонить по телефону, предупреждая о визите или времени обеда и т.п.

 

Трудно сказать, зачем этот брак был нужен нефтяному магнату - у богатых, как известно, свои причуды. Маргарет обрела в браке финансовую мощь, которую немедленно направила в русло, соответствовавшее ее темпераменту и убеждениям. Она открыла новую клинику под закамуфлированным названием «Бюро исследований». Затем, упрочив свое личное влияние внутри империи МАПС, она повела атаку на медицину. Рокфеллер, Форд и Меллоны выделяли ей значительные суммы в виде грантов по «научным» проектам. Затем Маргарет перенесла огонь на Вашингтон, бомбардируя конгресс проектами либерализации контрацептивного законодательства и внедрения контроля за рождаемостью в государственные программы социального развития. Перед деньгами ее мужа распахивались любые двери «наверху».

 

Еще одним постоянным направлением деятельности Маргарет и статьей расхода для ее мужа стала систематическая коррекция ее общественного образа. Все-таки ее слава носила скандальный оттенок, а открытые призывы к «улучшению человеческой породы» путем стерилизации, абортов и детоубийства порядком напоминали Гитлера. Да и сотрудник фюрера Эрнст Рудин работал консультантом в Ассоциации по ее протекции. Когда началась Вторая Мировая война и слова «Дахау» и «Освенцим» стали частью общественного сознания, Маргарет поняла, что время антисемитских высказываний «в лоб» прошло. Они были хороши в эпоху Великих Депрессий, но на дворе был не тридцать первый, надо было менять тактику, и быстро. И Маргарет ее сменила.

 

Во-первых, в 1942 году она сменила название своей организации: вместо несколько устрашающего «Лига контроля над рождаемостью» появилось новое, звучащее прогрессивно, научно и гуманистично: «Американская Федерация Планирования Семьи». Во-вторых, она ввела строгую пирамиду подчиненности в Организации: сотни местных филиалов вводились в подчинение десяткам национальных отделений, которые, в свою очередь, управлялись из Международного Центра. На самой вершине пирамиды - лично она, Маргарет Зангер. И в-третьих, Маргарет всей пропагандистской мощью бывалого стачечника двадцатых годов обрушилась на головы обывателей, среднего класса, вечно уставшего от войны и жадно впитывающего каждое слово о «патриотизме», «свободе выбора» и «семейных ценностях». Видимо, излишне говорить о том, что действия Маргарет принесли блестящие плоды.

 

Маргарет Зангер репетирует выступление в Конгрессе

 

Постоянно улучшающаяся репутация Ассоциации и лично Маргарет имели вполне конкретное материальное выражение. В тридцатые годы появились первые жертвователи. В сороковые - Зангер пользовалась поддержкой таких знаменитостей, как Элеонора Рузвельт и Кэтрин Хепберн. Пятидесятые добавили к их числу Дж.Хаксли, Альберта Эйштейна, Неру, Дж.Д.Рокфеллера, японского императора Хирохито и Генри Форда. До самой смерти Маргарет привечали президенты США Трумен и Эйзенхауэр. Маргарет была неутомимым организатором. Молодость, проведенная под красными знаменами, дала ей опыт вербовки добровольцев и агитационной работы с массами. В послевоенные годы она буквально прочесала всю страну и полмира в поисках спонсоров. Не было такого гранта, такого благотворительного проекта, на участие в котором она не подала бы заявку. Как и в случае с замужеством, теория слегка расходилась с практикой, - но кому до этого дело!

 

Триумф Маргарет - официальное признание МАПС благотворительной организацией (!). Этот статус дает Ассоциации право - наравне с приходскими церквями - принимать пожертвования, не платя с них налогов. Аппарат «благотворительной организации» к нынешнему времени чудовищно разросся. Эксперты МАПС внедрены во все крупные профессиональные и образовательные объединения национального и международного значения, вне зависимости от того, связана ли тематически деятельность объединения с проблемами планирования семьи. Однако пропасть между общественным успехом и личной неустроенностью Маргарет все расширялась. Острые приступы безысходной тоски, следуя один за другим, слились в конце концов в патологическую депрессию. С 1949 года она пристрастилась одновременно к наркотикам и алкоголю. Маргарет Зангер умерла в сентябре 1966 года, на пороге восьмидесятисемилетия.

 

Руководство Ассоциации при жизни Маргарет несколько раз пыталось тихо отстранить ее от личного управления делами. Импульсивность характера, ее эгоизм и взбалмошность несколько раз ставили Организацию на грань банкротства. Однако вскоре выяснилось, что без Маргарет Ассоциация просто не может существовать: Маргарет была ее душой и ее лицом. Характер и видение мира основательницы отразились на всей структуре Ассоциации, определили ее облик на десятилетия вперед. Все последующие президенты МАПС декларировали свою приверженность «линии Зангер», а Нью-Йоркское отделение возглавляется ее внуком Александром Зангером.

 

В своей книге «Женщина и новая раса» (Нью-Йорк, 1928) Маргарет как-то написала, что «наибольшее благодеяние, какое только может оказать многодетная семья новорожденному, это убить его». В наши дни приверженность МАПС этой заповеди ни у кого не вызывает сомнений: Организация является лидером пропаганды узаконения убийства не рожденных младенцев. «Законность» торжествует...

 

Маргарет Зангер была рождена для борьбы. Ее мечтой было установление «нового порядка» на руинах христианской цивилизации. И никакие изменения тактики не затрагивали ее глубинных убеждений... Еще со страниц своего первого журнала «Воительница» («The Woman Rebel») Маргарет провозглашала, что «контроль над рождаемостью призван уничтожить авторитет христианских церквей». «Я мечтаю, - писала она, - увидеть человечество свободным от власти христианства и капитала». Сегодня МАПС (вопреки вышеприведенным словам, в теснейшем сотрудничестве с капиталом - С.Е.) продолжает борьбу с церковью всеми доступными средствами. Однако абсолютно законными...

 

Всю свою жизнь Маргарет публично лгала - начиная с лжи о своей работе медсестрой и кончая очевидными фальсификациями в своих позднейших автобиографиях. Надо ли удивляться тому, что МАПС систематически дезинформирует общественность о целях, задачах и методах своих программ контроля над рождаемостью, полового воспитания и легальных абортов. Однако законная ложь - это как бы не ложь, а определенная тактика, законная тактика законной борьбы. Борьбы с кем? На годовом отчете МАПС 1985 года стоял девиз: «Гордясь нашим прошлым - планируем будущее». Если эти люди действительно гордятся таким прошлым и на его основании детально планируют наше будущее - нам есть над чем задуматься.

 

Международная Федерация Планирования Семьи - это старейшая в мире, величайшая в мире лучшим образом организованная корпорация, внедряющая аборты и контроль над рождаемостью в мировом масштабе. Как гласит «Ежегодный отчет Американской Федерации Планирования Семьи за 1992 год», работа Организации ведется 134 странах всех континентов. Только в США в 922 спецклиниках и 167 филиалах, раскинувших свою сеть от побережья до побережья, трудится более 20 тыс. человек штатного персонала и добровольных помощников. Комфортабельная и оборудованная по последнему слову техники штаб-квартира в Нью-Йорке, центр правового обеспечения в Вашингтоне, пункты работы с общественным мнением в Атланте, Чикаго, Майами и Сан-Франциско, официальные международные центры в Лондоне, Найроби, Бангкоке, Нью-Дели; налоговая декларация 1992 года оглашает 192.9 млн. долл. основного капитала, 108.2 млн. долл. капитальных вложений и 23.5 млн. долл. чистой прибыли. Это только в США, а вместе с национальными отделениями всего мира годовой бюджет этой «некоммерческой организации» равен более чем миллиарду долларов.

 

Ну как, хороша «благотворительная организация»? Насчет сотрудничества с капиталом - это совсем не пустые слова: бюджет организации тому порукой, а спецпрограммы тем более. Несколько чисел: вот крупные жертвователи МФПС в 1984 году: фонды Рокфеллеров - в совокупности около $1.6 млн.; фонды Меллонов - около $1.0 млн.; фонды Хьюлетта и Паккарда - около $1.0 млн.; фонд Пью - $0.75 млн.; фонд Стила - $0.4 млн.; фонд Форда - $0.2 млн., ну и остальные по мелочи ($100-200 тыс.)[18]. А основные программы российского филиала организации (Российской ассоциации планирования семьи - РАПС) щедро финансирует известная ТНК Проктер энд Гэмбл.

 

А теперь обратимся к следующему персонажу мондиалистского паноптикума. Среди участников основных организаций глобалистов преобладают политики, бизнесмены, журналисты и прочие респектабельные господа и дамы. Впрочем, немного места нашлось и для духовной сферы - правда, почему-то все больше весьма извращенной. Тамошние пророки обычно сходятся лишь в том, что-де заканчивается христианская «эра Рыб» и наступает оккультная «эра Водолея». Однако и среди этих персонажей разной степени глупости попадаются любопытные экземпляры. Один из них представляет секту «Церковь сайентологии», неплохо известную теперь и в России. Давайте же познакомимся с ней поближе, для чего обратимся к материалам журнала «Тайм» - пусть достаточно старым, но все еще весьма показательным.

 

Сети бандитизма[19]

 

Non olet peccunia[20]

Флавий Веспасиан


С виду Ноах Лоттик из Кингстона (Пенсильвания) казался вполне нормальным, жизнерадостным 24-летним парнем, ищущим свое место в жизни. Когда его родители в конце июня приехали в Нью-Йорк, чтобы опознать тело сына, они были в состоянии почти полного оцепенения. Молодой филолог-русист выбросился из окна десятого этажа мильфордского отеля «Плаца» и, упав, отлетел от капота стоявшего внизу лимузина. К моменту прибытия полиции его пальцы все еще сжимали чек на 171 доллар - последнее, что он не успел передать «Церкви сайентологии» - «философской» группе самопомощи, на которую набрел всего семь месяцев назад.


Гибель Ноаха побудила его отца, врача Эдварда Лоттика, начать самостоятельное расследование деятельности вышеназванной «церкви». «Мы думали, что сайентология - нечто вроде Дейла Карнеги, - говорит он. - Я не верил, что это школа психопатов. Их пресловутая терапия - сплошное манипулирование. Они заманивают к себе самых лучших и талантливых, а потом губят их». Лоттики хотели возбудить дело о компенсации за утрату сына, но, взвесив свои возможности, отступились. В течение последних сорока лет большой бизнес сайентологии успешно защищался, заслоняясь 1-й поправкой к Конституции США при помощи целой армии высокооплачиваемых юристов по уголовным делам и частных детективов с сомнительной репутацией.


«Церковь сайентологии», основанная американским писателем-фантастом Л. Роном Хаббардом для «очищения» людей, выдает себя за религию. На деле же это беспрецедентный рэкет мирового масштаба, который, как и всякое мафиозное предприятие, держится на запугивании и «своих», и «чужих». Еще недавно была надежда, что судебные преследования минувшего десятилетия ослабят влияние «церкви». Действительно, в начале 80-х гг. одиннадцать верховных сайентологов, включая жену Хаббарда, оказались в американских тюрьмах за незаконное проникновение в ряд правительственных и частных учреждений, похищение документов и подслушивание телефонных разговоров с целью помешать антисайентологическим изысканиям. В последние годы сотни бывших приверженцев сайентологии (многие из которых заявили, что подвергались психическому и физическому давлению) покинули «церковь» и, подвергая себя немалому риску, выступили с острой ее критикой. Некоторые подали на нее в суд и выиграли, другие, получив в общей сложности 500000 долларов отступного, взяли свои иски назад. Во многих случаях и сами судьи заклеймили «церковь» как «шизофреническую и параноическую», а также «нездоровую, зловещую и опасную».

 

Лафайет Рон Хаббард


Но, несмотря на уничтожающие оценки и судебные тяжбы, «церковь» устояла. Похваляясь своими 700 центрами в 65 странах, она грозит распространиться все шире и усиленно добивается общественного признания. Подобная стратегия вызывает все новые столкновения с законом. Многих сайентологов обвиняют в финансовых аферах. Через обширную сеть маскировочных организаций «церковь» втягивает чрезмерно доверчивых клиентов в самые разные сферы бизнеса, в том числе книгоиздание, здравоохранение, консультации и даже обучение отстающих.


В Голливуде «церковь» собрала внушительный и украшенный «звездами» сонм последователей. Окружая их прямо-таки королевскими почестями, она настойчиво привлекает их в «Центр знаменитостей» - сеть клубов, гарантирующих обширные консультации и продвижение в карьере. Среди этой группы адептов - такие идолы экрана, как Том Круз и Джон Траволта, актрисы Кирсти Алли и Мими Роджерс, мэр г. Палм-Спрингс (Калифорния) Энн Арчер, постановщик Cонни Боно, джазмен Чик Кореа и даже Нэнси Картрайт - «голос» героя мультфильма Барта Симпсона. Но рядовые члены имеют дело с другой, далеко не столь притягательной стороной сайентологии...


Чтобы определить масштабы влияния «церкви», представитель журнала «Тайм» взял более 150 интервью (официальные деятели секты от интервью отказывались), изучил сотни судебных стенограмм и международных сайентологических документов. В итоге журналистского расследования открылась картина чудовищно порочного, но преуспевающего предприятия. Если большинство сект не переживает своих основателей, то «Церковь сайентологии» и после смерти Хаббарда (1986 г.) продолжает идти в гору. По материалам суда, только в 1987 г. доходы одной из многих ее дочерних структур - «Церкви духовной технологии» - составили 503 млн. долларов, а бывшие ее функционеры высокого ранга утверждают, что «головная церковь» утаила на счетах в банках Лихтенштейна, Швейцарии и Кипра около 400 млн. долларов. «Церковь сайентологии» насчитывает примерно 50 тысяч активных членов, что намного меньше самозаявляемого сайентологией членства, но исковых заявлений против нее несравненно больше - около 8 миллионов. Но в каком-то смысле эти раздутые цифры вполне правдоподобны: преступное детище Хаббарда тем или иным боком зацепило судьбы миллионов людей.


Нынешние достижения «церкви» связаны с именем Дэвида Мискевиджа, который принадлежит ко второму поколению сайентологов. Сейчас ему 31 год; в юности он был исключен из средней школы. По отзывам бывших сайентологов, Мискевидж коварен, беспощаден и до того болезненно-подозрителен в отношении «предполагаемых врагов», что все время держит свой стакан с водой под пластиковой крышкой. Idee fixe Мискевиджа - завоевать безоговорочное доверие общества к сайентологии уже в нынешнем десятилетии. С этой целью «церковь» наряду с прочими тактическими приемами


1) поддерживает официальные связи с влиятельными корпорациями Хилла и Ноултона, помогающие ей избавиться от имиджа маргинальной группы;


2) участвует в спонсировании Игр доброй воли Тэда Тернера вместе с такими компаниями, как «Сони» и «Пепси»;


3) скупает в розничной книжной торговле громадные партии собственных изданий, добиваясь таким образом включения их в списки бестселлеров;


4) занимает своей рекламой целые страницы в изданиях типа «Ньюс-уик» и «Бизнес-уик», в которых сайентология преподносится как «философия»; использует для навязывания своей книжной продукции все рекламные возможности ТВ;


5) вербует богатых и авторитетных профессионалов через сеть консультационных групп, обычно скрывающих свои связи с сайентологией.


Основатель всего этого предприятия - полуфантазер, полумошенник - Рон Хаббард родился в Небраске в 1911 г. Во время второй мировой войны служил в американском флоте и по окончании службы жаловался в Федеральную администрацию ветеранов на развитие у него «суицидальных наклонностей» и «серьезное нарушение памяти». Это не помешало ему выступать с серией дешевых фантастических романов. Годы спустя сайентологические брошюры лживо изображали его героем войны, «многократно награжденным», искалеченным и потерявшим зрение в боях, дважды приговоренным врачами к смерти и чудесным образом исцелившимся благодаря сайентологии. «Докторский» же диплом, якобы выданный Хаббарду Секвойским университетом, был просто-напросто заказан по почте и выслан наложенным платежом. Разбирая дело, возбужденное «церковью» против некоего исследователя биографии Хаббарда (1984 г.), Верховный суд Калифорнии пришел к выводу, что ее родоначальник - «патологический лжец».


Хаббард написал первую «священную» книгу сайентологии - «Дианетика: современная наука душевного здоровья» (1950), которая представляет собой сумбурное описание ряда процедур под общим названием «аудитинг». Кроме того, он создал так называемый Э-метр - упрощенный «детектор лжи» для определения сопротивления кожных покровов в момент, когда пациент припоминает сокровенные подробности своего прошлого. По утверждению Хаббарда, все несчастья происходят от душевных аберраций (или «энграмм»), вызванных ранними травмами. Консультационные же процедуры с применением Э-метра, как уверял Хаббард, могут стереть энграмму, избавить от слепоты и даже улучшить умственные способности и внешний вид клиентов.


Хаббард постоянно разрабатывал и добавлял следующие ступеньки лестницы для «восхождения» своих последователей, каждая из которых обходилась им все дороже. В 1960 г. «наставник» объявил, что люди состоят из пучков духов (или «тетанов»), около 75 млн. лет назад изгнанных на Землю жестоким галактическим властелином Ксену. Разумеется, «тетаны» эти должны были подвергнуться аудитингу.


Постановлением 1967 г. Федеральное налоговое управление лишило «головную церковь» льготного статуса, освобождавшего ее от налогов. В 1971 г. Федеральный суд признал, что медицинские претензии Хаббарда являются шарлатанством, а обследования на Э-метре не имеют научного значения. Тогда Хаббард постарался придать сайентологии всецело религиозный вид, рассчитывая, что новый имидж, даже несмотря на, мягко говоря, «причудливость» ее обрядов, обеспечат ей защиту 1-й поправки к Конституции США. Его консультанты надели пасторские воротнички; началось строительство часовен; торговые представительства стали «миссиями», плата за обучение - «фиксированными пожертвованиями», а бредовые космологические фантазии самого Хаббарда - «священным писанием».


В начале 70-х гг. Федеральное налоговое управление (ФНУ) провело собственную ревизию, доказавшую, что Хаббард утаивает из доходов «церкви» миллионные суммы, которые затем «отмываются» в подставных корпорациях Панамы и кладутся на счета в швейцарские банки. Кроме того, его последователи были уличены в похищении ряда документов и создании помех сотрудникам ФНУ, а также в фальсификации налоговых отчетов. В конце 1985 г., располагая информацией (исходящей от бывших сайентологов) о присвоении Хаббардом не менее 200 млн. долларов, ФНУ попыталось привлечь его к ответственности за налоговые махинации. По свидетельству... Вики Азнаран, лично участвовавшей в этой афере, сайентологи «день и ночь» уничтожали разыскиваемые ФНУ бумаги. Сам Хаббард, скрывавшийся в продолжение пяти лет, скончался до того, как уголовный суд вынес обвинительный приговор по этому делу.

В настоящее время «церковь» с энтузиазмом, достойным ее основателя, изобретает новые, все более дорогостоящие услуги. Согласно сайентологической доктрине, даже «очищенные» (т. е. «стершие» энграмму) адепты, не достигшие более высоких (и соответственно оплаченных) ступеней «прохождения», подвергаются громадному риску. По самому последнему прейскуранту «церкви» новички («сырое мясо», как окрестил их Хаббард) должны платить за аудитинговые процедуры 1 тыс. долларов в час или за 12.5-часовой «интенсивный» курс - 12500 долларов.


По утверждению психиатров, эти процедуры позволяют контролировать сознание пациентов, вызывая у них состояние, близкое к наркотической эйфории, которое и заставляет жертвы возвращаться, чтобы вновь его пережить. Стоимость этих процедур можно и отработать - либо привлекая новых членов и исполняя в отношении их аудиторские обязанности (что делал уже в 12-летнем возрасте и сам Мискевидж), либо работая на «церковь» в качестве «штатного сотрудника», предварительно заключив с ее руководством контракт на «миллиард лет». «Добивайтесь, чтобы через [нашу] контору проходило как можно больше тел», - увещевает Хаббард своих сотрудников в одном бюллетене. - Делайте деньги! Делайте больше денег! Заставляйте других работать так, чтобы они делали деньги! Неважно, каким способом вам удастся затащить их вовнутрь: главное - действуйте!».


73-летняя Гарриет Бэйкер из Лос-Анджелеса на собственном горьком опыте узнала, что такое сайентологический «религиозный» бизнес. Вскоре после того, как умер от рака ее муж, в их доме появился сайентолог, навязавший хозяйке - якобы для облегчения скорби - стандартный набор аудитинговых процедур ценой в 1300 долларов. Позже, получив от своей жертвы еще 15000 долларов, сайентологи выяснили, что ее дом полностью выкуплен. Они составили закладную на 45000 долларов и, прежде чем успели вмешаться дети Бэйкер, принудили ее выложить эту сумму за продолжение аудитинга. В июне минувшего года Бэйкер потребовала вернуть ей 27000 долларов за невостребованные услуги, после чего к ней явились два члена «церкви», вооруженные Э-метрами, и учинили допрос. Бейкер так и не получила своих денег и, оказавшись в финансовом капкане, в сентябре того же года вынуждена была продать дом.


Прежде чем Ноах Лоттик покончил с собой, он заплатил за сайентологические консультации более 55000 долларов. У него появились странности. Как-то он обмолвился в разговоре с родителями, что его наставники буквально «читают мысли». Когда однажды у Лоттика-старшего случился сильный сердечный приступ, сын стал доказывать, что это чисто психосоматическое явление. За пять дней до прыжка Ноах ворвался к родителям, желая выяснить, почему они «распространяют о нем ложные слухи». Состояние сына вынудило отца обратиться к психиатру. Но было уже поздно. Хотя на открытке, приложенной к одному из надгробных букетов, стояло: «От друзей Ноаха по дианетике», никто из сайентологов явиться на похороны не посмел. Неделей раньше местное отделение «церкви» встретило родителей Лоттика весьма гостеприимно. Его руководитель поведал им, что Ноах был в «церкви» за несколько часов до своего самоубийства, но как только тело было опознано, сайентологи опровергли это сообщение. Верные себе, они не постеснялись вступить в торг с Лоттиками из-за 53 000 долларов - стоимости услуг, которыми их сын так и не воспользовался, утверждая, что он хотел внести эту сумму в виде «пожертвования».


Именно для взимания таких «пожертвований» «Церковью сайентологии» выдумано множество «благодеяний» и услуг. Вас постигла неудача при попытке быстро пройти «Мост», т. е. последовательно подняться по всем ступеням сайентологического просвещения? - Внесите «пожертвование» всего-навсего в 1250 долларов - и мы вновь тщательно разберем ваше дело. Хотите знать, как «тетаны держатся в физическом универсуме»? - Купите магнитофонную запись выступлений Хаббарда 1952 г. под общим названием «Филадельфийский докторский курс Рона» 52 пленки ценой в 2525 долларов. Затем последуют еще девять циклов лекций. Коллекционерам можно предложить роскошные издания, в коже с золотым тиснением, 22 книг Хаббарда (с книгодержателем) по широкому кругу проблем - от сайентологической этики до радиации - всего-навсего по 1900 долларов каждая.


Чтобы приобрести общественный вес и привлечь более богатых и искушенных в деловом отношении сторонников, сайентология прикрывается множеством маскировочных («фронтовых») групп и пускается в финансовые аферы. Рассмотрим это на подробных примерах.


Консультации. Созданное в 1983 г. Управление по менеджменту Стерлинга (Sterling Management Systems) в последние годы фигурирует в журнале «Inc.» как одна из самых перспективных частных компаний (в 1988 г. ее доходы составили 20 млн. долларов). Стерлинг регулярно рассылает бесплатные информационные бюллетени более чем 300000 специалистов в области здравоохранения (в основном, зубным врачам), суля им баснословные прибыли. Фирма предлагает семинары и курсы, каждый из которых, как правило, стоит 10000 долларов. Однако подлинная ее цель - ловля клиентов для сайентологии. «У «церкви» гнилой товар, но его оборачивают в яркую обертку, выдавая за нечто иное, - говорит Питер Георгиадес (Пенсильвания), адвокат жертв Стерлинга. - Это вроде наживки и подсечки». В настоящее время деятельность учредителя фирмы - зубного врача Грегори Хьюгса, уличенного в профессиональной некомпетентности, расследуется Калифорнийской палатой дантистов. Против него начато девять процессов (другие семь уже завершены) по обвинению в злоупотреблении доверием пациентов, главным образом в связи с лечением детей.


Уже подали или угрожают подать в суд и многие обманом втянутые в сайентологию врачи. Так, 45-летний дантист Роберт Гири (Медина, Огайо), ставший участником семинара Стерлинга в 1988 г., столкнулся с «тактикой беспрецедентно-настойчивого вымогательства». На его обвинения представители фирмы возразили, что она не имеет сайентологических связей. Но, по утверждению Гири, они постоянно внушали ему, что у него и его жены Дороти есть личные проблемы, которые требуют аудитинга. В течение 5 месяцев супруги выложили 130000 долларов за «услуги» и еще 50000 долларов - за тисненные золотом книги с автографом Хаббарда (приобретение которых рекламировалось как чрезвычайно выгодное «капиталовложение»). Гири заявил, что сайентологи не только звонили (от его имени. - Пер.) в банк, чтобы увеличить сумму его кредита, но и подделали его подпись на заемном письме на 20000 долларов. «Это безумие! - вспоминает он. - От них не удалось добиться отчета даже в том, за что же я, собственно, платил». Гири жаловался, что Дороти две недели держали заложницей в какой-то горной хижине, после чего ее пришлось госпитализировать в состоянии нервного истощения.


В октябре минувшего года Стерлинг сообщил дантисту Гловеру Роу (Гадсден, Алабама) и его жене Ди дурные вести. Тест показал, что если они не запишутся на аудитинг, Гловер потеряет практику, а Ди, сама того не желая, причинит вред их ребенку. В следующем месяце супруги Роу вылетели в Глендейл (Калифорния), и, обосновавшись там, ежедневно курсировали между отелем и местным центром дианетики. «Мы подумали сперва, что это какие-то выдающиеся люди, которым столько всего про нас известно! - вспоминает Ди. - Потом мы сообразили, что в нашем номере скорее всего установлены подслушивающие устройства». После бегства супругов из центра, где они оставили 23000 долларов, сайентологи преследовали их пешком и на колесах.


Но под угрозой не одни зубные врачи. Сайентологи охотятся и за хиропрактиками, и за ортопедами, и за ветеринарами.


Общественное влияние. Одна из подставных «прикрывающих» организаций, «Фонд «Путь к счастью»», распространила в тысячах средних школ 3.5 млн. экземпляров буклета, текст которого составлен из рассуждений Хаббарда о нравственности.


«Церковь» назвала это предприятие «самым грандиозным проектом распространения за всю историю сайентологии». Другое прикрытие, «Прикладная схоластика», пытается внедрить воспитательную программу Хаббарда преимущественно в тех государственных школах, где обучаются дети национальных меньшинств. Группа планирует развернуть на территории в 400 гектаров студенческий городок, готовящий пропагандистов хаббардистских методов. Под именем «Комиссии граждан по правам человека» скрывается сайентологическая организация, ведущая борьбу с главной своей соперницей - психиатрией. «Комиссия» регулярно выпускает сообщения, призванные дискредитировать как отдельных выдающихся психиатров, так и всю науку в целом. Она же ведет изматывающую кампанию против Эли Лилли, который создал «прозак» (Prozac) - самый дорогой в США антидепрессант. Вопреки очевидным фактам, члены этой группы, называющие себя «психодавами» (psychbusters), утверждают, что «прозак» вызывает у потребителя манию убийства или самоубийства. Рассылая множество почтовых предостережений, организуя специальные теле- и радиоинтервью, прибегая к жесткому лоббированию, «Комиссия» затруднила сбыт препарата и спровоцировала десятки судебных исков против Лилли.


Другая сайентологическая группа, «Ассоциация озабоченных бизнесменов Америки», также ведет антипсихотропные кампании и выделяет средства для стипендий школам, чтобы привлечь учащихся и снискать благосклонность руководителей сферы образования. Джон Д. Рокфеллер 4-й, сенатор от штата Западная Вирджиния, не ведая, что творит, сделал комплимент в адрес «Ассоциации» на одном из сенатских слушаний. А Алекс Хейли, автор романа «Корни», в августе прошлого года оказался ведущим оратором на ежегодном наградном банкете «Ассоциации» в Лос-Анджелесе. «О целях этой группы я многого не знал, - говорил он впоследствии. - Сам я методист».


Подобная неосведомленность может поставить человека в весьма неловкое положение. Два месяца назад губернатор Иллинойса Джим Эдгар, отметив, что основатель сайентологии «разрешил все заблуждения человеческого разума», объявил 13 марта «днем Л. Рона Хаббарда». Узнав, каков Хаббард на деле, он в конце марта аннулировал свое решение.


Здравоохранение. «Здравомед» (Health Med) - сеть клиник, находящихся под контролем сайентологов, предписывает изнурительную комбинацию пребывания в сауне, физических упражнений и витаминотерапии (все - в чрезмерных дозах), разработанную Хаббардом для «очищения» тела. Несмотря на то, что эксперты признали этот курс шарлатанским и потенциально опасным, «Здравомед» по-прежнему настойчиво предлагает контракты с ним американским профсоюзам и госучреждениям. Достижения «Здравомеда» навязчиво популяризируются в недавно вышедшей книге журналиста Дэвида Стейнмана «Диета для отравленной планеты». Автор пришел к выводу об опасности десятков наименований продуктов питания (в том числе самых распространенных - арахиса, персиков, голубой рыбы, творога и т.п.). Бывший министр здравоохранения США К. Эверетт Куп назвал эту книгу макулатурой, а Администрация питания и медикаментов США в одном из своих изданий за октябрь обвинила Стейнмана в извращении фактов. ««Здравомед» - это дверь в сайентологию, а книга Стейнмана - отборочный механизм», - заявляет врач Уильям Джарвиз, глава Национального совета против злоупотреблений здравоохранением. Стейнман, выставляющий Хаббарда в чрезвычайно выгодном свете как «исследователя», отрицает свои связи с сайентологией и заверяет, что, «насколько ему известно», не имеет их и «Здравомед».


«Лечение» наркомании и алкоголизма. Главным оплотом хаббардовой «очистительной» терапии является «Нарконон» - сеть из 33 центров реабилитации наркоманов и алкоголиков в 12 странах, причем часть их - под названием «Криминон» - действует при тюрьмах. В настоящее время «Нарконон» - классическое прикрытие для уловления пациентов в секту - планирует открытие «крупнейшего в мире» лечебного центра на 1400 мест в индейской резервации близ г. Ньюкирка, Оклахома (население 2400 человек). «Ассоциация за лучшую жизнь и образование», которая сама является придатком сайентологической церкви, публично преподнесла «Нарконону» чек на 200000 долларов и подготовила «исследование», восхваляющее его деятельность. Сейчас власти Ньюкирка усиленно сопротивляются проникновению секты, а та в ответ засылает к ним частных детективов, усиленно собирающих компромат на мэра и издателя местной газеты.


Финансовые аферы. Трое сайентологов из Флориды - и среди них Рональд Бернстайн, усердный жертвователь в «боевую казну» (war chest) «церкви» - в марте сего года признали себя виновными в использовании их агентства по торговле редкими монетами для отмывания денег. Из других деяний сайентологов такого рода известны превращение весьма сомнительной Ванкуверской фондовой биржи (Канада) в еще более сомнительную; план внедрения своих сотрудников во Всемирный банк, Международный валютный фонд и Экспортно-импортный банк США. Предполагаемая цель этого плана - собрать информацию о том, каким странам будет отказано в кредитах, с тем чтобы связанные с сайентологией биржевые спекулянты смогли извлечь незаконные прибыли, играя на понижение курса валюты этих стран.


В биржевом деле «игра на понижение» предусматривает взятие в долг акций финансируемых государством компаний из расчета, что их цена упадет прежде, чем они будут куплены на рынке и возвращены кредитору. Ведущими игроками «на понижение» в США стали братья Фешбах из Пало Альто (Калифорния) - Курт, Джозеф и Мэтью, в распоряжении которых более 500 млн. долларов капитала и штат из 60 служащих. По прогнозам Фешбахов, рост их прибылей должен опередить рост индекса Доу Джонса за 80-е гг. Всем этим, уверяют братья, они обязаны учению «Церкви сайентологии», чья «боевая казна» получила от них более 1 млн. долларов.


Деятельность Фешбахов - образец финансовой тактики секты. Братья стали грозой фондовых бирж. На слушаниях 1989 г. в Конгрессе США руководители нескольких компаний заявили, что сотрудники Фешбахов распространяют о них в государственных органах компрометирующую информацию, а нередко и сами действуют под видом чиновников Комиссии по ценным бумагам и биржам, дискредитируя эти компании и провоцируя падение их акций. Майкл Рассел, возглавляющий ряд деловых журналов, свидетельствует, что агенты Фешбахов звонят в его банки и препятствуют получению ссуд. В других случаях Фешбахи засылают частных детективов в поисках компромата на фирмы, который доводят потом до сведения бизнес-репортеров, брокеров и распорядителей фондов. Фешбахи, чьи куртки украшены девизом «Биржедавы», утверждают, что ведут дела в открытую. Но, судя по некоторым сообщениям, правительственные чиновники, занятые текущей профилактикой биржевого шпионажа, в настоящее время выясняют, нет ли у Фешбахов тайных осведомителей среди служащих Федерального департамента сельского хозяйства. Есть основания думать, что братья причастны к войне, которую сайентология ведет против психиатрии и традиционной медицины; во всяком случае, объектом их нападок являются многие медицинские и биотехнологические фирмы. «Законная игра на понижение - это услуга обществу, снижающая цены на дутые акции, - говорит Роберт Флегерти, главный редактор «Эквитиз» и строгий обличитель братьев. - Но Фешбахи нанесли ущерб и десяткам честных предпринимателей, пытавшихся начать свое дело».


Финансовые махинации сайентологов время от времени приводят их за решетку. В одной из флоридских тюрем с августа прошлого года отбывает 5-летний срок бывший восторженный поклонник Хаббарда Стивен Фишман. Он похитил у себя на службе, в крупной брокерской конторе, чистые бланки отчетов и использовал их для обоснования своих прав на долю компенсации по десяткам выигрышных сделок. «Заработав» таким способом с 1983 по 1988 г. около 1 млн. долларов, Фишман истратил примерно треть этой суммы на книги и магнитофонные лекции по сайентологии.


Сами сайентологи отрицают свою причастность к делу Фишмана, но эти заявления убедительно опровергаются как им самим, так и его психиатром Уве Гирцем, хорошо известным во Флориде специалистом по гипнозу. Как показывают оба, после ареста Фишман получил от «церкви» приказ убить Гирца, а затем осуществить «окончание цикла», что на сайентологическом жаргоне означает самоубийство.


Издательская деятельность. Интриги сайентологии не миновали и книжную индустрию. Начиная с 1985 г. список американских бестселлеров пополнился по крайней мере дюжиной произведений Хаббарда, напечатанных издательской компанией «церкви» - от научно-фантастической декалогии (в том числе «Черное происхождение», «Враг внутри», «Дело пришельцев», 5 тыс. стр.) до «Дианетики», которую он написал сорок лет назад. В 1988 г. коммерческий еженедельник «Бизнес Уикли» удостоил покойного автора почетным знаком, увековечившим 100-недельное пребывание «Дианетики» в списке бестселлеров.


Большинство критиков нещадно разносят эти книги как «неудобочитаемые» (между прочим, беженцы из секты утверждают, что некоторые из них написаны приближенными Хаббарда). Это не мешало сайентологии засылать отряды своих приверженцев в магазины главных книготорговых корпораций - таких, как Б. Далтон и Уолденбукс - для скупки их огромными партиями и поддержания иллюзии широкого спроса. По словам бывшего управляющего Далтона, на некоторых книгах Хаббарда, поступавших в магазин, он увидел свои собственные ценники, из чего заключил, что они были перепроданы. Как утверждают сайентологи, тираж книг Хаббарда во всем мире на сегодня достиг 90 млн. экз. Эта книжная экспансия, цель которой - завоевание новых приверженцев и общественных симпатий, сочетается с беспрецедентной в истории книгоиздания рекламной теле- и радиошумихой.


Сайентология тратит огромные средства, чтобы сокрушить своих оппонентов. С 1986 г. Хаббард и его «церковь» стали предметом негативного освещения в четырех книгах, выпущенных маленькими, но отважными издательствами. Во всех четырех случаях авторы подверглись травле и были привлечены к суду. В стратегии Хаббарда важную роль играет идея «честной игры» по отношению к «предполагаемому врагу», которого можно «обмануть, привлечь к суду, оклеветать или физически уничтожить». Критикующие секты журналисты, врачи, адвокаты и даже судьи вовлекаются в судебные тяжбы, преследуются частными сыщиками, подвергаются ложным обвинениям, а то и избиению; им нередко угрожают смертью. Так, 69-летняя Маргарет Сингер, психолог, профессор Калифорнийского университета (Беркли) и нелицеприятный критик сайентологии, во избежание неприятностей регулярно путешествует под чужим именем.


После того, как газета «Лос-Анджелес Таймс» летом прошлого года опубликовала серию антисайентологических статей, сайентологи истратили миллион долларов, чтобы украсить портретами их авторов сотни афишных досок и все городские автобусы, а поверх их фамилий поместить выхваченные из контекста цитаты, представляющие «церковь» в выгодном свете.


Из защитников «церкви» опаснее всего ее юристы. Наставляя своих приверженцев, Хаббард писал: «Не имейте дела с адвокатами, которые уговаривают вас не подавать в суд... Цель процесса - не столько выиграть, сколько досадить и запугать». На счету «церкви» сотни процессов против «предполагаемых врагов». Ныне к ее услугам более сотни адвокатов, общая сумма годового жалования которых составляет около 20 млн. долларов.


Судебная стратегия сайентологии направлена на разорение противника или, на худой конец, удушение его горами бумаг. Только против Федерального налогового управления «церковь» ведет в настоящее время 71 процесс. Поскольку материалы по одному из них - «Мискевидж против ФНУ» - занимают 52 тысячи страниц, правительству пришлось выпустить специальный указатель к ним. Бостонскому поверенному Майклу Флинну, помогавшему жертвам сайентологии с 1979 по 1987 г., было предъявлено 14 необоснованных исков (все они отклонены). По мнению другого адвоката, Джозефа Янни, секта «до того извратила понятие о правосудии и юридическую систему, что надо отклонять любые ее обращения в суд». Янни знает что говорит. Он был судебным ходатаем «церкви» до 1987 г., когда его попросили украсть медицинские записи, необходимые для шантажа адвоката противной стороны (который вместо этого, как утверждают, был избит). Как только Янни отказался от своих обязательств перед сайентологией, он стал постоянной мишенью угроз, преступных действий (среди них - кражи со взломом), судебных исков и других козней.


По мнению критиков сайентологии, власти США должны предпринять против нее ряд мощных и согласованных действий. «Хотелось бы знать, где наше правительство? - восклицает Тоби Плевин, лос-анджелесский поверенный по делам жертв сект. - Нельзя целиком оставлять это на волю частных истцов хотя бы потому, что, видит Бог, большинство из нас боится связываться». Но и стражи порядка действуют с большой осмотрительностью. «Каждый следователь, направляясь в учреждения «церкви», держится так осторожно, словно ступает по сырым яйцам, - сообщает полицейский детектив из Флориды. - Нужны действия федерального масштаба, много денег и сил».


До последнего времени самым одиозным для сайентологов учреждением оставалось Федеральное налоговое управление, подозревающее преемников Хаббарда в расхищении «церковной» казны. С тех пор, как Федеральный суд в 1988 г. поддержал решение ФНУ, аннулировавшее безналоговый статус «церкви», Управление начало ревизию сайентологических центров на всей территории страны. По словам сотрудника ФНУ Маркуса Оуэнса, в этой операции задействованы тысячи служащих налогового ведомства. Докладная записка другого работника Управления обнадеживающе сообщает о «крайней дезинтеграции» секты. Слабый, но радостный огонек надежды забрезжил и ввиду постановления Федерального апелляционного суда о признании двух пленок с записью разговора «церковных» деятелей и их адвокатов доказательством «мошеннических замыслов» против ФНУ.


ФНУ и ФБР провели опрос людей, покинувших секту за последние три года, чтобы собрать доказательства по крупному делу о рэкете и продвинуть следствие, которое, похоже, застопорилось в минувшем году. Федеральные служащие сетуют, что Департамент юстиции США вынужден тратить средства то на затянувшуюся изнурительную войну с сайентологией, то на отражение ее «джихадов» против отдельных правительственных чиновников. «На мой взгляд, «церковь» осуществляет, возможно, самую успешную разведывательную деятельность в США, которая не уступает операциям ФБР», - признает Тэд Гандерсон, бывший глава лос-анджелесского филиала Бюро.


Эксперты по сектам считают, что если федеральные власти не возьмутся за дело всерьез, сайентологические аферы будут расти с быстротой раковой опухоли. «Сайентологи очень предприимчивы, а теперь, когда Хаббард мертв и не донимает их своими выходками, им гораздо легче действовать, - предостерегает Луис Уэст, директор Института нейропсихиатрии при Калифорнийском университете (Лос-Анджелес). - Боюсь, что вы увидите еще больше подставных фирм и афер для привлечения клиентов. Но что хотелось бы увидеть мне - это надежное правовое средство защиты от злоупотреблений таких сект, как сайентология».


Но порой недостаточно защищены и самые горячие ревнители сайентологии. Одна их голливудских «звезд» - 37-летний Джон Траволта, долгое время являвшийся неофициальным глашатаем «церкви», сообщал в одном журнале за 1983 г. о своих трениях с ее руководством. По утверждению перебежчиков высокого ранга, Траволта давно опасается, что разрыв с сектой приведет к разглашению в печати некоторых аномалий его интимной жизни. «Он весьма опасался такой огласки и прямо говорил мне об этом, - вспоминает Уильям Фрэнкс, бывший председатель правления «церкви». - Открытых угроз не было, но это подразумевалось. Если уйти, они тут же примутся раскапывать все подряд». Сам Фрэнкс был изгнан из «церкви» за попытку реформировать ее.


Бывший глава «службы безопасности» секты Ричард Азнаран вспоминает, как глава сайентологии Мискевидж регулярно вышучивал при подчиненных постоянную неверность Траволты своим гомосексуальным партнерам. Но опасность огласки в данном случае уже неактуальна: в мае прошлого года некая «мужская порнозвезда» продала одной бульварной газете за 100000 долларов воспоминания о своей двухлетней любовной связи с голливудским кумиром. Траволта отказался прокомментировать публикацию, а его адвокат отверг все вопросы на эту тему как «странные». Две недели спустя актер объявил, что женится на актрисе Келли Престон, своей коллеге по сайентологии.


Вскоре после кончины Хаббарда «церковь» обратилась к услугам респектабельной фирмы Траута и Риса (консультации по маркетингу; центр - в Коннектикуте), рассчитывая поправить с ее помощью свой имидж. «Мы были честны до жестокости, - вспоминает Джек Траут. - Советовали им привести свои дела в порядок, прекратить все сомнительные действия и даже перестать называться «церковью». Но они и слушать не хотели». Вместо Траута и Риса сайентологи наняли одну из крупнейших в Америке группу по общественным связям Хилла - Ноултона, руководство которой отказывается обсуждать условия этого сказочно выгодного контракта. «Хилл и Ноултон должны почувствовать, что эти парни, быть может, и спятили, но не окончательно. Если только все это не ради одних денег!» - добавляет Траут.


Важное место в стратегии секты принадлежит избитому тезису о ее «преследовании». Это гарантирует ей защиту Американского союза гражданских свобод и Национального совета церквей США. Но решающий сайентологический аргумент - всегда деньги. После каждой победы над противниками и жертвами сайентологов менеджеры и юристы «церкви» кладут в карман миллионы долларов, чтобы и дальше помогать осуществлению всех ее целей.


Похоже, с теми, кто пишет о сайентологии, творятся странные вещи. В 1971 г. американская журналистка Паулетт Купер написала критическую книгу о секте. Ответом на нее стал сайентологический заговор (под названием «Операция «Истерика»»), целью которого, согласно сайентологическим документам, было «довести П.К. до заключения - в психолечебнице или в тюрьме». Что почти и удалось: используя поддельные документы, сайентологи инкриминировали Купер угрозу подбросить бомбу в «церковь». В 1977 г. Купер, которой к тому времени предъявили уже 19 судебных исков, была полностью реабилитирована после обыска, проведенного сотрудниками ФБР в штаб-квартирах секты в Лос-Анджелесе и Вашингтоне и обнаружения документов, указывавших на сайентологические корни «бомбового» плана. Тем не менее никто из сайентологов к допросу по этому делу не привлекался.


Пока я готовил этот материал для журнала «Тайм», сайентология и ее приверженцы привлекли не менее десятка адвокатов и до полудюжины частных детективов, чтобы затруднить мою жизнь, запугать и дискредитировать меня. Начав работу, я планировал 12 октября прошлого года встретиться за ленчем с Юджином Инграмом - ведущим частным сыщиком «церкви» и бывшим полицейским. Уволенный в 1981 г. из лос-анджелесской полиции за предполагаемые связи с проститутками и наркодельцами, Инграм как-то предложил устроить мне свидание с Дэвидом Мискевиджем - руководителем «церкви». Однако за несколько часов до ленча мне позвонил «национальный юрисконсульт по судебным делам» и адвокат «церкви» Эрл Кули с сообщением, что завтракать я буду в одиночестве.


В одиночестве, но не забытый! Как потом выяснилось, уже к концу этого дня из главного американского кредитного бюро «Транс-Юнион» была незаконно получена копия моего личного кредитного отчета - с детальной информацией о моих банковских счетах, закладной на дом, платежах по кредитной карточке, домашнем адресе и номере Социального Обеспечения. Получившая эту копию бутафорская компания «Услуги по финансированию образования» (Educational Funding Services) в Лос-Анджелесе указала в качестве своего адреса некое почтовое агентство в нескольких кварталах от штаб-квартиры сайентологии.


Владельцем агентства оказался частный сыщик Фред Вулфсон, признавшийся, что компаньон Инграма нанял его, чтобы раздобыть кредитные отчеты на несколько лиц. Как было сказано Вулфсону, поверенные сайентологи, имея на руках судебные определения против этих лиц, пытаются взыскать с них деньги. Сам Вулфсон выразился о своих заказчиках так: «Это беспощадные, невероятно мстительные люди... Настоящие гадюки!» Инграм через своего адвоката тут же заявил, что не причастен к этой афере.


За истекшие пять месяцев частные детективы входили в контакт с моими знакомыми, от соседей до бывших коллег, наводя справки, среди прочего, о состоянии моего здоровья (которое, как и состояние моего кредита, следует признать отличным), а также о том, не имел ли я неприятностей с налоговой администрацией (в отличие от сайентологов, я таковых не имею). А двух джентльменов, вежливо раскланявшихся как-то на рассвете с моим соседом у дверей нашего многоквартирного дома в Нью-Йорк Сити, очень интересовало, проживаю ли я здесь. В конце концов я позвонил Кули и потребовал, чтобы сайентологи прекратили дурить. Он пообещал разобраться.


Но и после этого один адвокат вызвал меня в суд, а другой выдвинул необоснованное предположение, что я был пайщиком некоей компании, хотя и написал репортаж о ее сайентологических связях (вдобавок он угрожал подключить к делу Федеральную комиссию по ценным бумагам и биржам). Мой близкий друг из Лос-Анджелеса был встревожен телефонным звонком штатного сайентолога, собирающего сведения обо мне; это означало, что секта незаконно раздобыла номера моих телефонных абонентов. Кроме того, мне довелось встречаться с двумя детективами, один из которых представился другом, а другой - родственником «жертвы секты», провоцировавшими меня на антисайентологические высказывания. Фрагменты наших бесед, записанных на пленку и расшифрованных, фигурировали потом в аффидевитах, которые «церковь» предъявила адвокатам «Тайма» как «доказательство» моего заведомо необъективного отношения к сайентологии. Среди замечаний, которые я высказал одному из детективов, назвавшемуся Гарри Бакстером и «другом семьи жертвы», было и такое: ««Церковь» приучает людей лгать». Бакстеру, как и его коллегам, едва ли удастся оспорить это утверждение. Его настоящее имя - Барри Силверз; в прошлом он был следователем Федерального департамента по борьбе с организованной преступностью.


В 60-70-е гг. у Л. Рона Хаббарда вошло в обычай периодически сажать боготворящую его свиту на судно, перестроенное из парома, и отплывать с ней на проповедь своего учения. Многие страны - Великобритания, Греция, Испания, Португалия и Венесуэла - одна за другой закрыли для него свои порты, что вызывалось, как правило, протестами общественности. В одном случае (в Австралии) суд лишил «Церковь сайентологии» статуса религиозной группы, в другом (во Франции) - заочно признал Хаббарда виновным в мошенничестве и также заочно вынес приговор.


В наши дни приближенные Хаббарда продолжают сеять смятение в мире, вынуждая правительства тратить уйму сил и средств на попытки остановить их продвижение. В Милане близится к концу суд над 76 сайентологами, в числе которых - бывший глава итальянского отделения «церкви». Две недели назад обвинитель Пьетро Форни потребовал тюремного заключения для всех подсудимых, которым инкриминируются вымогательство, обман «умственно недееспособных» и сокрытие от налогов не менее 50 млн. долларов. «Все жертвы преступления пришли в сайентологию, надеясь на исцеление или лучшую жизнь, - заявил Форни. - Но сайентологи оказались психиатрами-любителями, практикующими психологический терроризм». Для некоторых жертв, добавляет он, «вмешательство сайентологов было катастрофическим».

 

«Миланское дело» возбудили родители, пожаловавшиеся властям на финансовое удушение их детей, присоединившихся к «Церкви сайентологии» или пользующихся услугами «Нарконона» - ее центра по реабилитации наркоманов. В 1986 г. Национальное казначейство и военизированная полиция провели рейд по 20 городам Италии, закрыв 27 сайентологических центров и конфисковав 160 тысяч документов. Для защиты на суде секта наняла самых знаменитых адвокатов Италии. Канадские сайентологи подключили к процессу, возбужденному против девяти членов «церкви», который начнется в июне сего года в Торонто, целую команду защитников, куда вошел и Клейтон Руби, один из ведущих цивилистов страны. Будущие подсудимые обвиняются в похищении документов, касающихся сайентологии, из Генеральной прокуратуры, Канадской ассоциации психического здоровья, двух полицейских структур и других учреждений. Начало этому делу положил внезапный обыск штаб-квартиры «церкви» в Торонто. В операции участвовало свыше ста полицейских, прибывших на трех заказных автобусах. За два дня было конфисковано множество документов общим объемом более 2 млн. страниц. В настоящее время Руби, чьи юридические маневры помогли затянуть следствие на годы, пробует добиться его прекращения из-за «необоснованных проволочек»[21].


Министерство юстиции Испании дважды лишало сайентологию статуса религиозной организации, но это не остановило ее экспансию. В 1989 г. министр здравоохранения Испании сделал доклад, в котором назвал секту «тоталитарной» и «чистой воды шарлатанством». Годом раньше власти обследовали 26 филиалов «церкви», после чего предъявили 11 сайентологам обвинение в фальсификации отчетов, принуждении клиентов и подготовке утечки капиталов. «Настоящий бог этой организации - деньги», - сказал мадридский полицейский судья Хосе-Мария-Васкес Онрубья перед тем, как передать это слишком сложное для его юрисдикции дело в более высокую судебную инстанцию. Работающий на сайентологию частный следователь Юджин Инграм заявил, что будет способствовать отстранению Онрубьи от этого дела за передачу прессе внутренних документов.


Чтобы привести в действие власти Франции, понадобилась гибель одной из жертв. В прошлом году 16 сайентологам были инкриминированы мошенничество и «соучастие в незаконной медицинской практике», повлекшей за собой самоубийство промышленного дизайнера в Лионе. В доме самоубийцы следователи обнаружили медицинские средства, которыми, по всей вероятности, снабжали его члены секты без предписания врача. Среди обвиняемых - президент французского отделения «церкви» и глава сайентологического «Центра знаменитостей», обосновавшегося в Париже и обхаживающего популярных деятелей[22].


За пределами США секта наиболее активно проявляет себя в Германии, где генеральный прокурор земли Бавария заклеймил ее как «типично тоталитарную и ориентированную на экономическую эксплуатацию связавшихся с ней клиентов». В 1984 г. отряд из ста полицейских совершил обыск в Мюнхенском филиале «церкви». Как сообщают, параллельно с этой операцией городские власти, сотрудничавшие с американскими инспекторами, пытались доказать им, что сайентологическая секта - не что иное, как процветающий бизнес. С некоторых пор власти Гамбурга лишили «церковь» всех налоговых льгот, а члены земельного парламента в настоящее время добиваются уголовного расследования[23]. По данным журналистского расследования, опубликованным в майском номере журнала «Шпигель», «маскировочные» консультационные фирмы по менеджменту (как правило, скрывающие свои связи с сайентологией) активно внедряются в малые и средние германские компании и используют при обучении их работников методики Хаббарда. По приблизительным подсчетам одной немецкой противосектантской организации, на территории Германии действует не менее 60 «маскировочных» и отколовшихся сайентологических групп.


Сайентологи пристально следят также за германскими политиками. В марте этого года «свободные демократы», партнеры канцлера Гельмута Коля по правящей коалиции, заявили, что «церковь» пытается проникнуть в их гамбургскую организацию. О возможности таких попыток тогда же предупредила своих членов из восточной (бывшей коммунистической) части Германии главная оппозиционная партия страны - социал-демократы. Секта использует в своих целях и невольные просчеты федеральных властей. Некая «маскировочная» организация разослала однажды членам бундестага хаббардовскую брошюру о нравственных ценностях. Вскоре после этого ведомство министра иностранных дел Ганса-Дитриха Геншера допустило неосторожное высказывание, которое при желании можно истолковать как похвалу сайентологии: «В самом деле, мир был бы куда прекраснее, если бы сформулированные в брошюре принципы жизни, основанной на разуме и ответственности, пользовались более широким вниманием».

 

И в заключение небольшой «винегрет» из того же материала.

 

«Прохождение по мосту» от личностного теста до состояния ДТ («действующего тетана») обходится в среднем от 200 до 400 тысяч долларов. Помешанный на безопасности руководитель «церкви» Дэвид Мискевидж, по сообщениям, любит расстреливать фотографии предполагаемых врагов из пистолета 45-го калибра. Говорит Л. Рон Хаббард: «Закон очень легко использовать для запугивания, и нужной дозы запугивания кого-либо, кто и так шагает по тонкому льду... обычно достаточно, чтобы минимизировать его профессиональную деятельность и, конечно, если возможно, разорить его дотла»; «Все люди - ваши рабы»; «Никогда не допускайте безнаказанного нападения на нас. Пусть им как можно дороже обойдется любой шаг против нас».

 

Вот такая «наука о здоровье»...

 

Еще пара замечаний. Мы уже говорили про Всемирный банк как один из оплотов современного мондиализма. Однако реальную силу он приобрел вовсе не сразу как только был основан (то есть в 1944 году). Годами его взлета реально стали 1970-е - и небезынтересно узнать, кто же так здорово управлял этой организацией в те времена. Результат будет весьма неожиданным для непосвященных - главой банка тогда был Роберт Макнамара и вскоре он стал одним из немногих людей, которые входили во все три крупнейшие мондиалистские сборища (СМО, БК и ТК). Читателям постарше названное имя хорошо знакомо: это тот самый Макнамара, что был министром обороны США в середине 1960-х и прославился широким применением во Вьетнаме напалмовых бомб, химического оружия и тактики «выжженной земли», а внутри США - истерической пропагандистской кампанией «убей вьетконговца».

 

Роберт Макнамара

 

А еще мы помним Жака Аттали и его «Линии горизонта», предвещающие наступление «эры денег» и общества кочевников. Так вот, в книгах Аттали содержится дикая смесь оккультных упражнений, сочетающих в себе и каббалистику, и оккультно перетолкованные древние ведические мифы. А теперь вопрос: что, кроме значительного вклада в дело мондиализма, объединяет таких разных людей, как Жак Аттали, Роберт Макнамара и Маргарет Зангер? Ответ таков - членство в одной организации. Которая носит весьма показательное наименование - «Трест Люцифера».

 

Было бы неплохо, если б кто-то взялся вразумительно ответить еще на один вопрос. А именно: почему в качестве базового (далеко не только в России) был взят стандарт штрих-кодирования товаров и документов EAN-13/UPC - единственный среди двух десятков существовавших на тот момент, где содержится изображение числа 666. Причем оно туда втиснуто явно насильственно - ибо для этого пришлось пойти на искусственные шаги, которые заметно усложняют процедуру декодирования. Какой еще «трест Люцифера» стоит за этим проектом? Нет ответа...

 

Подведем итог всех тех многочисленных страниц, что посвящены мондиализму. Мне кажется, что из них со всей очевидностью вытекает смертельная угроза, которую этот всемирный процесс представляет для всякого нормального общества. Отмечу еще раз: процесс не естественный, а навязанный нам группой жадных и глубоко аморальных типов: «их конец - погибель, их бог - чрево, и слава их - в сраме»[24]. К сожалению, их план по всеобщей дезорганизации, разобщению любых человеческих сообществ и максимальному растлению общественной нравственности пока благополучно реализуется. Однако война еще не проиграна, хотя проиграно уже много важных сражений. В последней части этой работы мне хочется рассмотреть, как вышеописанные процессы отразились на современной истории России, и что еще можно сделать, если мы хотим остановиться у края пропасти.

 



[1] 2 Фес.2,7

[2] Хуан Льоренте «Критическая история испанской инквизиции», М., Ладомир, 1999, с. 700

[3] Г.-П.Мартин, Х.Шуманн «Западня глобализации», М., Альпина, 2001, с.313

[4] Дигесты Юстиниана, Книга 1, Титул 1, M., 1984, с.23-24.

[5] 2 Кор.6,14-16

[6] Мф.12,30; Лк.11,23

[7] Мф.4,8-9

[8] Мф.4,10

[9] Цит. по: В.Солоухин «При свете дня», М., 1992, с.48

[10] Ibid.

[11] Цитаты о коммунистах из сборника «Истоки зла (тайна коммунизма)», «Омега», 2002

[12] Ис.14,13

[13] Одно из имен Христа в Библии: «Итак Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил» (Ис.7,14)

[14] К.Маркс и Ф.Энгельс, Сочинения, М.-Л., 1927-1931г.; К.Маркс и Ф.Энгельс, Из ранних произведений, М. , 1956; Архив К.Маркса и Ф.Энгельса (под ред. Д.Рязанова), Кн.3, М.-Л., 1927; E.Marx «Der Mohr und der General», Berlin, 1964; M.Bakunine, Oeuvres, vol.1, Paris, 1895; Moses Hess «AusgewahlteWerke», Koln, 1962; D.McLellan «Marx befor Mandsm», 1970; F-J.Raddatz «Karl Marx», Hamburg, 1975; S.M.Riis «Karl Marx. Master of Fraud», N.Y., 1962; «Rhein-Neckar Zeitung», 2.02.1968; Robert Payne, «Marx», London, 1968.

[15] Дан.14,3

[16] Ам.5,26

[17] Это название книги, которая далее цитируется: Джордж Грант «Ангел смерти», М., «Просветитель», 1997ригинал - George Grant «Killer Angel»)

[18] Источник: Fritz Springmeier «The satanic bloodlines. Van Duyn bloodline», 1995

[19] Ричард Бехар «Процветающий культ алчности и власти», «Сайентология и я», «Экспансия за пределы Америки», Time, 6.05.1991, с.46-52, перевод с английского А.Дворкина. Сайентологи подали в суд на журнал Тайм по обвинению в клевете но были посрамлены в 1996 г., о чем сообщил Time 27.01.1997 (с.40)

[20] (лат.) «Деньги не пахнут»

[21] Эти усилия не увенчались успехом, и в июле 1992 г. «Церковь сайентологии» была признана виновной в уголовных преступлениях

[22] В 1996 году суд завершился обвинительным приговором

[23] В 1996 г. сайентология в ФРГ была признана общественно опасной коммерческой организацией со всеми вытекающими отсюда последствиями

[24] Фил.3,19

 

 

 

Назад    Оглавление  Далее

 














  


 
 [ главная Сборник статей по экономике Игоря Аверина © 2006-2009  [ вверх
© Все права НЕ защищены. При частичной или полной перепечатке материалов,
ссылка на "www.economics.kiev.ua" желательна.
Яндекс цитирования