Мировая экономика Статьи по мировой экономике
  Новости
  Классические статьи по экономике
  Деньги
  Золото
  Нефть (ресурсы)
  Демократия
  США
  Ближний Восток
  Китай
  СССР и Россия
  Евросоюз
  Югославия
  Третий Мир
  Сельское хозяйство
  Производство
  Социальные вопросы экономики
  Образование
  Современная экономика
  Проблемы современной экономики
  Экономическая карта мира.
  Геополитика
  Государство
  Экономика будущего
  Наука
  Энергетика
  Международные фонды
  Всемирная торговая организация
  Катастрофы
  Терроризм
  Религия, Идеология, Мораль
  История
  Словарь терминов

Опрос
На Ваш взгляд Украина должна интегрироваться с
Евросоюзом
Россией
Или играть в "независимость" на транзитных потоках


Результаты

Спонсор проекта:
www.svetodiody.com.ua

  

СССР и Россия >> Политика Нацбанка Украины >> Репетиция ревальвации

Репетиция ревальвации

РЕПЕТИЦИЯ РЕВАЛЬВАЦИИ

Самый высокий уровень инфляции за последние 8 лет и решение Национального банка Украины провести ревальвацию гривны привели к весьма активной дискуссии в экспертной среде. Причем некоторые из комментариев были столь формально правильными, что тяжело удержаться от желания подискутировать по этому поводу. При этом сразу прошу простить за изложение порой очевидных, по крайней для меня, суждений, хотя некоторые из них могут показаться не столь уж очевидными и правильными просвещенным читателям журнала "Мысль".

Начну, пожалуй, с вопроса о курсовой политике. Чуть ли не прописной истинной считается, что курс национальной валюты по отношению к другим валютам должен быть всегда немного передевальвирован. Главным достоинством такого заниженного валютного курса является получение дополнительного конкурентного преимущества национальных товаропроизводителей на внутреннем рынке – импортные товары становятся менее конкурентоспособны на внутреннем рынке, а экспортеры напротив – выигрывают, получая более низкую себестоимость труда, а выручку в более дорогой валюте.

Правда, заниженный валютный курс является лишь одним, и, позволю себе утверждать, далеко не самым важным фактором в конкурентной борьбе на внутреннем и внешних рынках. Куда более значимыми являются фискальная, регуляторная, бюджетная, денежно-кредитная политика правительства и центрального банка.

Доказательством может служить ситуация с валютной парой евро-доллар. Так, несмотря на очевидно завышенный курс евро к доллару, локомотив европейской экономики – Германия показывает последние несколько лет очень неплохой рост объёмов экспорта продукции на рынки за пределами стран Евросоюза. Да и в целом экономика Германии вполне адаптировалась к такому соотношению курса евро-доллар, несмотря на все кряхтение и ворчание немецкого бизнеса.

КРИТЕРИИ "ЗАНИЖЕННОСТИ" КУРСА

Важно также упомянуть о том, что в дискуссии о необходимости поддерживать постоянно заниженный курс национальной валюты, важно не упустить сам смысл понятия "заниженный курс национальной валюты". ОК, "заниженный", но какие критерии используются при определении того, какой курс является заниженным по отношению к другим валютам и насколько он должен быть занижен. Ведь для этого же не используются номинальные значения соотношения курса одной валюты к другой, ибо тогда, например, курс гривны по отношению к иене можно было бы считать "о-го-го" насколько завышенным. Все мы осознаем, что для определения соотношения курсов одних валют по отношению к другим используется, так называемый, паритет покупательной способности (ППС). (Расчеты ППС каждый год проводит Международный валютный фонд. МВФ оценивает ВВП каждой страны в двух измерениях – в текущих ценах на основе официального валютного курса и на основе ППС, базой которой являются не национальные, а среднестатистические (мировые) цены стандартного набора (по потребительской корзине) товаров и услуг. В итоге – через ППС формируется общая основа, которая используется для сравнения экономических потенциалов разных стран).

Я далек от мысли, что упоминаемый в прессе курс 2,8 – 3,3 гривны к доллару США или даже 2,22 (по расчетам МВФ, исходя из данных 2007 года), пересчитанный по ППС, является реальным. Очевидным является то, что международные, да и наши эксперты не учитывают нерыночный характер весьма существенной доли украинского народного хозяйства, в которых имеет место перекрестное субсидирование и недофинансирование, а попросту говоря, проедание основного капитала, созданного в предыдущие периоды.

Это, прежде всего, относится к коммунальному хозяйству, поставкам газа и электричества, железнодорожному и общественному транспорту, к отдельным видам продовольственных товаров. Такое субсидирование и недофинансирование в свою очередь, приводит к завышению реальной покупательной способности гривны.

ПОСЛЕДСТВИЯ РЕВАЛЬВАЦИИ ПРЕУВЕЛИЧЕНЫ

Но при всем при этом, очевидным является тот факт, что укрепление на 4-5% курса гривны к доллару и, косвенно, к евро не является критичным для украинских экспортеров и производителей, работающих на внутренний рынок.

Для наших экспортеров, в основном производящие продукцию с низким уровнем переработки, более важна мировая коньюктура на производимую ими продукцию, а для предприятий, производящих продукцию для внутреннего рынка, куда значимей проблемы доступа к кредитным ресурсам, потока "серого" и "черного" импорта, регуляторной политики и т.д.

Нельзя не упомянуть и то, что слишком заниженный курс, положительно повлиявший на выход украинской экономики из кризиса 90-х годов, с определенного этапа стал оказывать все более негативное влияние на развитие страны. Причин этого несколько, и на них уже неоднократно указывали как украинские, так и международные эксперты. Во-первых, заниженный курс позволяет экспортерам получать более высокую норму прибыли, нежели тем, кто производит продукцию для внутреннего рынка. Что, в свою очередь, ведет к несправедливому распределению производимого национального дохода, как в отраслевом, так и региональном аспекте. Не удивительно, что экспортеры готовы активно лоббировать сохранение такой ситуации как можно дольше.

Во-вторых, у экспортеров, получающих сверхприбыль от заниженного курса национальной валюты, меньше стимулов к повышению производительности производства и перевооружение производственных фондов. Вместо этого, экспортеры тратят свою прибыль на скупку еще нераспроданных госпредприятий или зарубежных активов.

В-третьих, заниженный курс понижает стоимость рабочей силы, что весьма существенно отражается на внутреннем рынке труда, на котором все больше ощущается дефицит рабочей силы.

В-четвертых, заниженный курс национальной валюты не позволяет предприятиям, работающим на внутренний рынок, в связи с более низкой нормой прибыли, производить обновление активной части основных фондов так быстро, как того требует нарастающая конкуренция в связи с вступлением Украины в ВТО. Как известно, сильная экономика – это экономика, ориентированная, прежде всего, на внутренний рынок. Мы же имеем растущую долю зависимости от экспорта нашего ВВП все 2000-е годы.

В ПОИСКАХ "КУРСОВОЙ ПОЛИТИКИ"

Вытекает ли из всего сказанного, что курсовая политика Национального банка в 2007-2008 годах является правильной. Отнюдь. И основания так считать состоят не только в самом факте непрогнозируемости действий НБУ, но и в целом в той курсовой и денежно-кредитной политике, которую проводили и проводят Нацбанк и правительство.

Анализируя курсовую политику НБУ, многие эксперты пытаются проводить параллели между событиями марта 2005 и апреля 2008 годов. Хотя, как мне представляется, причинно-следственная связь, проведенной ревальвации в 2005 и 2008 году, различны.

Да, объективным фактором укрепление гривны является заниженный курс национальной валюты. Но если в 2005 году НБУ столкнулся с очевидной атакой международных и национальных финансовых спекулянтов, игравших на укрепление гривны, и резкая, неожиданная ревальвация погасила их спекулятивные атаки, то в 2008 году мы видим уже действия самого Нацбанка и правительства, которые не могли не привести к резкому укреплению гривны. Так, с целью борьбы с инфляцией, Нацбанк вместе с правительством осуществили ряд шагов по существенному сокращению денежной ликвидности на финансовом рынке. Что, в свою очередь, вынудило банки и субъекты хозяйственной деятельности увеличить продажу долларов США на межбанковском валютном рынке, оказывая повышающее влияние на укрепление курса гривны. Борясь с излишней ликвидностью, НБУ, скупая евро и фунты, прекратил выкуп излишнего предложения долларов США на валютном рынке. И все это происходило на фоне непрекращающихся заявлений из зданий на Институтской и Грушевского о том, что курс гривны к доллара США занижен, и что его необходимо повышать для борьбы с инфляцией. Такие "грамотные" действия НБУ и правительства неминуемо вели к обвалу курса доллара.

КОНТЕКСТ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ

Не могу также не коснуться денежно-кредитной политики Нацбанка и правительства в 2007-2008 годах. Из экономической теории известно, что основными ЕЕ целями политики является, во-первых, обеспечение ценовой стабильности национальной валюты и, во-вторых, поддержание денежного предложения в объеме достаточном для осуществления текущей хозяйственной деятельности экономическими субъектами. Понимание наличия второй цели важно для осознания взаимосвязи действий центрального банка и экономической политики, которую проводит правительство.

Именно правительство должно задавать тон в вопросе, какие процессы в деятельности субъектов экономики оно поддерживает, а какие наоборот пытается ограничить. Но, увы, наше правительство (вне зависимости от того, кто его возглавляет сейчас или ранее возглавлял), похоже, вообще не задается подобными вопросами.

Неясно, обсуждают ли Кабмин с Нацбанком вопросы того, насколько можно считать нормальным тот огромный рост потребительских и ипотечных кредитов (в части для покупки земельных участков) в последние три года? Как оно относится к автомобильному буму, подогреваемому кредитными предложениями? Каково его мнение по поводу фактического паралича ипотечного рынка в части приобретения жилья, вызванного ограничениями Нацбанка, обеспокоившегося несоответствием сроков этих кредитов и их ресурсного покрытия? Как оно относится к резкому ограничению доступности долгосрочных кредитов для бизнеса, необходимых ему для обновления основных фондов, и так далее.

КРЕДИТНЫЙ БУМ, ПОДОРВАВШИЙ ПЛАТЕЖНЫЙ БАЛАНС

Анализируя данные Нацбанка нельзя не задаться вопросом, ведает ли правительство и Нацбанк, что они творят. Так по данным НБУ объём кредитных вложений по итогам 2005 г. увеличился на 61,9% до 143,4 млрд. грн., до конца 2006 г. – на 71% до 245,3 млрд. грн., в 2007 г. – на 74.1% до 426.9 млрд. грн., в 2008 г. (январь-май) – на 17.0% до 499.6 млрд. грн. (в т.ч. кредитов физическим лицам в 2005 г. – на 126,4% до 33,5 млрд. грн., в 2006 – на 134,2% до 78,5 млрд. грн., в 2007 г. – на 97.8% до 160 млрд. грн., в 2008 г. (январь – май) – на 20.6% до 187.5 млрд. грн.). Существенное ограничение объёмов кредитования физлиц произошло лишь в мае 2008 года, когда прирост составил всего 0,7%.

В кредитной задолженности физических лиц на конец 2007 года 110 млрд. грн. – это потребительские кредиты (в том числе на приобретение легковых автомобилей). Кроме этого часть ипотечных кредитов также в конечном итоге ушла на потребительские цели (деньги за проданные земельные наделы крестьяне использовали не только и не столько на накопление, сколько на текущее потребление). Попытки Нацбанка в 2008 году ограничить рост кредитования привели к тому, что банки стали наращивать прежде всего объем потребительских кредитов, которые приносят им более существенные прибыли (по крайней мере до тех пор пока не случится резкого роста объемов просроченной задолженности по этим необеспеченным кредитам со стороны физических лиц).

Что же экономика страны в результате всего этого получила: скачкообразный рост потребительского импорта, резкое ухудшение торгового баланса страны, резкий рост валового внешнего долга, рост инфляции, паралич жилищного строительства, в котором практически вся добавленная стоимость создается в Украине. Любопытно, именно этого добивались правительство и Нацбанк.

Нацбанк и правительство не отрицают факт взаимосвязи роста отрицательного сальдо торгового баланса с потребительским кредитованием, но и предпринимать жестких усилий по преодолению этого потребления непроизведенного особенно не желают. Так по данным Госкомстата в 2006 году отрицательное сальдо торговли товарами составило около 6,7 млрд. долл. США, в 2007 году – 11,4 млрд. долл. США (по данным Нацбанка отрицательное сальдо 10,6 млрд. долл. США.). Уже за первых четыре месяца 2008 г. отрицательное сальдо составило 7,4 млрд. долл. США. При этом в 2006 г. по данным Госкомстата общий объем импорта наземных транспортных средств составил 4,9 млрд. долл. США (у Нацбанка эта цифра почему то более чем два раза ниже – 2,2 млрд.долл. США), а электрических машин и оборудования – 2,7 млрд. долл. США (в эту цифру по кодировке Госкомстата входит "механическое оборудование; машины и механизмы, электрооборудование и их части; устройства для записи и воспроизведения изображения и звука). В 2007 году соответственно 7,8 млрд. долл. США и – 3,1 млрд. долл. США. В 2008 году (за январь – апрель) – 3,7 млрд. долл. США и 1,1 млрд. долл. США. Если сравнить размер кредитования физлиц, отрицательного сальдо торгового баланса и эти две позиции импорта, то не сложно и самому сделать соответствующие выводы.

Все было бы не так страшно, если бы не ухудшающаяся ситуация на международных финансовых рынках и перманентный политический кризис в Украине, которые ухудшают возможности привлечений долгосрочных инвестиций и кредитов. Так, если в 2007 году при отрицательном балансе торговли товарами и услугами прирост чистых поступлений финансовых ресурсов по финансовому счету оценочно составил 15,4 млрд. долл. США, что не только компенсировало дефицит текущего счета, но и позволило увеличить резервные активы до 32, 5 млрд. грн., то по итогам первого квартала 2008 года мы сталкиваемся с ситуацией, когда прирост чистых финансовых поступлений (оценочно составил 3,4 млрд. долл. США) оказался не достаточным для покрытия дефицита текущего счета внешнеторгового баланса, что привело к уменьшению резервных активов Нацбанка на 319 млн. дол. США.

Какой из этого напрашивается вывод. Украина уже к концу осени 2008 года может оказаться перед серьезной угрозой резкого ухудшения платежного баланса, и как следствие, резкого спроса на иностранную валюту. Это в свою очередь может повлечь дальнейшее раскачивания и резкое снижение курса гривны по отношению к доллару США и Евро.

Управление экономикой государства во многом схоже с управлением отдельным предприятием. Менеджер предприятия, который сталкивается с проблемой резкого сокращения текущей ликвидности может пойти либо по пути поиска дополнительного денежного капитала и резкого сокращения всех некритичных затрат, либо распродажи активов предприятия. Причем, чем жестче ощущается нехватка денежных средств, тем быстрее придется распродавать активы и по стоимости существенно ниже рыночной. Перед такой же дилеммой оказывается и государственный менеджер. Он должен то ли содействовать привлечению дополнительных денежных капиталов в страну и сокращению всех некритичных трат, то ли распродавать по дешевке национальные активы. В нашем случае – снижать курс национальной валюты, который и так занижен. В этом случае все те негативы заниженного курса гривны, о которых я писал выше, только усугубятся, так как будут отражать непредсказуемость деятельности правительства и Нацбанка и фактором дополнительной нестабильности ведения бизнеса в Украине.

Кстати, недавно от одного из руководителей Нацбанк я услышал, поразившее меня, замечание о том, что давайте мол "политику" мы оставим правительству, а денежно-кредитные отношения пусть регулирует Нацбанк. После таких слов вряд ли должны возникать вопросы, связанные с тем уровнем инфляции и с той непредсказуемостью действий как правительства, так НБУ. Очевидным является то, что без тесного взаимодействия этих главных регуляторов рассчитывать на преодоление инфляции и проведение вразумительной и прогнозируемой экономической политики не приходится. Если, с одной стороны, Нацбанк, с целью борьбы с инфляцией, будет пытаться ограничить денежное предложение, фактически все больше затрудняя и удорожая доступ хозяйствующих субъектов к кредитам, а с другой стороны, правительство будет увеличивать объем социальных трансфертов (по итогам первого квартала доля социальной помощи и других трансфертов в структуре доходов населения выросла до 42.3%, почти приблизившись в процентном отношении к доле зарплаты – 44.2%), при этом снижая затраты на инвестиционные цели, то в ближайший год нам следует ждать резкого снижения уровня деловой активности и чрезвычайно высокого уровня инфляция.

 

http://blogs.pravda.com.ua/authors/kushniruk/486fa6d25b5b6/

 














  


 
 [ главная Сборник статей по экономике Игоря Аверина © 2006-2009  [ вверх
© Все права НЕ защищены. При частичной или полной перепечатке материалов,
ссылка на "www.economics.kiev.ua" желательна.
Яндекс цитирования